Социум

Между двух огней

Кто такой профессиональный переговорщик и как он помогает бывшим супругам или родственникам разрешить конфликт без суда, знает медиатор одного из столичных адвокатских бюро Елена Жданович

Елена Жданович
Елена Жданович

— Елена Леонидовна, начиная с января 2014 года Министерством юстиции Республики Беларусь выданы более 500 свидетельств медиаторов (переговорщиков. — Прим. авт.). И все же далеко не все имеют представление, чем занимаются такие специалисты.

— Медиация — способ альтернативного решения споров, когда за стол переговоров вместе с заинтересованными сторонами садится профессиональный переговорщик и помогает найти путь к примирению. Раньше люди не знали другого способа урегулировать конфликт, кроме как судебное разбирательство. Наличие медиации в стране меняет правовую культуру общества в целом. Единственный нюанс: в настоящее время нашим законом не предусмотрено использование процедуры медиации по административным и уголовным делам. 

— Как это работает на прак­тике?

— Медиатор организовывает и проводит переговорный процесс, задача которого — помочь людям достигнуть взаимовыгодного соглашения. Он задает вопросы: почему так произошло, что бы вы хотели получить в результате переговоров, какие варианты разрешения спора готовы предложить и обсудить? Медиатор учитывает все психологические моменты межличностного конфликта, пытается понять скрытые интересы и потребности человека. Если есть необходимость, приглашает участников спора на индивидуальную беседу, содержание которой строго конфиденциально и без разрешения не может быть озву­че­но в процессе переговоров.

Вся проблема в том, что конфликтующие стороны не могут конструктивно разговаривать, не слышат друг друга, а порой и вовсе перестают общаться. Медиация позволяет обсудить все проблемы, причем в уважительной форме. Это не значит, что люди не ругаются. Но у них есть возможность взять паузу, чтобы постараться услышать и понять оппонента. В среднем продолжительность одной сессии таких переговоров с участием ме­диа­то­ра длится не менее трех часов.

— Достаточно ли одной встречи?

— Как правило, да. Когда люди приходят к медиатору, они настроены договариваться. Но бывает, что проводим 3-5 сессий, все зависит от сложности спора.

— Один медиатор на один конфликт?

— Необязательно. Могут присутствовать на сессии и медиатор-юрист, и медиатор-психолог. Иногда работают два медиатора разного пола, это очень эффективно, когда решают вопрос сохранения семьи.

— Сколько стоит услуга профессионального переговор­щика?

— Вознаграждение медиатора определяется по соглашению. В Минске стоимость услуги варьируется от 150 до 300 рублей за сессию. Расходы делят в равных долях между участниками спора.

— Какие проблемы вам приходится урегулировать?

— Во всем мире медиаторы начинали свою работу с разрешения семейных конфликтов. Постепенно к их помощи стали прибегать при урегулировании коммерческих споров и рассмотрении уголовных дел. Семейная медиация включает всю область гражданско-правовых отношений — наследственные, жилищные, земельные споры, бывают и международные, связанные с определением места жительства детей при раздельном проживании родителей.

Ситуации разные: например, брат и сестра делят наследство, муж с женой — совместно нажитое имущество. В суде по закону, как правило, все распределяют равными долями, а в медиативном соглашении можно договориться, кому что нужнее.

— Хотелось бы остановиться на брачных договорах. Востребованы ли они у нас, увеличивается ли их количество?

— В прошлом году мы подготовили около 40 проектов брачных договоров. Это большая цифра. У нас, славян, сложился стереотип: брачные договоры заключать стыдно. Когда супруги на грани развода, накапливается масса негатива, злости и обид. И когда нужно делить имущество, детей, то ненависть только набирает обороты. Тогда муж и жена начинают жалеть, что заранее не урегулировали имущественные обязательства и права.

Предположим, молодая семья строит или покупает квартиру, деньги на приобретение которой дают родители одного из супругов. Когда начинают делить имущество, то, согласно законодательству, имущество супругов распределяется в равных долях. В результате возникают взаимные претензии, обиды. Куда честнее заключить брачный договор и прописать, что жилплощадь остается супругу, чьи родители оплачивали ее приобретение. В брачном договоре можно закрепить позиции, связанные с детьми: где они будут проживать, например, если мама живет в Беларуси, а папа — в Германии, кто и что оплачивает, с кем и когда они отправляются отдыхать… На самом деле это очень важно, для того чтобы общение между супругами в дальнейшем было интеллигентным и цивилизованным.

— Медиативное соглашение, которое подписывают после проведения переговоров, не имеет юридической силы. Можно ли его облечь в правовую форму?

— Если частью медиативного соглашения является проект брачного договора или соглашения об алиментах, то эти документы удостоверяются в нотариальной конторе и имеют юридическую силу. Медиативные соглашения, как правило, исполняются добровольно. По статистике, их результативность достигает 97 %. Почему так? Прежде всего потому, что люди принимают осознанное решение, которое их устраивает.

— Что самое сложное в работе медиатора?

— Медиатор — психолог, который работает с межличностным конфликтом. Нужны большой опыт и практика, чтобы понять, какой вопрос сработает, на каком этапе переговоров его лучше задать. Управлять конфликтом, эмоциями людей, понимать и чувствовать их — большой труд, требующий определенных знаний и навыков.

— В чем видите плюсы своей работы?

— Она способствует пробуждению хороших качеств, указывает на возможные варианты разрешения конфликта, подталкивает человека к тому, чтобы он сам потрудился, проделал внутреннюю работу, принял решение и взял ответственность за свою жизнь. Думаю, придет время, когда профессиональные переговорщики будут очень востребованы и в нашей стране. Сейчас эта служба в процессе становления.

— Как стимулировать людей активнее пользоваться таким способом разрешения конфликта?

— В настоящее время на уровне государства решается вопрос о том, чтобы сделать медиацию обязательной во время бракоразводного процесса — для решения споров, которые касаются воспитания детей. Что это значит? Если люди обращаются в суд по спору о воспитании детей, то государство может предложить им встретиться с медиатором, пообщаться с ним, ­узнать, что такое медиация, как она им поможет, что они могут получить в результате таких переговоров. Это важно, потому что воспитывать детей и не сохранять мир в семье — деструктивно. Мы очень надеемся, что обязательное информирование будет введено. После встречи с медиатором человек сам примет решение: обратиться в суд или сесть за стол переговоров.