Персоны

Хрустальная мечта и особая винтовка

Надежда Скардино о том, как пришла в биатлон, об успехах и неудачах, о семье и друзьях

Бронзовый призер зимних Игр-2014 в Сочи (на дистанции 15 км) в минувшем сезоне выстрелила по-настоящему, добыв малый Хрустальный глобус за победу в общем зачете индивидуальных гонок Кубка мира и «золото» в эстафете на Олимпиаде-2018. Договариваясь об эксклюзивном интервью с замечательной спортсменкой, мы еще не знали о решении, которое она примет…

Время перемен и переход в биатлон

— Ваш родной Санкт-Петербург, который называют еще Северной Пальмирой, считается одним из красивейших городов Европы. А есть ли у Минска, с которым связали судьбу, привлекательные черты, которые вам по душе?

— Беларусь для меня как огромная достопримечательность. Она выделяется своей атмосферностью. В столице люблю гулять по Немиге, Троицкому предместью, куда обычно привожу друзей и родных, когда они приезжают ко мне.

— Легко ли было юной неопытной девушке решиться на переезд в Беларусь и что советовали родители? Кто они по профессии и как их зовут?

— Переезд прошел для меня очень легко: видимо, 19 лет — самое время для перемен, которые воспринимаются с энтузиазмом. С родителями я, принимая решение, почти не советовалась, поскольку уже жила отдельно, однако мой выбор они восприняли позитивно.

Моя мама Наталия по профессии инженер-конструктор, но по призванию многодетная мама. Отец Валерий многие годы работал в детском доме, хотя до этого учился в консерватории. Бросил учебу из-за необходимости зарабатывать. Потом получил специальность педагога и стал учителем и воспитателем.

— Вам хватало в детстве внимания и тепла родителей, которые им приходилось делить на семерых детей?

— И мне, и братьям с сестрами — всем хватало любви родителей. Я думаю, это самое главное из того, что они должны были и смогли дать нам.

— Вас называют одной из самых метких стреляющих лыжниц планеты, хотя, занимаясь с детства лыжными гонками, вы только лет в 19 всерьез взялись за оружие. Чем объясняете для себя секрет столь быстрого и впечатляющего превращения в снайпера?

— Мне дала свою винтовку, предложив попробовать пострелять, Екатерина Иванова, выступавшая тогда за сборную Беларуси. Многие говорят, что у меня обнаружился талант, видимо, так оно и есть, коль скоро получилось хорошо с первого раза. Но каждодневную работу и самосовершенствование никто не отменял. На самом деле я очень рада, что смогла найти любимое дело, давшее мне возможность раскрыться!

Ветер Пхёнчхана и вера в команду

— На Олимпиаде в Пхёнчхане в эстафетной гонке вы чисто отстрелялись в лежке, но в стойке не избежали дополнительных патронов, ощутимо уступив Лизе Виттоцци. Настолько беспощадно и свирепо дул ветер?

— Мой минус — стрельба. Я не отличаюсь скорострельностью, что сыграло со мной злую шутку. Лиза Виттоцци поражала мишени быстро и точно, она ушла на лыжню до того, как начался сильный ветер. Я же успела закрыть только три мишени, дальше пришлось сражаться с упомянутым ветром, естественно, финишировала позже, чем рассчитывала.

— Успели ли прийти в уныние или в душе верили, что Ирина Кривко, а следом Динара Алимбекова и особенно Дарья Домрачева исправят положение?

— Конечно, мой результат в эстафете меня расстроил. Но скорость бега по трассе была хорошей, проиграла всего несколько секунд лидеру, что немного сгладило огорчение. Это если анализировать только мой этап. Однако золотая медаль свела на нет все переживания!

Я верила в свою команду до конца. В интервью после этапа так и сказала: хороший знак для нашей сборной, думаю, в этой гонке я буду худшей спортсменкой в нашем квартете, зато остальные пробегут лучше. Так и получилось!

— Считались ли шансы сборной Беларуси на награды в этой дисциплине до начала Олимпиады реально высокими?

Читайте также:  Сага с мячом

— Мы изначально понимали: если сумеем провести все 4 этапа на «хорошо» или «отлично», то сможем претендовать на медали, и верили, что неудачная полоса наших эстафетных выступлений должна закончиться в Пхёнчхане. Хотя, конечно, было большое напряжение перед гонкой. Я думаю, немногие спортсмены выходят на старт без каких-то сомнений. Главное, чтобы после старта все сомнения уходили.

— Чем удивила или поразила вас ­Корея?

— Очень своеобразная, но интересная страна, там многое по-другому. Олимпиада была наполнена непредсказуемостью в плане погоды, соревнований и результатов, но этим оказалась интересной и запоминающейся.

— После завоевания «бронзы» в Сочи смогли бы вы примириться с тем, что это вершина вашей спортивной карьеры, ведь многим классным и титулованным биатлонистам частенько так и не удается покорить олимпийский пьедестал?

— После подиума в Сочи спортивные амбиции были полностью удовлетворены, мечта исполнилась, и я даже подумывала закончить карьеру. Но когда пришло время готовиться к Олимпиаде в Корее, постаралась опять поставить перед собой максимальную цель, чтобы было, к чему стремиться. Волею судьбы эта цель также достигнута, и я очень счастлива!

Кубок мира и итальянский темперамент

— Этапы Кубка мира для вас утомительный марафон или увлекательное приключение? Куда летаете с удовольствием, а куда больше по обязанности?

— Соревнования — любимая часть сезона, почти всегда выступаю с удовольствием. Плохой результат расстраивает, но тем и интересны Кубки мира, что стартов много и можно сделать работу над ошибками. Любимые этапы — это, наверное, Хохфильцен, Антхольц и Поклюка.

— Сопоставимо ли вручение Малого Хрустального глобуса с медалями чемпионатов мира? Чем этот трофей так важен для вас?

— Сопоставимо, хотя это и разного рода награды. Думаю, для каждого спортсмена они равноценно дороги. Хрустальный глобус — артефакт за проделанную работу. Для меня он важен потому, что я очень хотела его выиграть.

— Ваша коронная дистанция 15 км требует недюжинной выносливости и физических сил. Каким трудом вырабатываются эти качества?

— Я всегда показывала в длинной гонке результаты лучше, чем в спринте. Видимо, благодаря физической предрасположенности бежать мне ее легче.

— При вашей миниатюрности и проб­ле­мах со зрением ваша винтовка чем-то особо примечательна?

— Ее пришлось сделать не такой, как обычная. Я целюсь левым глазом, и передняя часть оружия идет левее. Дальше изогнутая часть, чтобы место для щеки и плеча были с правой стороны. Только такой вариант позволил мне оставить положение тела почти неизменным, и при этом я смогла целиться левым глазом, поскольку зрение не давало возможности использовать правый.

— В ваших жилах действительно течет итальянская кровь? Как это сказывается на вашем темпераменте?

— Мой прадед по папиной линии был итальянцем, по маминой — уроженцем Германии. Оба они в свое время пере­еха­ли жить в Санкт-Петербург. Наверное, моя эмоциональность — итальянская черта характера.

— Кто ваши самые близкие подруги и чем они вам близки?

— Мне повезло, у меня много близких подруг, которые всегда меня поддерживают и которых я очень люблю.

— Читал, что вы занимаетесь благотворительностью, очень любите детей и мечтаете иметь своих. В выборе отца будете придирчивы или снисходительны? Без каких качеств ему не обойтись?

— В первую очередь отец моих детей должен любить, ценить и уважать себя, меня и нашу семью. Это самые главные качества.

— Если человека, с которым хотелось бы прожить жизнь душа в душу, вдруг не найдется, смогли бы родить ребенка от малознакомого мужчины или воспользоваться донорским материалом?

— У каждого из нас есть, был или будет такой человек, с которым захочется прожить вместе всю жизнь. Но если рассматривать подобную ситуацию чисто гипотетически, то первой моей мыслью стало бы усыновить ребенка, наверное…