Московский район

Линии жизни

Как парень со Шкловщины стал специалистом Харьковского метро, а потом готовил к открытию минскую подземку

Подсказали «А ну-ка, девушки»

В Оршанском железнодорожном техникуме Григорий Якимков получил специальность «движенца» — дежурного по станции. А во время службы в армии строил рельсовые пути на Южной железной дороге, благодаря чему освоил еще профессию путейца. Там и остался работать после армии, будучи уже женатым человеком. Супруга Григория училась с ним в одном техникуме.

В 22 года Якимков стал самым молодым начальником станции в Белгородском отделении Юго-Восточной железной дороги. Но вскоре его жизнь кардинально изменилась.

— Смотрели по телевизору передачу «А ну-ка, девушки», — вспоминает Григорий Федорович. — Участвовали в ней и девчата из московского метро. Жена говорит: как им хорошо работать — тепло, сухо, не надо стрелки чистить. Она в то время была дежурной по станции на железной дороге. Трудились и в холод, и в дождь, а жили в доме казарменного типа, с печкой. Как раз в это время готовящийся к открытию Харьковский метрополитен набирал специалистов. Обратился туда — меня сразу взяли дежурным по посту централизации, потом назначили начальником станции. Вскоре дали квартиру, где мы и обосновались с женой и дочкой. Супругу приняли старшим кассиром.

Харьковское метро открыли в 1975-м. Якимков отработал здесь почти 9 лет. В Украине заочно получил высшее образование по специальности.

Смена дислокации

— В начале 1980-х потянуло на родину. Отец умер, мама жила в Шкловском районе, просила перебраться поближе. А тут и повод появился: из Минска приехали вербовщики с приглашением работать в метро, которое готовили к открытию. Согласился, — продолжает Григорий Федорович.

В Минск приехал в декабре 1983 года, сначала один, поселился в общежитии, но уже в апреле получил ключи от квартиры и семья воссоединилась.

До пуска пробного поезда в марте 1984-го Якимков и его харьковский коллега отвечали за все 8 станций строящегося метро. Опытные специалисты, они подсказывали рабочим, как лучше обустроить помещения, а инженерно-техническим сотрудникам, пришедшим в подземку с железной дороги, помогали адаптироваться к новым условиям. К марту начальники появились почти на всех станциях минской подземки. Из этих специалистов двое были из БССР, одна из Ленинграда, остальные из Харькова.

— Заранее готовили и дежурных по станции, — вспоминает Григорий Федорович. — Набрали девушек для обучения в Барановичской дорожной технической школе. Я периодически читал им лекции, принимал экзамены, возил на стажировку в Харьков. Многие из них стали потом начальниками станций, заняли другие ответственные должности. Некоторые работают на предприятии по сей день.

Ко дню пуска метро наводили лоск не только на платформах и в вестибюлях, но и в служебных помещениях. В комнатах приема пищи даже расписывали стены. На станции «Институт культуры», начальником которой я был, контролер изобразил копию «Аленушки» Васнецова. А Владимир Кожедуб, ныне начальник станций «Петровщина» и «Малиновка», а тогда дежурный по посту централизации, рисовал в служебных помещениях гномиков.

В этом году Григорий Якимков отмечает три юбилея: свое 70-летие, полвека трудовой деятельности и 35 лет работы в службе движения минского метро. Обладатель почетного знака «Отличный работник Минского метрополитена» не просто увлечен своим делом, но живет им, а рассказывать о подземке может часами. Неудивительно, что именно Григорий Федорович помимо основной работы на общественных началах занимается музеем Минского метрополитена. Здесь он и директор, и экскурсовод, причем многие экспонаты сам нашел и сохранил.

Век учись

С назначением на должность главного инженера службы движения, а потом и начальника этой структуры Якимкову пришлось постигать тонкости сразу нескольких профессий.

— Перелопатил множество нормативной документации. В моем подчинении находились кассиры, контролеры, диспетчеры, начальники станций, дежурные по станции, по посту централизации, ДСПО, уборщицы, и я обязан был знать нюансы работы каждого, чтобы четко организовывать и контролировать деятельность, в том числе при возможных ЧП, — отмечает собеседник.

Когда Григорий Федорович возглавлял службу движения (с 2002-го по 2013-й), в его подчинении были около 1 400 человек, в основном женщины. Завел журнал, куда записывал дни рождения работниц каждой станции, семейное положение, возраст детей, даты ухода на пенсию, всегда знал, если нужна помощь. Он заучивал фамилии, имена, отчества, многие помнит до сих пор. Всегда был уверен: люди ценят внимание. Соответственно относились и относятся к нему — как к строгому, но человечному и внимательному руководителю, а теперь коллеге.

Сейчас Якимков — ведущий инженер службы движения по безопасности. Обучает сотрудников, проверяет нормативную документацию, регламентирующую работу станций, проводит соответствующие проверки, ревизии.

Из ряда вон

Безопасности в подземке уделяют повышенное внимание, но экстраординарные ситуации, когда мгновенно надо принимать решение, все же иногда случаются. Обо всех не напишешь, но о некоторых мой собеседник рассказал:

— Помните «Хавьер»? Мы тогда не остановили движение и не закрыли ходок (пешеходный тоннель на пересадочном узле. — Прим. авт.) между «Октябрьской» и «Купаловской», хотя для нас это было бы проще. В обычные дни после 19:00 часть составов снимают с линии, а в тот вечер продолжали гонять до часу ночи: людям некуда было деваться — наземный транспорт парализовало. Из дис­петчерской через видеокамеры непрерывно наблюдали за пассажиропотоками. Какие-то поез­да рекомендовали пропустить до следующей станции без остановки, чтобы избежать излишнего скопления народа. Внимательно следили, чтобы платформы не были переполнены и люди не упали на путь. Уловить этот момент, когда непрерывно идут толпы, непросто. В жутком напряжении находились и мы, и начальники станций, и дежурные. К счастью, обошлось. Справились блестяще, хотя и рисковали. Ведь произойди что, нас бы обвинили: вы не закрыли станции — люди пострадали.

Не раз помогал доставать тела погибших. Машинисты иногда терялись, что уж говорить о женщинах, сотрудницах станций. Это огромный стресс! Но такая у нас работа: главное — не задерживать поезд. 

Был такой случай: женщина упала на пути на «Площади Ленина», сказали, что умерла. И тут вдруг она голову подняла. Я в тот момент стоял на коленке у поезда. Когда пришел домой, не смог согнуть ногу, так подействовало на нервы…

— Вот дачи у меня нет, — улыбается он. — Хотя, с другой стороны, сегодня мы с женой можем выходные проводить как нам нравится — ездим за грибами, ходим в парки, ботанический сад.  Моя супруга тоже проработала в минском метро 26 лет. Так что мы, можно сказать, всегда и везде рядом.

Подробнее и больше фото — на информационном портале minsknews.by.