Территория закона

Лицевая сторона

Как создают субъективные портреты злоумышленников

Потерпевший или свидетель, побывавший в стрессовой ситуации, часто не может детально описать преступника. «Вот если бы увидел, узнал бы!» — иногда доводится слышать экспертам-криминалистам.

Антон Клочков
эксперт Московского (г. Минска) районного отдела Государственного комитета судебных экспертиз Респуб­лики Беларусь Антон Клочков

Составлять приблизительное изображение людей, нарушивших закон, начали в 50-х годах прошлого века. Сперва такие портреты выполняли профессио­нальные художники, но на это уходило немало времени. Постепенно метод совершенствовался, появилась фотография, позже — компью­терные программы. Однако от руки портреты пишут и по сей день.

Несмотря на современные технологии, это весьма трудоемкий процесс, требующий определенных знаний и навыков. У эксперта, занимающегося такой работой, должен быть специальный допуск. Ведь если человек не подготовлен, он просто растеряется, пытаясь разобраться в тысячах изображений, предлагаемых компьютерными программами.

— Здесь надо иметь представление об антропологических характеристиках внешности человека, — разъясняет эксперт Московского (г. Минска) районного отдела Государственного комитета судебных экспертиз Респуб­лики Беларусь Антон Клочков. — Мы предлагаем потерпевшим различные варианты и на их основе впоследствии создаем портрет.

Как правило, пострадавшие или свидетели детально не запоминают, как выглядел их обидчик. Чаще всего обращают внимание на глаза, нос, рот и руки, реже на цвет волос. Согласитесь, по таким скудным данным непросто воссоздать изображение злоумышленника.

— Порой человеку нужно переосмыслить произошедшее, и тогда он сможет лучше вспомнить приметы предполагаемого преступника, — продолжает собеседник. — Иногда к одному и тому же портрету возвращаемся несколько раз: кто-то из-за пережитых потрясений не смог сразу описать внешность злоумышленника, а кому-то через пару дней вспомнились важные детали.

По словам эксперта, на мелочи больше внимания обращают представительницы прекрасного пола, для мужчин же чаще все на одно лицо. А составить субъективный портрет со слов детей или тех, кто имеет какое-либо психическое заболевание, — задача нелегкая, ведь они не всегда в состоянии правильно описать своего обидчика. Даже с определением возраста у некоторых могут возникать трудности. Например, для 15-летнего парня 45-летний мужчина кажется пожилым, а для 80-летнего пенсионера — молодым. Также практика показывает, что проще и быстрее работать с людьми творческих профессий.

Перед тем как приступить к составлению субъективного портрета, эксперт разговаривает с человеком, чтобы выяснить обстоятельства совершенного преступления: при каком осве­щении, на каком расстоянии, в какое время суток тот видел злоумышленника. Затем узнает расу, пол и возраст преступника. А дальше начинает «рисовать»: форма головы, цвет и длина волос, лоб, брови, глаза, губы… Каждый элемент можно расширить, вытянуть, опустить или поднять. Лицо состарить, надеть шляпу или очки, нанести шрам, родинку, татуировку.

— Используем специальные компьютерные программы для составления таких изображений. Чтобы нарисовать с их помощью портрет, затрачиваем от 30 минут до 5 часов. Из опыта скажу: проще создать субъективный портрет мужчины, чем женщины, — продолжает эксперт. — Кроме того, существует экспертная автоматизированная система портретной идентификации, позволяющая оперативно вести поиск устанавливаемых лиц по фотографиям, субъективным портретам, материалам оперативной фото- и видеосъемки. Для поиска пригодны и изображения невысокого качества, полученные с помощью камер наружного наблюдения и мобильных телефонов. Есть 18 точек, по которым определяют основные параметры лица. Со временем некоторые черты внешности меняются, но базовые данные остаются прежними. На каждого гражданина, попавшего в эту идентификационную систему, есть досье: Ф. И. О., сведения о судимости, регистрации, наличии татуировок, шрамов и другое.

Читайте также:  Встречное движение

Эта база данных также активно используется при работе с потерпевшими и свидетелями. Эксперт с их слов делает максимальную выборку параметров внешности злоумышленника: пол, возраст, рост, вес, национальность. Затем программа выводит на экран монитора несколько сотен изображений лиц, подходящих под заданное описание. Далее дело за малым  — опознать.

Однажды Антон Клочков проводил экспертизу внешности преступника, находившегося в меж­дународном розыске. Немецкие коллеги прислали снимок задержанного. Специалисту требовалось дать ответ на вопрос: «Он или нет?» Сложность заключалась в том, что на фото, имеющемся у эксперта, преступнику было не более 16, а на карточке, предоставленной немецкими полицейскими, запечатлен 29-летний мужчина. Пришлось проделать большую работу, по результатам которой эксперт все же пришел к однозначному выводу: на разных снимках один и тот же человек.

Во время работы экспертам приходится встречаться и с неординарными людьми. Так, Антон Александрович общался как-то с 65-летней пенсионеркой — настоящей мисс Марпл. Женщина весьма подробно описала, как отчаянно боролась с воришкой за свой кошелек, хватала нападавшего за шевелюру, толкала, била по спине. Она даже помнила, какие на ощупь волосы и какой у него запах! Ознакомившись с изображениями злоумышленников, оставленными после выборки по заданным параметрам в системе портретной идентификации, потерпевшая указала на двух мужчин, один из которых, как выяснилось впоследствии, и был ее обидчиком. За содеянное его наказали по всей строгости закона.

Почему портреты называют субъективными

Примеров, когда составленные со слов потерпевших или очевидцев субъективные портреты помогали изобличать злоумышленников, немало. Так, в столице возле железнодорожного полотна обнаружили труп женщины с признаками насильственной смерти.

— Для участия в осмотре места происшествия выезжали эксперты Московского (г. Минска) РО ГКСЭ, — рассказывает официальный представитель Центрального аппарата Государственного комитета судебных экспертиз Республики Беларусь Оксана Летко. — Специалисты со слов возможных очевидцев и свидетелей этого преступления составили пять субъективных портретов.

Если полученные изображения сравнить, то, на первый взгляд, они кажутся совсем не похожими. Но если их сопоставить с фотографией подозреваемого, то у одного портрета будут схожи с запечатленным на снимке человеком глаза, у другого — губы, у третьего — нос и так далее.

— Именно поэтому такие портреты и называют субъективными, — продолжает Оксана Летко. — В том случае именно они помогли задержать подозреваемого. Проведение в дальнейшем биологических экспертиз по изъятым следам также подтвердило его причастность к совершению преступления. Таким образом, злоумышленника изобличили, он понес заслуженное наказание.