Солдаты победы

Найти брата

Давно закончилась Великая Отечественная война, но люди, не теряя надежды, до сих пор разыскивают могилы погибших близких. Много лет искал место захоронения родного человека и ветеран Арсений Люцко

В семье Люцко воспитывались десять детей, из них 5 сыновей: Алексей, Серафим, Константин, Михаил и младший, Арсений. Жили в селе Чижевичи Старо­бинского района (позже Старобин вошел в состав Солигорского района. — Прим. авт.). Отец учительствовал, мать занималась детьми и хозяйством. Однажды глава семьи ремонтировал крышу дома, сорвался вниз, получил сильную травму и через несколько дней скончался. Чувствуя приближение смерти, позвал к себе детей и строго завещал идти только прямой дорогой, жить честно. После потери кормильца детям пришлось работать в колхозе.

— Я приходил из школы, обедал и шел присматривать за колхозными лошадьми, — вспоминает Арсений Люцко. — Обращаться с ними меня научил старший брат, Алексей. За работу начисляли трудодни. С Михаилом, который был старше меня на пять лет, окучивали колхозную картошку. Сажали табак, сушили его для лечебных нужд и для использования в качестве махорки. Но сам я никогда в жизни не курил. Летом пас колхозное стадо.

Фронтовые дороги

Когда началась Великая Отечественная война, четверо братьев ушли на фронт. Алексей остался на подпольной работе. Их судьбы сложились по-разному. Серафим участвовал еще в финской войне, где был ранен, долго пролежал на снегу и отморозил кисти рук. Несмотря на это, ушел защищать Родину и в Великую Отечественную. Снова получил ранение, попал в госпиталь в Ленинграде. Вернулся домой, но через несколько лет скончался: дали о себе знать раны.

Константин в мирное время занимал должность директора начальной школы в деревне Болотчицы. Воевал на Украине, был командиром танка. После тяжелого ранения его направили в Ташкент в суворовское училище, где он занимался преподавательской работой. Но прожил тоже недолго: подорвал на войне здоровье.

— Брат Михаил в 1940-м уехал из села и поступил в авиационное училище под Моск­вой, — рассказывает Арсений Люцко. — Когда фашисты подходили к Белокаменной, брата направили на Калининский фронт комиссаром батальона гаубичной артиллерии. При освобождении города Великие Луки он погиб. И даже не узнал о том, что у него родился сын.

Сам Арсений Васильевич участвовал в кровопролитных боях за Донбасс, Запорожье, Крым. Был несколько раз ранен. Будучи командиром отделения штурмовой инженерно-саперной бригады, под беспрерывным огнем противника помогал строить уникальный трехкилометровый мост через залив Сиваш. Сражался за Молдавию,

Румынию, Болгарию, Венгрию, Австрию.

— 6 апреля 1945 года мы ворвались на окраину Вены, — продолжает ветеран. — Наше командование дало приказ не бомбить город и не стрелять из крупнокалиберных орудий, чтобы сохранить культурное наследие австрийской столицы. Однако улицы, дома, музеи, кинотеатры, памятники были заминированы гитлеровцами. Предстояло разминировать всю дорогу по пути следования наших частей и вооружения. Это было нелегко. Пока пробирались к центру города, погибли несколько моих товарищей.

Наконец саперы оказались возле здания всемирно известной Венской государственной оперы. До самого верха оно было напичкано минами и взрывчаткой. Для их поиска применяли специальную технику, потому что враг оставил сюрпризы в самых неожиданных местах.

— Начинали с подвалов, а они там огромные, — делится Арсений Васильевич. — Театральные декорации разбирали очень осторожно. Напряжение не передать. Взмокла на спине гимнастерка, по лицу катился пот. Ведь сапер ошибается только один раз. Затем работали в соборе Святого Стефана. В результате уникальные сооружения сохранили.

Война для него закончилась 9 мая 1945 года в горном селении в Альпах.

Герои и предатели

Награжденный за боевые подвиги орденами и медалями фронтовик вернулся домой. Однако там его ждали плохие новости. Он узнал, что кроме брата Михаила погиб и Алексей, который остался на оккупированной территории в подпольной организации. Возглавлял ее легендарный Василий Иванович Козлов.

— До войны он работал директором Старобинской машинно-тракторной станции, — говорит Арсений Люцко. — Жил недалеко от нашего дома. Хорошо знал всю нашу семью и очень доверял Алексею, работавшему тогда председателем сельского совета. Когда началась война, брат включился в подпольную деятельность.

Однако в 1942 году кто-то выдал его гитлеровцам. Однажды дома его ждала засада. Подпольщика арестовали и уже подводили к телеге, когда из хаты выбежала жена Алексея с ребенком на руках и стала умолять местного полицая, чтобы он попросил оккупантов отпустить мужа. Разъяренные фашисты прямо у нее на руках убили младенца и несколько раз ударили женщину по голове. До утра она пролежала без сознания на снегу. Односельчанку нашли соседи, выходили, но через некоторое время она умерла. Алексея увезли в Слуцк, пытали, но он никого не выдал. Мужественного подпольщика повесили на городской площади и под страхом смертной казни запретили хоронить. Тело провисело две недели.

— Мне удалось вычислить, кто донес на брата, — продолжает ветеран. — Это бывший односельчанин. Из местных только он знал о том, что Алексей состоял в подпольной организации. Когда началась война, односельчанина мобилизовали, но он дезертировал, бежал в Слуцк, сдался немцам и стал полицаем. А чтобы выслужиться, выдал Алексея. И на казни брата предатель присутствовал, его видели люди.

Уже в мирное время Арсений Люцко случайно встретился с ним в Слуцке.

— Я подошел к нему, поздоровался, спросил, где он воевал. Тот ушел от ответа. Я задал еще несколько вопросов и понял, что на фронте он не был. Рассказал все в райкоме партии. Началось расследование, бывшего полицая арестовали, признали виновным и осудили на 25 лет.

Арсений не терял надежды найти могилу Алексея. Ходил по инстанциям, ездил, искал свидетелей тех событий, но никаких следов найти не мог. Несколько лет назад ветеран обратился за помощью в Белорусский государственный музей истории Великой Отечественной войны, а затем в Министерство обороны. Через некоторое время получил ответ, что поисковый отряд нашел место захоронения его брата в деревне Старосек Любанского района. Недалеко от нее располагается место, которое люди называют «остров Зыслов». Со всех сторон он окружен труднопроходимыми болотами. Именно из-за недоступности маленький кусочек земли стал одной из главных баз партизанского движения Минской области.

— Прах брата и еще 100 человек, казненных фашистами, из общей могилы под № 1538 из Слуцкого района перевезли на Любанщину, — поясняет ветеран. — Там установлен мемориал. Я побывал в деревне Старосек прошлой осенью, чтобы почтить память героев. На мраморной плите увидел высеченные имена, в том числе и своего брата Алексея. Теперь моя душа спокойна.