Столицы женское лицо

Сиреневая симфония

О работе во Владивостоке, редкой профессии и любимом аромате рассказывает кандидат биологических наук, куратор коллекции сирени Центрального ботанического сада НАН Беларуси Наталья Македонская

Ею нельзя не восхищаться. Поражает не только отношение к любимому делу. Располагают искренность, жизнерадостность, тонкий юмор. Более 35 лет Наталья Викторовна работает в ботаническом саду и считает, что природа подпитывает человека особой энергией.

Редкий кадр

— Прочитала в «Комсомолке» статью «Где учиться Страдивариусу?», в которой приводился перечень редких в Советском Союзе профессий. Окончив в Ашхабаде школу, поступила в Плодоовощной институт имени И. В. Мичурина, — вспоминает собеседница. — Логично, что старейший аграрный вуз Тамбовской области находился в Мичуринске — городе, названном в честь замечательного ученого и селекционера Ивана Мичурина. Специальность по тем временам выбрала эксклюзивную: декоративное садоводство. Это был единственный в СССР институт, где готовили такие редкие кадры.

Она училась с удовольствием. Как водится, студенческие годы не обходились без открытий, сессий и курьезных случаев.

— Иногда мамочка Зоя Васильевна Колодкина ездила из Ашхабада в Москву в командировку, — улыбается Наталья Викторовна. — Поезд проходил через Мичуринск и делал в городе короткую остановку. Мы встречались, обнимались-целовались, обменивались новостями. Распрощавшись, я шла в общежитие с полной сеткой фруктов и угощала ими ребят.

Однажды прямо во время экзамена студентку вызвали к ректору.

— В деканат пришла телеграмма: «Доченька. В баночке яд. Будь осторожна. Мама», — продолжает Наталья Викторовна. — Все жутко перепугались. Оказалось, вместе с фруктами мама передала необходимые для опытов реагенты. Банка с химикатами разбилась, и ее содержимое пролилось на фрукты. Ничего не подозревая, я выбросила осколки стекла прямо на вок­зале и угостила дарами сада друзей. На следующей станции мама вспомнила о пузырьке и отбила телеграмму. Естественно, после такого красноречивого послания у всех разболелись животы, но обошлось: не такой уж ядовитый оказался реагент.

Море по колено

— Распределение получила во Владивосток, — рассказывает ученая. — Не могу сказать, что сильно расстроилась (отец был военным, чуть ли не каждый год мы переезжали), поэтому новое путешествие ничуть не испугало.

Жила в общежитии, трудилась мастером в местном «Зеленстрое»: выращивала в тепличном комбинате цветы.

— Он находился в бухте «Золотой Рог», а общежитие — на другом конце города, в отдаленной бухте «Тихая», — уточняет Наталья Викторовна. — Приходилось вставать в 5 утра, добираться на электричке. В 20 лет и море кажется по колено!

Отработав два года в «Зеленстрое», решила продолжить учебу. Желание было столь велико, что попала на прием к академику Андрею Капице. В те годы он возглавлял Дальневосточный научный центр Академии наук СССР и его одобрение было необходимо для поступления в аспирантуру. Наталья Македонская успешно сдала экзамены, и ее зачислили.

— Научный опыт получила в Ботаническом саду-институте во Владивостоке, — отмечает собеседница. — Экспедиции, исследования… Однажды попала в Уссурийский заповедник. Жутко боялась встретиться с тигром. Но ничего, обошлось.

В ботаническом саду во Владивостоке она проработала 10 лет, защитила кандидатскую диссертацию по пионам. Для того чтобы дать описание этим пышным цветам, требовалось собрать и засушить растения, которые произрастали на определенной территории.

Читайте также:  Елена Авдей: «После операционной в терапию уже не перейдешь»

— Климат в Приморье влажный, — делится ученая. — К каким только хитростям не прибегала, чтобы собрать гербарий! Цветы раскладывала по диванам. Супруг Лолий (редкое имя из святцев дала ему бабушка) был не в восторге.

Заря коммунизма и другие

В Минск Македонские переехали в 1981-м. Кардинально изменить место жительства семья решила после рождения Платона.

В ботаническом саду НАН Беларуси Наталья Викторовна работает более 35 лет. О своем детище — саде сирени (по-научному сирингарии) — рассказывает с любовью, мол, и обнимет сирень, и приголубит.

— Она как милый друг, — улыбается Наталья Македонская. — Всегда рада и ничего не требует взамен. Сирень неприхотлива, щедра и красива. Водопад нежных цветов отвлекает от грустных мыслей, обдает брызгами счастья и хорошего настроения.

Каждый посетитель сирингария найдет сорт по душе: здесь и «Максимович», и «Ли Лан Жи», и «красавица Москвы», и «Павлинка», и даже «заря коммунизма».

— Коллекция формировалась более 80 лет, — рассказывает ее куратор. — Сегодня в ней более 200 сортов. Белорусские сорта сирени украшают ботанические сады Москвы, Киева, Риги, Вильнюса и многих других городов. Уникальность нашей коллекции в разно­образии. Основу составляет французская классика — селекции Лемуана. Широко представлены работы российских и украинских ученых, в том числе гениального селекционера Леонида Колесникова.

Он был образованным, талант­ливым человеком. В прошлом белый офицер. Увлекся разведением сирени, новинки посвящал красавице жене. В 1952 году стал лауреатом Сталинской премии.

Февральская сирень

В нынешнем году Наталья Викторовна принимала участие в первой Международной научно-практической конференции, посвященной 125-летию Л. А. Колесникова, организованной совместно с Международным обществом сирени. Форум собрал ведущих ученых из Новой Зеландии, Канады, США, Японии, Китая, Франции — всего 14 стран.

Ученая отмечает, что интересный маркетинговый ход придумали коллеги из Санкт-Петербурга. Каждый год в Ботаническом саду Петра Великого проходит фестиваль «Февральская сирень». Зимой полюбоваться шикарными соцветиями невозможно, поэтому они обыгрывают тему весьма оригинально: сиреневые убранства, сиреневое мороженое, запах сирени в воздухе… На праздник приглашают интересных лекторов, художников, парфюмеров, геологов. Какое отношение к сирени имеют последние? Рассказывают гостям о свойствах камней сиреневой окраски.

— В этом году из города на Неве привезла 23 новых сорта сирени, — сообщает Наталья Викторовна. — Они уже привиты, но нужно подождать: пройдет несколько лет, прежде чем кусты окрепнут и станут радовать посетителей.

Сложная простушка

В сердце Натальи Македонской сирени принадлежит особое место. Она давно перестала быть просто работой — стала частью жизни. Даже некоторые предметы гардероба, интерьера, любимые запахи Натальи Викторовны сохраняют отпечаток любимых цветов.

— Парфюмеры считают запах сирени одним из наиболее сложных, — улыбается Наталья Викторовна. — Аромат розы, к примеру, раскрывается сразу, а сирень многокомпонентная: это и запах почвы, на которой растет куст, и листьев, и древесины. Такая вот она притягательная сложная простушка.

 

 

Алеся ЗАГОРСКАЯ