Классный час

Крутые берега

Юных туристов сначала учат тонуть, чтобы они умели выплывать с веслом в руке

Сергей Уразов заведует отделом спортивного туризма в Минском государственном туристско-экологическом центре детей и молодежи. Обучает подрастающее поколение технике водного туризма. Ребята под его руководством участвуют в сплавах на байдарках, каяках и катамаранах. Сергей Алексеевич увлекся этим лет 30 назад. Говорит, тогда еще «воды» было много, имея в виду туристов-водников.

Для юных любителей водного туризма в центре организуют 9-дневные палаточные лагеря. Дети с педагогом выезжают на природу, к берегу реки, где отдыхают и тренируются.

 — Проплывали Карелию, Таджикистан, Карпаты, — делится педагог. — Дети позанимаются годик в кружке, потренируются на белорусских реках, например на Нарочанке, а потом спускают байдарки и по Южному Бугу. Это голубая артерия юго-запада Украи­ны — классическая двойка, то есть имеет вторую категорию сложности.

Правда, туристом-водником Сергей Уразов стал не сразу. По образованию он учитель физкультуры. Когда молодой педагог пришел в школу, его тут же отправили на курсы по туризму. Первые походы с детьми организовывал пешеходные.

— Так и ходил, ходил… Пока друг однажды не пригласил поучаствовать в водном походе. Тогда я впервые вживую увидел лодку, — вспоминает Уразов.

Маршрут оказался сразу третьей категории сложности. Речные перекаты, пороги и шиверы (каменистое мелководье) не отбили охоту к путешествиям, а раззадорили.

— С тех пор предпочитаю такой вид туризма. А знаете, почему? Пешком на гору, пешком с горы, при этом на тебе рюкзак. Во время водного путешествия тоже приходится тащить много тяжестей. Но дотянешь вещи до берега реки, сядешь в лодку — и тебя несет вода. Главная задача — хорошо управлять плавсредством, — рассуждает Сергей Алексеевич.

Понятное дело, что и романтика имеет здесь место. Когда спускаешься по реке, пейзажи стремительно меняются. Не знаешь, какие красоты откроются за поворотом!

Читайте также:  Частное становится явным

А бывает так, что уныло гребешь долгое время, а потом:

— О! Шумит, слышите? Значит, порог! — почти шепчет Уразов, вспоминая то чувство, когда в нескольких метрах от тебя начинает бурлить течение.

Подплываешь. Если порог сложный — останавливаешься, продумываешь стратегию спуска, ставишь страховку. В водном походе, каким бы ты ни был опытным туристом, можно столкнуться с неожиданными ситуациями. Даже в Беларуси, где нрав у речек некапризный.

— В прошлом году были на Ислочи. Казалось бы, проплывали ее раз десять! Но той весной подмыло дерево: громаднейший дуб свалился поперек русла, — делится педагог. — Кричу восьмикласснице, выполнявшей функции матроса: «Машуня, причаливаем!» Вещи перенесли на берег, а лодки — через препятствие вручную.

Второй экипаж, двигавшийся следом, решил облегчить переход — перетащить плавсредство через дуб не выходя на берег.

— Кувырк — и лодка утонула! Вещи плавают, всё мокрое. Но ничего, обсушились. Поход продолжился, — улыбается Сергей Уразов. — Кстати, главное правило при оверкиле — выплыть с веслом в руке. Оно в этом случае послужит спасательным кругом. Мы ходим в походы и в мае. Если случается переворот в воде, неподготовленный турист может от холода и неожиданности растеряться.

В аварийной ситуации все действия должны быть доведены до автоматизма. Поэтому, чтобы отправиться в водный поход даже по спокойной реке, надо прежде потренироваться. Сделать это можно в объединениях по интересам туристско-экологического центра. Набирают детей на направление «Водный туризм» с 8-9 лет. В течение года ребята занимаются в спортзале, тренируются, чтобы стать выносливыми. Зимой посещают бассейн, где на каяках (пластиковых лодках) учатся правильно держать весло, четко выполнять гребок, а также… тонуть. Перевернулся разок в байдарке. Страшно? Еще раз! Весло в руке? И так до тех пор, пока не станешь контролировать себя в экстренных ситуациях.