Поклонимся великим тем годам

Под небом Испании

В 1936 году звание Героя Советского Союза впервые присвоено минчанину Николаю Селицкому

Николай Александрович Селицкий родился 5 апреля 1907 году в Минске в рабочей семье. После получения среднего образования работал помощником машиниста в депо. В 1931-м призван в Красную армию, окончил Орловскую бронетанковую школу. Служил в 4-й механизированной бригаде под Бобруйском. Погиб 29 октября 1936 года.

николай селицкий
Николай Александрович Селицкий

No pasaran

Под южным солнцем вдали от родины советские бойцы сошлись в схватке с фашистами. Было это за пять лет до начала Великой Отечественной, когда воины-добровольцы встали на защиту испанских республиканцев от мятежников-франкистов. Летом 1936 года в Испании вспыхнула гражданская война. Армия большей частью поддержала националистов. Практически сразу помощь им стали оказывать Португалия, Германия и Италия. Республиканцы же могли противопоставить только отряды народной милиции. Неудивительно, что слаженные армейские подразделения при поддержке фашистских стран начали победное продвижение по Испании.

Большинство государств решили не ввязываться в конфликт и объявили о нейтралитете. В отличие от мирового сообщества. В Испанию направились тысячи добровольцев, решивших дать бой националистам. В большинстве это были приверженцы левых взглядов, анархисты и коммунисты. Осенью 1936 года Советский Союз решил оказать военную помощь республиканцам. Уже в октябре первые советские армейские специалисты прибыли на испанскую землю.

31 декабря 1936 года Николай Селицкий, первый советский танкист, павший в бою в Испании, посмертно представлен к званию Героя Советского Союза. В ­1985-м его имя присвоено улице в жилом районе Шабаны. Навечно зачислен в списки общевойскового факультета Военной академии Республики Беларусь.

Бобруйский кулак

В сентябре 1936 года в Москву приехал комбриг Дмитрий Павлов. Там он получил секретный приказ сформировать группу танкистов-добровольцев для отправки в Испанию. Именно им предстояло обучить испанцев управлять танками Т-26. Дмитрий Павлов тогда командовал 4-й отдельной механизированной брига­дой, дислоцированной под Боб­руйском. На то время это была самая боеспособная часть в автобронетанковых войсках ­СССР. Свое мастерство бойцы доказали во время Больших Киевских маневров 1935 года. Они в совершенстве владели танками Т-26 и могли в кратчайшие сроки передать эти знания испанцам.

Вскоре в Москву прибыл эшелон с лучшими бойцами-добровольцами. Они сдали документы в Автобронетанковом управлении и были представлены полковнику Семену Михайловичу Кривошеину, возглавившему первую группу советских танкистов в Испании. В Феодосии инструкторов и танки погрузили на теплоход «Комсомол». 5 октября он вышел в открытое море и взял курс на испанский порт Картахену.

Тем временем в курортном городке Арчену скрытно развернули учебный центр для подготовки. Всего за месяц планировалось подготовить 100 танкистов из бойцов народной милиции, артиллеристов и шоферов. 17 октября советские инструкторы стали знакомить испанцев с Т-26. Вот только наладить учебный процесс не удалось. Через неделю поступил приказ направить всех 200 будущих танкистов на фронт. Националисты успешно наступали на Мадрид. Вот только как могла пехота сражаться с немецкими и италь­янскими танками? Ничего не оставалось, как вступить в бой самим советским инструкторам. Срочно сформировали подвижную ударную группу из 15 танков Т-26 для атаки. Возглавил ее командир батальона ­4-й мехбригады Поль ­Арман.

Вперед!

Ранним утром 29 октября 1936 года танковая рота Поля Армана вышла к городу Сесенья. 3 машины разведки прошли по окраине и не заметили войск франкистов. Оставшиеся 12 танков без опаски шли по дороге. Вот впереди пехота, должно быть, республиканцы подошли…

Читайте также:  «Коттбус»: круги ада

Разглядев марокканцев, Поль Арман понял, что Сесенья занята врагом. Танкисты тут же устремились в атаку. Они давили пушки, обозы, автомобили, обстреливали пехоту и кавалерию. Рассеяв вражескую пехоту, 11 танков Армана устремились в атаку на городок Эскивиас. В Сесенье остался Т-26 под командованием минчанина Николая Селицкого.

Во время атаки его машина обнаружила батарею итальянских горных орудий. Завидев советскую бронетехнику, артиллеристы разбежались, и Селицкий быстро раздавил все пушки и автомобили. Маневрируя по узким улицам Сесеньи, танк неожиданно выскочил на колонну с пехотой. Паника охватила франкистов. Они разбегались кто куда: выбивали двери жилых домов, забирались на крыши. Хуже всего приходилось марокканским кавалеристам. Лошади впадали в ужас, сбрасывали седоков и удирали прочь от советской стали. Так, сея панику, танк Селицкого на полном ходу выскочил на площадь и остановился. То ли вражеским снарядом перебило гусеницу, то ли она сама слетела от резкого маневра, что случалось очень часто на Т-26, неизвестно. Ремонт несложный, на 20-30 минут, и можно ехать дальше. Враг рассеян, на город наступает республиканская пехота. Николай Селицкий отказался от прикрытия 2 танками товарищей и решил провести ремонт силами своего экипажа. Остальные 11 бронемашин ушли…

Танки Армана в 3 часа дня вышли в оговоренный район сосредоточения. Но радостных республиканцев там не было. Как не было слышно звуков боя. Оставалось одно — возвращаться назад. Поль решил прорываться через Сесенью. Вновь застучали по мостовым гусеницы советских танков. Вновь вражеская пехота стала прятаться в зданиях. Только в этот раз они были готовы к встрече: обстреливали Т-26 с крыш. Даже умудрились втащить на них легкие орудия. Правда, пробить броню те не могли. Выехав на площадь, советские танкисты увидели обгоревший танк. Рядом с ним лежал мертвый экипаж. Лейтенант Селицкий отстреливался до последнего…

Сегодня трудно установить, что случилось на самом деле. Паника, охватившая франкистов от неожиданного удара танкистов, прошла, когда на горизонте показалась республиканская пехота. Националисты быстро организовали оборону и встретили наступающих ружейным огнем. Все-таки они были кадровыми военными, обученными и дисциплинированными бойцами. В отличие от республиканцев. Встретив сильное сопротивление, те не стали атаковать Сесенью, а отошли на 3-4 км назад и залегли. Экипаж Селицкого в это время ремонтировал технику. Вдруг раздались выстрелы, по броне застучали пули…

Советские бойцы не успели починить гусеницу и были окружены марокканцами. Националисты ничего не могли сделать с броней танка — все способные ее сокрушить орудия уничтожены. Тогда марокканцы наполнили бутылки бензином и начали забрасывать ими обездвиженный Т-26. Скорее всего, когда горючее запылало на броне, экипаж вынужден был выскочить из танка и потушить пожар. Николай Селицкий прикрывал своих товарищей из огнестрельного оружия. Но силы оказались неравные, и танкисты были убиты. Разгневанные марокканцы не оставили тело командира бронемашины в покое и в не­исто­вой злобе искололи штыками. Потом появились более яркие подробности о вырванном языке и вырезанной на груди звезде. Танкистов похоронили в Сесенье. Позднее их прах перенесли на городское кладбище в Мадриде, где в 1989 году была создана братская могила-мемориал «Памяти советских добровольцев, 1936-1939».