Театр

Виктор Циркунович: «У меня много лиц»

За 15 лет работы в театре он сыграл более 45 ролей

Полным ходом идут репетиции драмы-версии «Жизнь и смерть Янки Купалы». Премьера в Музыкальном театре — 28 июня. Купалу нам покажет Виктор Циркунович, артист разноплановый, обаятельный и при всей своей скромности очень выразительный. Руководство театра добавляет: надежный. Он уже побывал веселым капитаном Сергеем Кайсаровым в комедии «Небесный тихоход», вредным Бармалеем в мюзикле «Айболит-2002», отчаянным Фернандо в комической опере «Доротея», главарем банды «Ракеты» в «Вестсайдской истории», мудрым Трактирщиком в мюзикле «Обыкновенное чудо», Паучательным пауком в «Буратино.by» и даже Стойким оловянным солдатиком…

Виктор Циркунович занят в 20 постановках текущего репертуара. Востребован как никогда. К роли Янки Купалы артист пришел с багажом творческих наработок, житейского опыта, знанием театральных технологий и умением сочетать зрелищность с психологизмом.

Но сомнения мучают. Как показать на сцене личность Первого поэта Беларуси? Показать живым, без постамента. Как соотнести свой человеческий масштаб с масштабом его личности?

— Колоссальная задача, — вздыхает артист.

— На чем будет сделан акцент?

— На жизненных коллизиях, перипетиях судьбы Янки Купалы. Жанр спектакля обозначен как драма-версия, и это дает нам, артистам, некоторую свободу в трактовках. И все же, все же, все же… Много музыкального материала и много драматического. Таких спектаклей на нашей сцене еще не было, разве только мюзикл «Шалом алейхем! Мир вам, люди!».

— Когда услышали, что театр берется за Купалу, предполагали, что вас утвердят на такую сложную роль?

— Михаил Станиславович (Ковальчик — режиссер-постановщик спектакля «Жизнь и смерть Янки Купалы. — Прим. авт.) сразу сказал: «Готовься». Все мы изучали в школе купаловские стихи и поэмы, но когда я стал плотно погружаться в его мир, то понял: Купалу мы совсем не знаем. За последнее время многое перечитал, о многом передумал… И понял: эта роль только приближение к образу поэта и человека. И чтобы зритель понял, как жил Купала, откуда истоки его поступков, нам нужно создать на сцене атмосферу времени, в частности, время сталинщины, когда творческая интеллигенция очень сильно пострадала. И не только творческая. В финале идет монолог, в котором Купала подводит итоги своей жизни и подвергает сомнению то, что он писал в советский период. Дальше — смерть. Сам Купала упал в пролет лестницы гостиницы «Москва» или его подтолкнули — этого не знает никто. Я думаю, у каждого, кто будет сидеть в зале, появится своя версия произошедшего.

— В первом действии спектакля Купале нет еще и 30 лет, во втором ему под 60. Воспользуетесь гримом?

— Нет, скорее, это будет внутреннее перевоплощение. Мы чисто физически не сможем в считанные минуты состарить героя. Только в его усах и на висках появится серебро.

— Янка Купала — роль возрастная. В вашем послужном актерском списке есть еще король Ягайло в мюзикле «Софья Гольшанская», которому, согласно легенде, под 70.

В роли графа Резанова в рок-опере «Юнона» и «Авось»

— От Ягайло, скажу честно, руками и ногами отпихивался. И не потому, что было неинтересно. Еще как интересно! Но… Как актер хочу жить в самом разном возрасте, играть самые разные роли. Например, в «Свадьбе в Малиновке» от спектакля к спектаклю я показываю два диаметрально противоположных характера — Назара Думу и Грициана Таврического. Командира котовцев и бандита. Это по мне. А возрастные роли — вещь опасная. Клеймо. Предел карьеры. Я далеко не всех опереточных мальчиков и отпетых мошенников сыграл. Не пришла еще пора ходить по сцене степенной либо шаркающей походкой.

Читайте также:  Уязвимые боги

— К вопросу о мошенниках. Роль дипломата мерзавца Шустова в мюзикле «Голубая камея» вы сыграли уже более 200 раз. У вас есть и другие роли-долгожители, например оторва и пройдоха Фальк в оперетте «Летучая мышь». Говорят, положительная роль прибавляет артисту сил. А отрицательная?

— Дает возможность те негативные эмоции, которые накапливаются в жизни, реализовать на сцене. Перенаправить, переплавить их в творчество. А если негатив держать в себе, можно до психдиспансера дойти. У меня для такой необычной терапии есть Шустов, Грициан, Бармалей, Зупан, Оболенский, Распутин… Из последних — колдун Фросин в фолк-рок-мюзикле «Тристан и Изольда».

В роли Лузера в оперетте «Женихи»

— Плохой артист отличается от хорошего тем, что у него три штампа, а у хорошего — тридцать три. Согласны?

— От штампов в любом случае надо уходить. Да, у меня много лиц и я умею их надевать. Однако пришла пора избавляться от старых приемов. Знаете, что меня порадовало на недавних гастролях? Мы впервые ездили в Рязань, и там я неожиданно услышал от зрителей в свой адрес, что они «не признали того артиста, который был вчера на сцене».

— Зрители не узнавали Циркуновича в разных спектаклях? Это же прекрасно. Виктор, все ли жанры Музыкального театра вам нравятся? Чему отдаете предпочтение?

— Я всеяден. Когда пришел сюда после Академии музыки (выпуск 2002 года, класс народного артиста СССР Аркадия Савченко. — Прим. авт.), играл простаков. Потом стали давать острохарактерные роли. Теперь играю героев. Оперетта, мюзикл, комедия, шоу-концерт — мне все хорошо. Лишь бы было востребовано зрителем.

— А темы?

— По душе военная. Одна из самых любимых оперетт — «Севастопольский вальс», в которой я был Генкой Бессмертным. В моей творческой биографии роль стала очень важной, переломной. Через нее я освоил сцену. Помогли также старшие коллеги Наталия Викторовна Гайда, Герман Викторович Козлов, Алексей Алексеевич Кузьмин, Анатолий Владимирович Костецкий… Они учили не словами, а своим примером. Я часто приходил в зал зрителем, смотрел, как надо вести себя мизансценически, какая должна быть голосовая подача номера.

— Теперь молодые артисты ходят зрителями к вам на спектакли и называют Виктором Леонидовичем…

Виктор Циркунович — лауреат международного конкурса. Награжден медалью Франциска Скорины. За роль полковника Пикеринга в мюзикле «Моя прекрасная леди» в 2016 году получил Национальную театральную премию на республиканском конкурсе театрального искусства.