Культура и История

Другой Пилсудский

«Браніслаў Пілсудскі (1866-1918). З Сахаліна да Закапанэ. Этнаграфічнае падарожжа» — такая выставка работает в Художественной галерее Михаила Савицкого

Фамилия Пилсудский ассоциируется прежде всего с Юзефом Пилсудским, государственным деятелем Польши, одним из отцов современной польской нации. Бронислав — его старший брат. Братья, как и полагается, любили и поддерживали друг друга. И все же Бронислава хочется назвать «другой Пилсудский» — во всех отношениях.

Фотография, открывающая выставку, детская. Два малыша рядом. Но уже угадывается характер. Юзик напряжен, смотрит букой, у Бронюся же лицо светлое, открытое. Мемуаристы вспоминают: мягкий, доброжелательный Пилсудский-старший по натуре был полной противоположностью младшему.

В 1887-м обоих, в ту пору студентов, арестовали по делу Александра Ульянова — того самого брата Ленина, казненного за подготовку покушения на царя Александра III. Брониславу грозила виселица, хотя особым революционером он не был: влип из-за приятельства с одним из заговорщиков. В последний момент петлю заменили 15 годами каторги на Сахалине. Первое время был на общих работах, но грамотных людей не хватало, поэтому его перевели в канцелярию.

А дальше повезло… Каторжанским поселением Рыковское, куда Пилсудского определили, управлял человек умный. Интеллигента, отличающегося от уголовно-каторжанской братии, он поставил на тихую должность наблюдателя метеостанции, где у Пилсудского оказалось много свободного времени. Рядом с Рыковским располагалось селение одной из коренных сахалинских народностей — нивхов (гиляков). Они жили своей жизнью, никого не интересовали, и Бронислав занялся их изучением. Работы вел по всем правилам этнографии. Позже героями его научного интереса стали другие местные народы: айны, ороки.

Пилсудский открыл миру неведомые, считавшиеся полудикими племена: их язык, быт, фольклор, материальную культуру. Приходя с уважением и добром, завоевал ответную благодарность. Прозвище, которое ему дали нивхи, можно перевести как «прекрасный Брониславчик».

Читайте также:  Белла Масумян: «Кто не сражается, уже проигрывает»

Еще каторжанином он стал известен как крупный ученый. И после освобождения во Владивостоке, уже будучи признанным знатоком вопроса, обладателем медали Русского географического общества, занимался изучением дальневосточных народов. Даже женился на девушке-айнке. Фото его живущих в Японии потомков тоже среди экспонатов выставки. Как и материалы из собранных коллекций, например уникальный айнский меч.

После окончания русско-японской войны Бронислав уехал в Японию, оттуда — в США, но вернулся в Польшу. На выставке представлена карта его жизненных странствий. Это, по сути, кругосветное путешествие. Дома он много занимался этнографией гуралов (одной из польских народностей). Собранные тогда материалы тоже являются частью выставки. Однако грянула Первая мировая. Пилсудский-старший оказался вовлеченным в политику и столкнулся с грязью и интригами, к которым не был готов. В состоянии тяжелого морального кризиса в мае 1918-го он покончил с собой в Париже.

Польша чтит обоих Пилсудских. Но Брониславу отдают должное и за ее пределами: на Сахалине, например, ему установлен памятник. Мы же заметим, что мать брать­ев была из белорусского рода Биллевичей, и семья некоторое время жила в Вильно.

Вот с таким ярким, незаурядным человеком, почти земляком, знакомит нас экспозиция в центре Минска.

В экспозиции представлены раритеты из Татровского музея имени Титуса Халубинского в Закопане и других научных и культурных польских учреждений.