Люди и время

Горькая правда

Как отличить фейк от правды и почему избыток информации превратил общество в дремучих пользователей Сети, рассказал российский журналист и политолог Георгий Бовт, который приехал в Беларусь по приглашению Международного медиаклуба «Формат-А3»

Профессиональный историк Георгий Бовт пришел в журналистику не сразу. В начале 1980-х в аспирантуре МГУ несколько лет изучал систему политических партий в США. Работал на историческом факультете МГУ, затем в Институте мировой экономики и международных отношений РАН, пос­ле чего отправился в США, где в 1992 году окончил магистратуру Колумбийского университета по специальности «Между­народные отношения». Его журналистский путь начался с работы корреспондента в «Коммерсанте», где вскоре Бовт стал руководителем отдела политики. С 1999-го по 2004-й — заместитель главного редактора и шеф-редактор газеты «Известия», с 2004-го по 2007-й — главный редактор журнала «Профиль». С 2001 года и по сей день является колумнистом сайта Газета.ru, ведет программу «Личный взгляд Георгия Бовта» на радио «Комсомольская правда» и пишет авторские колонки в газете «Вечерняя Москва».

Куда делась постправда

— Георгий Георгиевич, на встречах с белорусами вы обсуждали тему фейковых новостей. Это сегодня и вправду интересно?

— Поскольку встречи были с публикой заинтересованной — журналистами, общественными деятелями, мне показалось, что им было интересно. Термин на слуху, и люди хотят разобраться, научиться отличать правду от вымысла. Соглашусь, это просто повод для построения профессионального разговора на тему подачи информации и будущего СМИ в целом.

— У вас лично есть рецепт по борьбе с фейками?

— Очень простой: чем более человек образован и ориентируется в современном мире, потоке информации, тем легче ему отличить фейк от правды.

— Но ведь поток информации колоссальный…

— Необязательно читать разные ресурсы, ведь всегда есть интерес к определенной сфере: фото котиков, кулинарные рецепты, политика и так далее. Меня, например, не волнует футбол и вообще спорт. Интересуясь определенной сферой, со временем вы уже будете знать, каким источникам по этой теме можно доверять.

— Вроде бы в политике и в футболе разбираются все.

— Расхожее утверждение, которое само по себе является фейком. Что значит разбираться? В западных СМИ уже появилась такая постоянная ссылка, помогающая копнуть глубже. Под заметкой идут тексты на ту же тему, где можно прочитать разные по уровню и подаче сообщения.

— Термин «постправда», вошедший в обиход два года назад, был прародителем фейков?

— Давайте по порядку. Фраза «фейк-ньюс» разошлась с подачи нынешнего президента США, а тогда еще кандидата на этот пост Дональда Трампа. Поскольку он известный ньюсмейкер мирового уровня, она распространилась на все континенты. Упот­реб­лял бы он термин «постправда», было бы все по-другому. В этом ключе интересно наблюдать, что будет дальше. Сегодня половина информации доставляется пользователям через агрегаторы. Они все больше будут подстраиваться под конкретного пользователя, а это значит, что картина мира у каждого будет своя.

На мировом уровне

— Складывается впечатление, что фейк-новости сегодня относятся в основном к теме международных отношений. Почему так случилось?

— То, что мы называем фейками, существовало всегда. Информационные войны — не изобретение современности. Практика манипуляций массовым сознанием известна еще со времен Римской империи. Фейковые новости повсеместно использовали в каждом крупном конфликте на протяжении многих веков. В той же советской пропаганде этот метод применяли очень активно: говорили не то, что есть. Да и западная пропаганда грешила.

Читайте также:  Валентин Смирнитский: беды никого не закаляют

— Так если все всегда знали про это, почему именно сейчас тема в тренде?

— Изменились методы распространения. Теперь информация проистекает не только из статусных медиа, зарегистрированных изданий, но и от блогеров и даже ботов. Отличить ее современный человек все менее способен. Есть статистика, согласно которой примерно половина пользователей соцсетей признаются, что уже не могут отличить фейк от правды.

— Может, лучше вовсе не читать новости?

— Некоторые так и делают. Современный человек поразительно дремуч во многих сферах, потому что в том числе упал уровень образования. Обратной стороной доступности информации является то, что она превратилась в белый шум, где человек не может выделить степень полезности. Просто потребляет все подряд, а в итоге вообще ничего не знает. Посмотрите хотя бы опросы людей на улице. Ощущение, что вокруг одни дураки, сидящие в смартфонах. Все это существовало и раньше, но глупые не имели доступа к массовому слушателю, а интеллектуальная элита держала все под контролем. Сейчас этого нет.

Право голоса

— Каждый сегодня имеет право на свое мнение.

— И благодаря YouTube или Facebook транслировать его в массы.

— Будучи колумнистом с 17-летним стажем на сайте Газета.ru, как относитесь к блогерам?

— Кому-то нужно потребление видео или фото. Это разная аудитория. Я пишу для людей, которые, надеюсь, умнее. А вообще места в Сети хватает всем.

— Формат колонки предполагает авторское отношение к определенной ситуации. Всегда ли легко это мнение составить?

— Самое трудное — выбрать тему, которая увлечет аудиторию, а не только тебя. При этом мне было интересно писать про выборы, но все меньше людей хотят про это читать. Приходится ориентироваться на запросы читателей.

— Вы сотрудничаете также с газетой «Вечерняя Москва», но при этом совсем не пишете о городской жизни, в основном о политике. Почему?

— Это политика редакции, и я с ней согласен. Газета формально местная, но интересы москвича не сводятся к тому, что происходит в его дворе. Это человек страны, поэтому он хочет знать и о жизни в мире. Москвичей трудно назвать горожанами, скорее, космополитами. И газета должна отвечать таким запросам читателей. При этом на страницах издания всегда появляется много местной информации, которой занимаются репортеры.

— Есть мнение, особенно в российской медиасреде, что сегодня в журналистику лучше не идти, мол, замажешься. И это говорят люди, которые называют себя журналистами. Может, это простая конкуренция и нежелание отдавать лавры молодым?

— Это частная точка зрения тех, кто разочаровался в тенденциях, имеющихся в современной журналистике. Ее деквалификации, переходе на пропагандистские методы, поверхностности. Даже если согласиться с этим, нельзя не видеть, что нынешние медиа осваивают новые формы подачи информации. Репортеры уже не только пишут, но и снимают видео, организуют каналы связи, проводят дискуссии в чатах. Отчасти это конфликт отцов и детей в ремесле.

— Вы первый раз в Беларуси?

— В постсоветское время впервые (улыбается). Впечатления самые положительные, но у меня взгляд туриста. Страна чистая, ухоженная, вдоль дорог нет сараев и помоек. Это классно. Минск очень красивый и, как мне кажется, комфортный для жизни. Москва в этом плане более жесткая, темп жизни выше.