АртеФакты

Секрет ширмы

Театр начинается не только с вешалки, но и с бутафорской корзинки на коленях у главной героини спектакля и со световых пятен на сцене, гармонично зажигающихся в такт репликам. Люди, стоящие за всем этим в Национальном академическом театре имени Янки Купалы, пусть и не часть труппы, но такие же участники творческого процесса. Они не любят внимания, они всегда за кулисами, но без них невозможен ни один спектакль

Наталия Надтачаева, администратор

— Я возвращаюсь в этот театр вновь и вновь. И так уже 20 лет. Уезжала за океан, вернулась. В голове все крутилась одна и та же мысль: как там сейчас, в Купаловском?.. Не могу без него — ни одна задача в моей работе не похожа на предыдущую.

Администратор — это не тот, кто все контролирует. От Наталии в первую очередь требуется коммуникабельность — нужно привлекать зрителей: и рекламой заниматься, и гостей встречать на премьерах.

— Актеры, которые работают в Купаловском, — истинные профессионалы, не строят из себя звезд. Пафоса, капризов, скандалов тут не встретишь. Все воспитанные, привыкли к высокой планке, много трудятся. Этим мне и нравится театр.

Купаловский, по ее словам, хорош еще и тем, что тут воспитывают зрителя, показывая не только классику, но и экспериментальные постановки.

Николай Сурков, художник по свету

За световым пультом, как выяснилось, — бывший палеонтолог. Тот случай, когда человек, освоив одну специальность, по зову сердца стал заниматься чем-то противоположным.

— Сейчас одновременно работаю и с другими театрами, создаю световую партитуру. Несколько лет назад начал осваивать эту науку сам, по книжкам. А в театре сначала был монтировщиком.

Иногда свет линейный, как в «Павлинке», — включили и выключили. Это классика. Но порой спектакль требует множества световых нюансов. И тут нужен уже художник.

— Сегодня все проще, но только в техническом плане. В советское время, до компьютеров, приходилось управлять пультом с 480 ручками.

Николай Сурков, художник по свету

За световым пультом, как выяснилось, — бывший палеонтолог. Тот случай, когда человек, освоив одну специальность, по зову сердца стал заниматься чем-то противоположным.

— Сейчас одновременно работаю и с другими театрами, создаю световую партитуру. Несколько лет назад начал осваивать эту науку сам, по книжкам. А в театре сначала был монтировщиком.

Иногда свет линейный, как в «Павлинке», — включили и выключили. Это классика. Но порой спектакль требует множества световых нюансов. И тут нужен уже художник.

— Сегодня все проще, но только в техническом плане. В советское время, до компьютеров, приходилось управлять пультом с 480 ручками.

Читайте также:  Из любви к искусству

Александра Лобатая, специалист отдела внешних связей

— Попала в театр случайно. Услышала, что нужен человек с хорошим знанием английского языка. Приходится вести переговоры с иностранными партнерами, быть продюсером. Нравится, что не нужно сидеть на одном месте, работа проектная: вот через неделю взяли и сорвались на гастроли. Кажется, что устаешь, но к концу дня понимаешь: мог бы сделать и больше. Коллеги для меня — это люди, которые уже стали близкими друзьями.

Инесса Вербицкая, художник-декоратор

Как на сцене создают, к примеру, водопад? Берут много бумаги синего цвета, нарезают на мелкие кусочки и просто высыпают из вед­ра под лучом света. Из зрительного зала и не отличишь от настоящего.

— Моя работа начинается с макета сцены — кукольного ящика, где в миниатюре воссозданы все элементы спектакля: от полочек до панно на стенах и стаканов на столиках. Предметы изготавливаем по эскизам, но вот в каких материалах их воплощать — воля художника.

На столе у нее ароматный каравай. На ощупь, правда, твердый.

— Самое сложное — сделать так, чтобы зритель поверил, особенно если речь идет о еде. На создание пирога ушел не один день. Он должен быть воздушным, зефирным. Не раз перекрашивала.

Инесса тоже меняла профессию — осваивала технологии машиностроения, а потом попала в театр.

В бутафорском цехе атмосфера почти семейная. Инесса признается, что практически живет тут. А вот из дома все лишние вещи вывезла. Ей хочется, чтобы хотя бы там не было такого обилия предметов и глаза отдыхали.

Мария Пушкина, редактор литературно-драматургической части

— В театре я почти 5 лет, чувствую себя тут как дома. Окончила филфак, поехала покорять Польшу. Пробыла там два года, но потом захотелось вернуться на родину. Помню, как прямо перед отъездом сидела с друзья­ми на балконе в Варшаве и получила SMS: «Не хочешь работать в Купаловском?»

Мария знает польский, белорусский, украинский, чешский и английский языки. Такие специалисты на вес золота. Но главное, что ей нравится в работе, — общение с режиссером и актерами.

— Я не просто перевожу, мы вместе с труппой создаем и адаптируем тексты. Недавно закончили проект, рассказывающий о человеке, который приводил в исполнение смертные приговоры в Британии, а когда их отменили, он открыл свой паб. Купаловский — это всегда эксперимент.