Общество

Падет ли крепость

Каковы шансы института семьи уцелеть в эпоху перемен

О кризисе семьи говорят уже полвека. Одни убеждены, что устоять в совре­менном мире она не сможет. Другие свято верят в ее крепость и незыблемость. Третьи считают, что этот институт вынужденно станет несколько иным под натиском глобальных изменений, которые переживает цивилизация. О современных вызовах для семьи, новых моделях отношений между партнерами и о том, что разрушает браки, беседуем с доцентом кафедры клинической и консультативной психологии Института психологии БГПУ имени М. Танка, кандидатом психологических наук Натальей Олифирович.

— Перемены в организации семьи неизбежны?

— Думаю, да. В западном мире и на постсоветском пространстве произошли радикальные изменения. Кризис семьи связан с тем, что прежняя ее модель оказывается нежизнеспособной. Часть функций, которые прежде считались ее прерогативой, частично выполняют другие социальные институты и сферы. Детей, как и раньше, воспитывают прежде всего родители, но этим занимаются и в детских садах, школах, кружках, клубах, секциях. Хозяйственно-бытовые функции успешно решаются благодаря сфере обслуживания. Интимную жизнь на протяжении веков можно было устроить только в браке, поскольку подавляющее большинство женщин придерживались мнения: до свадьбы никакого секса. Сегодня сексуальные отношения возможны вне семьи и брака. Психологическую поддержку легко можно получить не только у супруга, но и у друзей, психологов, в психотерапевтических группах, клубах по интересам. Это одна сторона медали. Другая заключается в том, что нет ни одной силы, способной заставить жить по законам домостроя, если людям этого не хочется. Религиозные догмы большинство белорусов не соблюдают. Общественное мнение не играет роли. Если раньше разведенная женщина социально сразу обесценивалась, то сегодня 50 % белорусов состоят в разводе. Кто их осудит? Самый важный фактор, который держит мужчину и женщину вместе, — это их важность и значимость друг для друга. Многие пары пытаются найти новую форму отношений, которая устраивала бы их в большей степени, нежели патриархальная семья с четким разделением обязанностей и иерар­хией членов, или матриархальная, где все держится на женщине. Этот период поиска будет долгим.

— Какие новые модели отношений уже получают распространение в Беларуси?

— Есть семьи, где формируются партнерские отношения, в основе которых взаимное уважение и равенство. Их создают молодые люди с хорошим образованием и достатком. Они стремятся вместе развиваться, зарабатывать деньги, путешествовать. Такие пары отличаются малодетностью: у них один или два ребенка. Все более распространенными становятся незарегистрированные браки. Отчасти это форма протестного поведения. Но в нашей стране в отличие от Запада женщина в таком союзе более уязвима. Если у нее родится ребенок, а потом отношения с партнером разладятся, то добиться алиментов будет непросто.

Появились современные формы полиамории, где мужчина и женщина, состоящие в браке или просто живущие вместе, имеют открытые отношения. Одна из разновидностей — свингерские пары. Все более распространенными становятся гостевые браки. Некоторые супруги сознательно разъезжаются по разным квартирам, считая, что нечастные встречи только укрепляют отношения. Много белорусов отправляются за рубеж на заработки, и брак поневоле становится гостевым. Но муж и жена при этом продолжают поддерживать общение с помощью Интернета, по возможности навещают друг друга. При всех минусах в этом есть плюсы: они не надоедают друг другу, многие меняют свой взгляд на партнера, начинают больше ценить его.

— А детоцентристская семья, где все интересы родителей сосредоточены на детях, — это уже исключение или довольно распространенное явление?

— Эта модель по-прежнему актуальна. Семья — лучшее место, где можно нормально вырастить и воспитать потомков. Концентрация на детях нужна на определенных этапах в здоровом браке. Любовь родителей хранит человека на протяжении жизни, позволяет ему в будущем выстроить правильные отношения. Конечно, любовь не является синонимом гиперопеки. Современные женщины много читают и понимают: если они полностью сосредоточатся на чадах, то это не на пользу им. Если мы не отпускаем детей от себя, не воспитываем самостоятельность, у них нет шанса повзрослеть. Сегодня, к счастью, все больше родителей считают, что в детей нужно вложиться: материально обеспечить, воспитать, дать образование, но при этом помнить о себе и о партнерских отношениях.

Читайте также:  Зеркальное отражение

— В ряде западных стран отца и мать уже рекомендуют называть «родитель № 1» и «родитель № 2», а детей приучают к мысли считать себя бесполым «оно». Разве это не ужасно формироваться вне ощущения своего пола, жить среди полного унисекса?

— Мне кажется, это перегибы, и связаны они с тем, что на Западе стараются очень аккуратно относиться к моделям, где в семье два отца или две мамы. Вещи надо называть своими именами и подчеркивать уникальность людей. Биологически мальчики и девочки — это представители разного пола. Но есть мальчики, которые любят девочек, а есть те, кого тянет к мальчикам. И с девочками та же картина. А есть трансгендеры. Но все они могут жить мирно и уважать друг друга.

— Сегодня мы живем в социально неоднородном и материально ориентированном обществе. Должно ли заключение брачного контракта стать повсеместной практикой? Это лучшая защита от травматичных разборок в случае раз­вода?

— Люби, а дальше разберемся — сегодня такой подход уже не устраивает. Для устойчивых отношений нужны дополнительные гарантии. Заключение брачного контракта — разумное решение: он описывает и облегчает процедуру возможного развода. Без такого документа в случае расставания обиженный партнер из чувства мести может оставить спутника у разбитого корыта. Что плохого, если, вступая в брак, молодые оговорят: в случае развода личный багаж, принадлежавший каждому до свадьбы, останется с хозяином, а вот то, что накопят вместе, поделят поровну или на каких-то других условиях?

— Почему верность и преданность одному партнеру сегодня становятся невероятной редкостью…

— Часть тех, кто вырос в иудей­ско-христианской традиции, по-прежнему чтят моногамию. Но сегодня объективно сохранить верность сложнее, чем раньше. Трудно оставаться с одним партнером всю жизнь, потому что мы меняемся. В современном мире за 10 лет человек может получить новое образование, кардинально пересмотреть взгляды на жизнь, найти работу за рубежом. И не всегда его половинка успевает за ним. Люди становятся чужими друг другу, им некомфортно вместе. Кроме того, существует огромное море соблазнов, и супруги постоянно сравнивают своего партнера с книжными, медийными или сериальными персонажами.

— О чем все-таки нужно помнить, если стремишься к прочным отношениям?

— Удачная модель семьи требует времени и сил. При этом она не может быть статичной. Если в со­вместном танце один партнер делает новое па, то и другой должен следовать за ним. Гибкость и динамичность партнеров — залог и условие счастливого брака. Безусловно, семьям нужны и совместные ритуалы: путешествия, шашлыки с друзьями на природе, посещения аквапарка, музеев, концертов, кино. Отсутствие таких традиций приводит к охлаждению и отчуждению супругов. Порой муж и жена со временем перестают называть друг друга по именам, обращаясь «отец», «мать». А пара должна сохраняться как союз мужчины и женщины.

Полностью интервью читайте на информационном портале minsknews.by.