Музей

Хранитель истории

Павел Сапотько — самый молодой директор Национального исторического музея Республики Беларусь — рассказал о слухах по поводу своего назначения, преподавательской деятельности и планах

После его назначения на должность в конце марта 2018 года в Интернете поднялась большая шумиха, ходило много ­слухов.

— Они не утихли до сих пор, — с улыбкой признается Павел Сапотько. — В первые два дня перечитал все сообщения на форумах: от друзей, недругов, идиотов. Одновременно было любопытно, обидно и… смешно. Юрий Павлович (министр культуры Республики Беларусь Юрий Бондарь. — Прим. авт.) на тот момент находился в Омане. Написал мне сообщение, мол, читаю комментарии в Интернете, что скажешь. А я в ответ: «У меня сомнения. Я точно не ваш сын?» Слух о высокопоставленных родственниках самый топовый.

Мечта детства

— Всегда хотел работать в сфере культуры, — отмечает Павел. — Но не художником или скульптором, а человеком, который помогает творцам: организовывает выставки, собрания, продвигает искусство. Я люблю совещания, писать отчеты. Всю эту бумажную работу. И в галстуке ходить!

День директора Национального исторического музея начинается явно не с кофе.

— Утром открываю глаза, потом ноутбук — и начинается бумажно-электронная работа, — перечисляет собеседник. — Затем забег по совещаниям, собраниям, планеркам, встречам. К любимой бумажной волоките в спокойном режиме удается вернуться после 18:00-19:00.

Павел Сапотько еще и преподает в БГУКИ.

— Вопрос, смогу ли совмещать должности директора музея и преподавателя, меня волновал больше всего. Ведь в конце дня ждут еще ворох курсовых работ, подготовка учебно-методических комплексов и планов занятий с заочниками. Будни напряженные, сложные, но всегда интересные и непредсказуемые.

— Не многовато ли задач для 26-летнего человека?

— Справляюсь, — отвечает Павел Сапотько. — На днях, правда, подскочил среди ночи, схватил жену за руку и заявил: «Нужно срочно передать в музей акты!» Начал ходить по квартире, собираться на работу. Утром повеселился, слушая рассказ об этом. Шутки шутками, но я знал: ответственность будет огромная. Однако выяснилось, что весь масштаб все равно недооценил. Сейчас потихоньку втягиваюсь. Познакомился с коллективом и со всеми филиалами музея (у Национального исторического их 5. — Прим.авт.).

Павел Сапотько убежден: в любом деле главное — искренне любить то, чем занимаешься, понимать проблемы и перспективы развития, уважать людей.

— Коллектив прекрасный, — комментирует собеседник. — Люди увлеченные. Это видно по тому, как работают с посетителями, проводят экскурсии. Только необходимо удержать молодых специалистов. Что скрывать, зарплаты у музейных работников небольшие. Надеюсь, получится исправить ситуацию за счет привлечения внебюджетных средств: зарабатывать коммерческими проектами. Основную задачу — популяризация историко-культурного наследия — никто не отменял. Но важен баланс между высокими идеями и коммерцией.

Музею тоже нужно кушать

Национальный исторический музей не просто здание, это живой организм, который активно функционирует и должен что-то кушать.

— Фонды насчитывают порядка 450 000 экспонатов (половина всего музейного фонда рес­пуб­ли­ки). Многие из них вынуждены хранить в неприспособленных для этого помещениях, — уточняет Павел Сапотько. — Большая надежда на новое здание. Но мы понимаем, что появится оно не через день, неделю или год. И до этого времени нужно дожить. А значит, позаботиться о материально-технической базе, закупить соответствующее оборудование.

В новом здании планируют запустить систему открытого хранения: посетители смогут увидеть не только саму экспозицию, но и материалы фондов, обычно скрытые в хранилище.

— А пока обсуждаем процесс музеефикации, — продолжает Павел Сапотько. — Говоря простым языком, что, в каких залах и как расположится. Хотим подготовиться к переезду заранее.

Однако это не все задачи коллектива. Национальный исторический участвует в многочисленных международных программах, в том числе днях культуры Беларуси в странах ближнего и дальнего зарубежья.

— Готовим предложения для международных организаций и дипломатических представительств. В ближайшее время организуем ряд мероприятий с коллегами из Вьетнама, Туркменистана, Израиля, России, Латвии, — посвящает в планы Павел Сапотько. — Везем выставки в Туркменистан, Словакию, Объединенные Арабские Эмираты. Восстановим выпуск «Музейного вестника» — журнала по музейному делу, который соберет самые интересные и яркие работы исследователей.

Пополнить сокровищницу

В списке ближайших дел — придать фондовым экспонатам статус историко-культурной ценности первой категории. Пока в музее таких всего два: клад монет (389 единиц) римской чеканки, I-II вв. н. э. и пояс Витовта (сейчас на выставке в Омане). Также показать, какие уникальные ценности хранятся у коллекционеров. У молодого директора Нацио­нального исторического музея есть идея организовать выставку, где будут представлены эти артефакты.

— Нам действительно есть, чем гордиться. Белорусская история — истинный клад. Главное — сохранить его, а не закопать, — отмечает Павел Сапотько.

В новом здании Национального исторического музея планируют внедрить систему открытого хранения. Посетители смогут увидеть не только экспозицию, но и материалы фондов из хранилища.