Минск чрезвычайный

Погружение в работу

Доплыть за 60 секунд до тонущего и не уйти под воду самому: наш корреспондент примерила на себя роль спасателя

Хоть работники МЧС всегда начеку, вне зависимости от поры года и времени суток, летом особенно бдительными должны быть группы спасения на воде: наши граждане то за буйки заплывут, то судорога сведет ногу или руку, то не совсем трезвыми попытаются охладиться в озере.

В Минском городском управлении МЧС таких подразделений 7. Именно они по сигналу водной тревоги (не путать с пожарной!) меньше чем за минуту должны выехать из части на помощь тонущему. Во всех группах есть маршрутные карты, которые помогают ориентироваться на местности, указывают, где возможен спуск лодки, где нет. Заступая на дежурство, каждый боец знает, какую задачу он выполняет в критической ситуации: кто плывет к пострадавшему, кто гребет на спасательной доске, а кто со страховочной веревкой контролирует на суше. На месте вызова они работают совместно со спасателями ОСВОД, а иногда и с Республиканским отрядом специального назначения МЧС.

Чтобы работники столичного гарнизона всегда оставались в хорошей форме, для них регулярно проводят тренировки с вы­ездом к водоему. На этот раз выбор пал на Комсомольское озеро.

Человек-амфибия

Сегодня спасение утопающего — дело моих рук. Но прежде чем броситься в омут с головой, нужно подобрать себе костюм: на мое тщедушное тельце не так просто найти что-то подходящего размера. Сначала меня пытались запихнуть в гидрокостюм сухого типа. Он не пропускает воду и воздух, а потому можно даже не снимать одежду.

— Да оставьте телефон в кармане, с ним ничего не случится, — глядя на мои попытки вытащить смартфон из джинсов, заметил один из бойцов, но потом с улыбкой добавил, что лучше все-таки не рисковать.

Окруженная тремя мужчинами, которые заботливо собирали меня в плавание, я нырнула в штаны, затем в огромные ботинки, с трудом протиснула руки в тугие резиновые манжеты. Голова тоже кое-как прошла через воротник. Но тут случилась маленькая неприятность: манжет, вместо того чтобы плотно прилегать к шее, свободно болтался, а значит, вода легко мог­ла просочиться. Пришлось искать комбинезон поменьше. Примеряя следующий, заметила на рукавах странные клапаны.

— Когда спасатель застегивает костюм, в нем собирается лишний воздух. Чтобы его спустить, достаточно повернуть задвижку. Так двигаться намного удобнее, а воздух внутри все равно остается в таком количестве, чтобы человек не утонул. Даже если на него в панике набросится пострадавший, он все равно не уйдет под воду, — объяснил Александр Морев, оперативный дежурный Центра оперативного управления Минского городского управления МЧС.

К сожалению, и эта форма оказалась великовата. Самое время примерить гидрокостюм мокрого типа. Благо я человек подготовленный, пришла в купальнике. Натянула обмундирование легко, даже помощь не понадобилась. Довольно забавно на мне смотрелся шлем — у всех «коллег» лица полностью открыты, а у меня торчали только щеки и нос. Слышала тоже с трудом, как будто заложило уши. И вообще похожа была на амфибию.

Вместо метода искусственного дыхания в МЧС применяют мешок Амбу. Этот аппарат искусственной вентиляции легких состоит из маски, которую прикладывают к лицу, и мягкой сумки, заполненной воздухом. Одно нажатие заменяет один вдох.

Начало и… конец операции

Пока командир отделения давал последние распоряжения, я судорожно переступала с ноги на ногу в резиновых ботинках 43-го размера, обмахивала себя перчатками (в костюме довольно жарко) и с нервным смешком говорила, как бы не пришлось спасать меня вместо пострадавшего.

Когда все приготовления закончились, бойцы (правильнее сказать пловцы), а вместе с ними и я, запрыгнули в пожарные машины и помчались к Комсомольскому озеру. Выскочив из автомобилей, мужчины ловко схватили резиновую лодку, донесли ее до берега и начали быстро спускать на воду. На все про все ушло несколько секунд, а я, шокированная такой скоростью, металась, не зная, что мне делать. Припомнив, что должна вместе со спасателями плыть навстречу тонущему, неуклюже взгромоздилась на плавсредство. И пока кто-то орудовал веслами, а кто-то запускал двигатель, я с ужасом искала глазами жертву, которую предстояло спасти.

— Как только подъедем поближе, прыгаете в воду и помогаете пострадавшему подплыть к лодке, — такой вот предельно короткий инструктаж.

Завидев тонущего мужчину, я нырнула в озеро. Оказалась рядом с ним даже раньше, чем про­фес­сио­наль­ный спасатель. Вот только что с ним делать, так и не разобралась. Попыталась схватить за руку и оттащить поближе к судну, но почему-то замерла на месте, боясь сделать что-то не то. В глазах молодого человека читалось недоумение. На помощь подоспел «коллега», потянувший его за собой. Я же только мешала. Все произошло очень быстро: всего минута — и меня посадили обратно на борт.

— Ну вот, совсем не облегчила вам работу, только мешала, — смущенно оправдывалась я, но с горящими глазами: адреналин уже попал в кровь.

Как в фильмах

На берегу нас ожидали другие спасатели. Чтобы хоть как-то реабилитироваться в их глазах, я вы­зва­лась оказать потерпевшему первую медицинскую помощь. Вместо метода искусственного дыхания в МЧС применяют мешок Амбу. Этот аппарат искусственной вентиляции легких состоит из маски, которую прикладывают к лицу, и мягкой сумки, заполненной воздухом. Одно нажатие заменяет один вдох. Во время реанимации нужно сделать два, причем сдавливать мешок следует плавно, чтобы не вкачать в человека слишком много кислорода. Дальше — непрямой массаж серд­ца: 30 ритмичных нажатий на грудную клетку. Я очень долго не могла понять, куда именно прикладывать ладони, пока мне не ткнули пальцем в то самое место на границе средней и нижней части грудины. Выпрямила руки и всем своим весом надавила на пострадавшего.

— Эй-эй, не так сильно, он ведь еще живой! — остановили меня с улыбкой.

И все-таки реанимация удалась мне куда лучше.

Живописная прогулка

В качестве утешительного приза мне предложили проехать на спасательной доске. Ее используют, если жертва тонет недалеко от берега или до нее нельзя добраться на моторной лодке. Это реальная доска, на которую садишься, выпрямив ноги и зафиксировав их в специальных углублениях, и гребешь, причем одним веслом. Профессионалы работают им, как будто готовятся к следующим Олимпийским играм. Я же даже не смогла правильно взять весло в руки. С горем пополам сделала пару гребков, чуть-чуть отплыла от берега, но потом чуть не завалилась на бок. Хорошо, сзади меня страховал сотрудник МЧС. Он же подталкивал мой дрейфующий «плот». Одним словом, был моим двигателем. А ведь на таком транспорте нужно не только доплыть до пострадавшего, но и доставить его на сушу.

Вернувшись с воды на землю, я не в первый раз подумала: как же тяжелы будни спасателей! Но ведь как-то они со всем этим справляются.