Социум

Возвращение блудного папы

Как неожиданная встреча с единственным сыном изменила жизнь столичного бомжа

Евгению Никольскому* 54 года, он родился в России. В 10-летнем возрасте пере­ехал с родителями в Минск. Его отец был весьма успешным ученым.

— Учился на отлично, возглавлял комсомольскую организацию школы, — вспоминает собеседник. — Отслужил срочную, окончил с красным дипломом вуз, получил экономическую специальность.

Еще студентом Никольский познакомился с будущей женой Верочкой. На пятом курсе сыграли пышную свадьбу. Родители Евгения сделали единственному сыну шикарный подарок — двухкомнатную квартиру.

— Семейную идиллию перечеркнул один случай, — продолжает Евгений. — После рабочего дня коллеги пригласили отметить в кафе день рождения бухгалтера. Выпили лишнего, между мной и именинником завязалась перепалка. Тот сказал, что сам я ничего не стою, всего добился благодаря родителям. От этих слов я пришел в ярость и ударил обидчика. В итоге пьяные посиделки стоили мне трех лет лишения свободы. За это время от инфаркта один за другим умерли мать и отец. По всей видимости, не выдержали такого позора.

Верочка дождалась мужа из тюрьмы, хотя ее родители уговаривали подать на развод, мол, ничего путного из Женьки не выйдет. Но та ослушалась.

После освобождения на прежнее место работы Евгений, разумеется, не вернулся, от безысходности устроился грузчиком в мебельный магазин.

Денег в семье катастрофически не хватало, маленький Виктор много болел, а врачи еще рекомендовали каждое лето вывозить мальчика к морю. Вере приходилось трудиться в две смены, по выходным занималась шитьем на дому. Порой она упрекала мужа в несостоятельности, говорила, что он украл лучшие годы ее жизни.

Евгений стал замкнутым, начал все чаще прикладываться к бутылке, по несколько суток мог не появляться дома. Семья рушилась на глазах.

— Не выдержав, супруга собрала вещи и вместе с сыном ушла к родителям. Вскоре Верочка подала на развод, — вздыхает Никольский. — Сейчас корю себя за то, что даже не извинился перед ней, не попытался сохранить семью, променял жену и сына на приятелей-алкашей. Но в тот момент мне казалось, что так лучше: никто с похмелья не читает нотаций, не требует приносить в дом деньги, забирать сына из школы, убирать квартиру.

Соседи стали обращаться к участковому милиционеру с просьбой усмирить Евгения, который превратил свою двушку в притон. Вскоре проблема разрешилась сама собой: хозяин по совету приятелей-маргиналов практически за бесценок продал квадратные метры. Вырученные деньги очень быстро прокутил, а сам остался без жилплощади и наличных.

***

— Срок отмотал от звонка до звонка. После освобождения идти было некуда. Пытался начать жизнь с чистого листа, но на работу неоднократно судимого бомжа никто брать не хотел, — говорит собеседник. — Перебивался случайными заработками, ночевал где придется — в подвалах, лесополосе, на теплотрассе. Я не хотел снова оказаться на дне, но все к этому шло.

Как и все освободившиеся из мест не столь отдаленных, Евгений стал на учет в уголовно-исполнительную инспекцию. Куратор попался строгий: не придешь отмечаться или появишься в РУВД с алкогольным амбре — мало не покажется.

— В милиции помогли трудо­устроиться дворником, рассказали про Дом ночного пребывания для лиц без определенного места жительства, что на улице Ваупшасова. Пусть работенка непрестижная, а апартаменты не класса «люкс», но на тот момент это было едва ли не пределом мечтаний. Настолько я устал от ежедневных поисков ночлега и денег на пропитание, — не скрывает Евгений.

Никольский не любил свою работу за однообразие, ежедневно одни и те же улицы, подъезды. Раздражало и некое пренебрежение со стороны окружающих. Чтобы хоть как-то отвлечь себя, он разглядывал прохожих, пытаясь угадать их род занятий, семейное положение. И пусть Евгений никогда бы и не узнал истину, это хоть как-то разнообразило будни.

Однажды неподалеку от дворника остановился «Мерседес», из которого вышел мужчина с порт­фелем. Он поспешил к офисному зданию, набирая номер в мобильном телефоне:

— Алло, это Виктор Никольский. Я на месте.

В импозантном молодом человеке Евгений узнал сына.

— Подойти к нему не решился. Не знал, как он это воспримет, — признается Евгений. — Ведь я попросту исчез из его жизни, никогда не платил алиментов, не дарил подарков, не радовался его достижениям. Возможно, своего биологического отца он помнил как пропащего алкоголика, скандалиста, завсегдатая тюремных нар.

Придя отмечаться в очередной раз в Партизанское РУВД, Никольский похвастался начальнику инспекции Валерию Ярошко, что его сын стал большим человеком, ездит на дорогой иномарке с водителем. Было видно, что его переполняет гордость за Виктора, но он вряд ли осмелится когда-нибудь к нему подойти.

Тогда подполковник Ярошко нашел контакты Никольского-младшего и связался с ним. Он поведал, что его отец в очередной раз освободился из тюрьмы, но стал на путь исправления — работает, завязал с алкоголем. Также рассказал о том, что Евгений однажды его встретил, но подойти не осмелился. Он очень гордится сыном. В конце беседы Виктор сам попросил организовать встречу.

На следующий день Валерий Иванович вызвал к себе Никольского.

— Очень волновался, мало ли что могло произойти, — рассказывает Евгений с улыбкой. — Войдя в кабинет начальника инспекции, увидел Виктора. Он подошел ко мне и протянул руку со словами: «Здравствуй, папа!» Я даже прослезился.

***

Виктор не сразу пустил отца в свою жизнь. Они часто встречались, разговаривали на разные темы. Через несколько недель он снял Евгению однокомнатную квартиру и предложил работать охранником у себя на фирме.

— Сын рассказал, что Вера так и не вышла больше замуж. Сейчас она на пенсии и нянчит внука. Пока я с ней не виделся, но при случае встану перед ней на колени и попрошу прощения.

_____________________________________

Компетентный комментарий

— На учете в уголовно-исполнительной инспекции Партизанского РУВД состоят более 800 граждан, большинство из которых мужчины. Основная задача сотрудников УИИ — исполнение наказаний, не связанных с изоляцией осужденного от общества, контроль за освободившимися из мест лишения свободы, — говорит официальный представитель Партизанского РУВД Лилиана Жиленкова. — Превентивный надзор и профилактическое наблюдение устанавливают с целью контроля поведения граждан, преступивших закон, того, как они соблюдают установленные им ограничения. Сотрудники инспекции помогают нуждающимся с регистрацией, жильем, трудоустройством.

Таких примеров, как в случае с Никольским, единицы. Увы, на ошибках учатся не все: есть те, кто попросту не желает становиться на путь исправления и снова оказывается в местах не столь отдаленных.

*Имя и фамилия героя изменены по этическим соображениям.