Из дальних странствий

Свинцовый плен Джакомо Казановы

Воспевать ее красоту, объясняться ей в любви и рассыпаться в комплиментах — занятие банальное и бессмысленное после Пушкина, Ахматовой, Блока, Пастернака и особенно, наверное, Иосифа Бродского. «И я поклялся, что если смогу выбраться из родной империи, то первым делом поеду в Венецию», — писал нобелевский лауреат о городе, где часто и подолгу гостил и в итоге был похоронен

Поэтому оставим богу богово, а поэ­ту — поэтово. Ибо, если вам посчастливилось воочию увидеть древние прекрасные палаццо, словно сползающие в море, каналы со снующими без устали суденышками, мосты и улочки, истоптанные разноязыкими полчищами туристов, прикоснуться к вечным загадкам истории, которыми здесь пропитан воздух, то вы уже, безусловно, баловень судьбы.

Кто предал Джордано Бруно

Шапочное знакомство с родиной Марко Поло началось в аэропорту его же имени. Сама Мекка влюбленных расположена от него примерно в получасе езды почти на 120 островах в лагуне Адриатического моря. И вот мы уже на площади Святого Марка у входа в легендарный Дворец дόжей. Венеция в чем-то очень похожа на Санкт-Петербург, но палаццо Дукале с его готической изысканностью намного древнее и помпезнее любого из питерских зданий.

Бывшая резиденция главы Венецианской республики состоит из множества залов, и у каждого своя история, порой таинственная и мрачная. Скажем, в зале Совета десяти заседал трибунал, расследовавший преступления против государства, возглавлял который сам дож. А под самой крышей находилась тюрьма Пьомби, камеры со свинцовым потолком сохранились до сих пор. В одну из них в мае 1592-го был заключен и содержался здесь около 10 месяцев выдающийся мыслитель, философ и поэт эпохи Возрождения Джордано Бруно. Причем отправленный в Рим, признанный тамошними инквизиторами по итогам многолетнего расследования «нераскаявшимся, упорным и непреклонным еретиком» и сожженный на костре монах-вольнодумец приехал в Венецию по приглашению местного аристократа. И по злой иронии судьбы попал в свинцовую тюрьму по доносу последнего…

Сюда же, в Пьомби, в июле 1755-го угодил тридцатилетний уроженец Венеции, знаменитый авантюрист Джакомо Джироламо Казанова. Считалось, что сбежать из свинцовой тюрьмы практически невозможно. Однако легендарный соблазнитель, приговоренный к 5 годам заключения, совершил-таки дерз­кий, казавшийся невероятным побег, описанный потом в его мемуарах, и скрылся в Париже. Вернулся в родной город с разрешения всесильной инквизиции лишь после 18-летнего изгнания, продолжив свои по­хож­де­ния и вновь клянясь в вечной любви новым приглянувшимся барышням, оставаясь верным родному городу, который прославил.

…Тюремные камеры, решетки на окнах, каменные стены, узкие коридоры — становится не по себе, когда пытаешься представить, как томились в этих застенках узники, ожидая сурового приговора. Тем временем внизу, под ними, в роскошных залах заседали пышно разодетые важные государственные мужи, любуясь чудесными произведениями искусства. Увы, suum cuique — каждому свое.

Я люблю тебя, лодочник

Интерьеры Дворца дόжей, впервые разрушенного еще в Х веке, не раз горевшего и отстроенного заново, украшали величайшие художники своего времени, включая Джор­джо­не и Тициана. Стену огромного Зала Большого Совета, занимающего всё южное крыло (длина — 54 м, ширина — 25 и высота — 15), и сегодня украшает одна из самых больших картин в мире «Рай», написанная Якопо Тинторетто и его сыном, а на потолке красуется огромная овальная картина Веронезе «Триумф Венеции». Изумительными живописными полотнами, гобеленами, статуями, роскошной мебелью и другими произведениями искусства можно любоваться и восхищаться без устали, поневоле сравнивая их с сокровищами Эрмитажа или Ватикана.

Впрочем, подолгу задерживаться даже у самых завораживающих шедевров попросту некогда. Комплексные билеты стои­мостью 20 евро, купленные нами в кассе, предусматривали посещение еще двух музеев — Коррера и Археологического, а также библиотеки Сан-Марко. И как было не воспользоваться этой возможностью!

Но вот музейная страда завершена, и мы, переполненные впечатлениями, выходим на свежий воздух, сливаясь с бодрыми массами таких же любознательных поклонников прекрасного из разных стран. Немногие из них, те, кого не смущает далеко не скромная цена поездки, усаживаются в гондолы. Длинные, черные, блестящие, похожие на пироги индейцев, эти суденышки кажутся сделанными из пластика, но нет — для изготовления статусной лодки стоимостью 50-60 тысяч евро используют 9 сортов дерева, причем на создание ее уходит около года.

Читайте также:  Марципан в камне

Гондольеры в полосатых, напоминающих тельняшку десантника майках выглядят усталыми и безучастными, но своим единственным веслом орудуют сноровисто и могут даже с чувством исполнить для пассажиров, особенно молодых, баркаролу. По всей Венеции действует единый и весьма недешевый тариф на их услуги. Однако не секрет, что при большом скоплении туристов ушлые лодочники не моргнув глазом завышают цену.

Профессия эта престижная и, как правило, передается по наследству, поскольку в городе официально разрешено работать ровно 425 гондольерам. Есть среди них и одна женщина. Вообще же соискатель лицензии проходит специальное обучение в течение 9 месяцев, должен знать иностранный язык, географию местных окрестностей и… уметь петь. Подтверждаю — умеют, слышал сам, как полосатый мастер длинного весла ублажал заливистым тенором счастливых молодоженов из Поднебесной. Китайские туристы встречались в Венеции на каждом шагу. Недаром Марко Поло очень любил эту страну и прожил там около 15 лет, занимаясь торговлей!

Кругом вода

Даже такси в Венеции необычное — водное. Свыше 100 катеров курсируют по лагуне и каналам, имея доступ практически к любой точке города. О заоблачных ценах лучше умолчим, они более щадящие на вапоретто — водный общественный городской транспорт. Заплатив по 20 евро за проездной билет на кораблик-трамвайчик, мы получили возможность кататься по Большому каналу, высаживаясь на остановках-причалах, чтобы пройти по почти безлюдным улочкам без названий, но с пронумерованными домами, и снова возвращаясь к воде на очередную пристань, а там и на полюбившуюся пьяццу Сан-Марко.

Площадь, появившаяся в IX веке после возведения одноименного собора, где находятся мощи одного из четырех канонических евангелистов, входит в число самых известных достопримечательностей Венеции. Когда-то здесь обитали сонмища голубей, которых наперебой кормили, делая фото на память, туристы. Нынче крылатых посланцев мира заметно поубавилось, зато никуда не делись две высоченные колонны у парадного входа со стороны лагуны: со статуей Святого Теодора, убивающего дракона, и крылатым бронзовым львом — главным символом города.

Когда-то между ними стоял помост, на котором казнили преступников, из-за чего, говорят, суеверные горожане это место обходят стороной. Беспечные туристы и здесь не прочь сделать селфи, не забывая обзавестись приглянувшимися сувенирами в киосках поблизости. Неплохо идут традиционные маски, напоминающие о знаменитом карнавале более чем с 900-летней историей. Кстати, не менее знаковый Венецианский кинофестиваль с его престижным призом «Золотой лев» на много веков моложе — он ежегодно проводится на острове Лидо с 1934-го по инициативе, как ни странно, Бенито Муссолини.

Прогуливаясь по городу пешком или перемещаясь по воде, вы неизбежно любуетесь изящными мостами — их в Венеции свыше 400. Самый известный и древний украшает Гранд-канал в квартале Риальто. Не менее знаменит Мост вздохов, соединяющий здания Новой тюрьмы с Дворцом дожей. Горько же вздыхали, проходя по нему и оплакивая свою участь, отнюдь не отвергнутые влюбленные, а осужденные преступники.

Вода, вода, кругом вода… Великого венецианца Антонио Вивальди, возможно, покоробила бы незатейливость мотива популярной некогда советской песни, зато слова как раз в тему. Н2О здесь воистину пруд пруди, но в основном морской. С питьевой сложнее. Пол-литровая бутылочка в ресторанчике, куда мы забрели перекусить, обошлась в пять или шесть евро, и это якобы не предел. Забавно, что в крохотном баре неподалеку, где торговали бочковым вином, литр сухого белого стоил вдвое дешевле, а цена за чашечку эспрессо в кофейне напротив тоже кусалась. Зато на улицах города попадаются водоразборные колонки с бесплатной водичкой. От жажды, словом, не погибнешь!

 

 

Владимир ПИСАРЕВ, фото автора