Точка зрения

Зов предков

Что такое солидарность поколений, и какие изменения происходят с ней в наши дни

Не знаю, кому как, а мне нравится слово «солидарность». И не только потому, что в пору детства и юности 1 Мая отмечали как День международной солидарности трудящихся и о нем сохранились чудесные радостные воспоминания.

Сегодня это слово практически исчезло из нашего обихода, и, полагаю, не случайно: в обществе стало меньше самой солидарности. И не только между трудящимися. Явно слабеет межпоколенческая солидарность.

Конфликт отцов и детей — вечная тема. Однако в современном мире он усугубляется увеличением непонимания между представителями разных поколений, отрицанием ценностей друг друга. Не мной замечено: дедушки и бабушки часто ближе к внукам и с большим успехом, чем родители, находят с ними общий язык. Но нынче это скорее счастливое исключение, нежели правило. Очевидно, одна из причин такого явления — в различии мировоззрения поколения, которое формировалось и жило в СССР, поколения, чье становление пришлось на перестроечный период, и детьми нового времени. Сталкиваются не просто молодые и старые волки, а разные системы ценностей. Налицо и коммуникативные барьеры между поколениями. Виртуализация жизненного пространства молодежи становится серьезным препятствием в общении.

Это очень заметно на семейных торжествах и встречах. Старшие родственники обычно эмоционально реагируют друг на друга, делятся новостями, интересуются делами — есть ощущение их глубокой и неподдельной радости от общения. Молодежь же и подростки, перебросившись друг с другом парой фраз, нередко утыкаются в свои смартфоны, и их общение ограничивается обсуждением происходящего там.

Конечно, точки соприкосновения всегда остаются. Есть семьи, где духовные скрепы между поколениями остаются очень сильными. Но общая тенденция все-таки другая. Бабушкам и дедушкам, да и многим родителям трудно пробиться к потомкам, непросто понять, что их волнует. Коммуникативные сбои между разными поколениями довольно ощутимы. И это огорчает. Потому что зрелое поколение нуждается в энергии и энтузиазме молодых, их помощи в адаптации к новым реалиям; а молодежь (даже отрицая это) — в моральной поддержке, опыте, защите родителей и прародителей.

Ольга ПОКЛОНСКАЯ

________________________________________________________

Боль моя, ты покинь меня

Что такое стационар в больнице райцентра, и какие там царят порядки

Мне довелось оказаться на больничной койке в таком учреждении лет 20 назад. Сколь велико было удивление, когда обнаружила, что за это время многое осталось таким же, как в 1990-х.

И хоть внешне теперь все иначе: на полу плиточка к плиточке, фикусы по углам, а у рукомойников модные боксы с жидким мылом, внутри сохранился все тот же доисторический уклад.

Начну с запретов. Как оказалось, существование в стационаре складывается из целого комплекса неочевидных требований к больным, о которых никто заранее не предупреждает. О них можно узнать только после того, как что-то нарушил. Например, не лежать на одеялках (они ведь портятся, на всех вас не напасешься!), не стоять возле жалюзей (им-то почему от моего присутствия делается плохо?!), не ходить по левой части коридора (тут без объяснения причин), не пользоваться душевой комнатой (вы там воды понаразливаете, кто за это будет нести ответственность), логически вытекающее из предыдущего не мыть голову в раковине (они от этого забиваются), не заряжать гаджеты в розетках (вы оплатите счета больницы за электроэнергию?). Унизительно? Не то слово.

В какой-то момент стало казаться, что сами пациенты и их здоровье здесь вообще не главное. За две недели в стационаре ситуаций из разряда «тушите свет, сливайте воду» на моих глазах случились десятки. Так, однажды соседке по палате, которая соблюдала все правила и не лежала на одеялках, почему-то стало плохо. Доктор прописала девушке обезболивающий укол. Но при этом даже не удосужилась заглянуть в ее карточку, где назначенный препарат был окружен забором восклицательных знаков: вызывает аллергическую реакцию!!! Благо соседка вовремя спросила у медсестры: что вы мне колете? Думаете, кто-то извинился перед девушкой за оплошность?

Смешное-грустное случилось и со мной: на протяжении нескольких дней подряд пришлось сдавать кровь на определение группы. Что у них там в лаборатории и кто — не знаю, но простейший тест им удалось сделать только с четвертого раза. Можно, конечно, махнуть рукой, мол, с кем не бывает. Но так ли это безобидно? Случись ситуация, когда сразу многим людям вдруг потребуется переливание крови, — и всем кранты?

Дарья ОРЕЛ

________________________________________________________

Потупив взор

Пугает безразличие горожан: увидят, что кто-то кого-то избивает, или услышат доносящиеся из подворотни крики о помощи — спешно ретируются, только бы их не тронули

Давеча весьма порадовал материал коллеги о девушке из Витебска, заступившейся за 81-летнего старика, которого избивал молодой мужчина.

Так вышло, что вечером после прочтения этой публикации ехали с сыном в троллейбусе маршрута № 68. На остановке «Толбухина» в салон зашел мужчина лет 30-35, прилично одетый, но в изрядном подпитии. Этот персонаж не стоил бы внимания, если бы не развалился на сиденье напротив нас с зажженной сигаретой в зубах.

— Вообще-то вы едете в общественном транспорте, — сделала я замечание, шокированная такой наглостью.

— И что? Пошла ты, еще морали мне читать будешь…

Я далеко не робкого десятка, но выяснять отношения не стала. Во-первых, ехала вместе с 3-летним сыном. Во-вторых, нахожусь на девятом месяце беременности. Окинула взглядом салон, насчитав пять особей мужского пола, причем отнюдь не молодых — лет 40-50 с виду. Все резко проявили большой интерес к проплывающим за окнами хрущевкам или что-то стали спешно искать в телефоне. 

Через две остановки нам с сыном надо было выходить. Подошли к водителю, сказали, что в салоне курит неадекватный пьяный пассажир. Ответ потряс: «И что я сделаю?»

Да, действительно, ничего, так же, как и те пятеро здоровых мужиков. А потом наши граждане громогласно рассуждают про вандалов, невоспитанных тинейджеров и прочих дискредитирующих порядочное общество персонажей. Возможно, тот пассажир попросту перепил, вот и вел себя неподобающе, а так он нормальный парень. Но неужели остальным было в кайф ехать в троллейбусе, дыша сигаретным дымом вперемешку с перегаром и при этом слушая пьяный матерный бред? А водителю, видимо, просто наплевать на вверенный ему транспорт — не его ведь, государственный…

Виктория ДАРЕВСКАЯ