Ленинский район

Две судьбы соединились

Быть рядом с супругом 24 часа в сутки — некоторых пугает подобная перспектива. Но только не Николая и Евдокию Покало: 40 лет они не только живут душа в душу, но и работают вместе

В 1970-е на Минском камвольном комбинате трудились 6 000 человек. Больше половины коллектива — девчата, выбор невест был просто шикарным. На Евдокию, стройную энергичную девушку, Николай положил глаз сразу. Подошел, пригласил на свидание.

— Чего было раздумывать?! — улыбается собеседник. — Дело молодое. Стали встречаться, а через полгода поженились.

Неповторимая пора

Комсомольско-молодежную свадьбу сыграли в только что построенном Дворце культуры камвольного комбината. К тому времени невеста уже была передовой ткачихой, членом бюро ЦК комсомола Белоруссии, делегатом 18-го съезда ВЛКСМ и ­26-го съезда ЛКСМБ.

Евдокия Петровна, вспоминая то время, говорит, что сам Петр Машеров относился к ней с особой теплотой:

— На пленумах всегда рядышком с собой садил: «Иди ко мне, моя доченька, я тебе анекдот расскажу». После заседания чай с ним пили. Такой душевный и простой, вам не рассказать. Приятный и доступный в общении, ко всем хорошо относился. Люди тогда более искренними были. То, что меня избрали членом ЦК, не изменило отношения ко мне на комбинате. Наоборот, когда администрация предложила нам сыграть комсомольскую свадьбу, восприняли это как само собой разумеющееся.

Торжество устроили без спиртного и шумного застолья, но с песнями и танцами. Правда, потом молодожены с друзьями уехали в деревню, где жили родители невесты. Здесь организовали еще одну, уже традиционную белорусскую свадьбу. Супруги с улыбкой вспоминают, какую непростую пришлось решать задачу: как разместить 35 друзей молодоженов, приехавших из Минска, плюс родственников с обеих сторон, в 48 домах, которые составляли весь жилфонд села в Рогачевском районе. Получилось, отмечали рождение новой семьи всей деревней и всем цехом. О свадьбе Николая и Евдокии писали центральные газеты Белоруссии и «Голас Радзімы» (для белорусов зарубежья). Те вырезки хранятся в семейном альбоме по сей день.

Созидая добро

Началась обычная жизнь: дети, работа, продвижение по службе. Пос­ле замужества Евдокия Петровна уступила дорогу на карьерном поприще Николаю Николаевичу. Он окончил Московский технологический институт. Будучи третьекурсником-заочником, стал сменным мастером, потом старшим, затем начальником цеха. До конца прошлого года работал начальником производства. После реорганизации на комбинате Николай Покало занимает должность начальника отдела охраны труда. Имея за плечами сорокалетний стаж работы на комбинате, уверен: люди, получившие образование без отрыва от производства, более подкованы и компетентны. Молодым специалистам сегодня не хватает практических навыков. Опыт наработают, но потребуются время и усилия, прежде чем станут мастерами своего дела.

Евдокия Петровна всю жизнь трудилась ткачихой. Признается, больше всего ей не хватало светового дня. Особенно когда появились дети. Работа на комбинате посменная. Родители далеко, помочь некому. Как сейчас шутит женщина, с мужем порой встречались только на пересменках: посмотрели, что живы-здоровы, и разбежались — один на работу, другой за детьми. Часто из садика младшую сестричку забирал старший сын — разница в возрасте между ними неполных два года. Супруги вырастили также сына сестры Евдокии: когда мальчику исполнилось 8 лет, он остался сиротой. Они не позволили определить паренька в казенный дом и оформили над ним опеку.

И взлеты, и падения

Стоит упомянуть о главной особенности семьи Покало. Евдокия Петровна уделяла много времени общественной работе, была передовиком производства. Николай Николаевич практически всю трудовую дея­тель­ность занимал ответственные должности. Однако семья оставалась скромной и нетребовательной.

За собственные средства построили двухкомнатную кооперативную квартиру, имея на руках троих малолетних детей, хотя могли выбить и государственную, большую по площади.

Когда на комбинате наступили тяжелые времена и казалось, что он уже не поднимется, даже тогда у семейной пары Покало не возникло мысли куда-то уйти. Николай Николаевич не скрывает: вагоны разгружал, а Евдокия Петровна во время отпуска отправлялась в Москву и вместе с сестрой-москвичкой зарабатывала, занимаясь ремонтом квартир.

— Я не представляю свою жизнь без комбината, — говорит ткачиха с сорокалетним стажем. 

В трудовых книжках супругов Покало только одна запись: Минский камвольный комбинат. Они вместе с любимым предприятием переживали и взлеты, и падения. Точно так же сейчас надеются на его полное возрождение, на то, что комбинат обретет былую славу.