Музыка+ТВ

Свой среди своих

Ведущий еженедельной программы «Контуры» на телеканале ОНТ Юрий Гроеров рассказал о работе в проекте, об увлечении театром и о телевидении, как части нашей жизни

Москва — Минск

гроеров, контуры— Юрий Георгиевич, три года назад в программе «Неделя в Беларуси» телекомпании ТРО вы брали интервью у вашего предшественника Ильи Колосова. А в Минске пересеклись при передаче дел?

— Не скажу, что мы часто встречаемся. А процесс передачи дел, как вы выразились, прошел профессионально. У меня к Илье хорошее отношение, надеюсь, у него ко мне тоже. Возвращаясь к тому интервью — на тот момент это был феномен для Беларуси. Мы привыкли, что наши творческие люди едут покорять соседние столицы. А тут вдруг случилось наоборот. Более того, он рассказывал, как ему у нас хорошо и комфортно. Знаю, несмотря на то что Колосов перестал вести «Контуры», он все равно остался в Беларуси.

— Как сегодня обстоят дела с интеграцией?

— На мой взгляд, союзу Беларуси и России не хватает политической воли. Многие вещи декларируются, звучат красиво, но на деле недостает детализации, гармонизации законодательств двух стран. Например, почему русские покупают путевки в белорусские санатории дороже? А в Москве с белорусским паспортом ты иностранный гражданин. Понятно, что отношение к нам позитивное, но это на человеческом уровне. А по документам мы в России за границей.

— Не жалеете, что завершили работу в Москве, все-таки другой уровень.

— Скажу честно: ощутил на себе уникальную вещь: вроде уехал в Россию, а вроде и не уехал. На посту первого заместителя телерадиовещательной организации Союзного государства три дня проводил в Минске, четыре — в Москве. Жил на две столицы. Мне повезло работать с Игорем Угольниковым, на тот момент председателем ТРО. Талантливейший человек. Считаю, его заслуги за ту же «Брестскую крепость» сильно недооценены. Шикарный фильм. Вызывает правильные и бурные эмоции. Я видел, как Игорь работает над темой, насколько глубоко погружается в эпоху. Если это пуговица, то она должна быть того времени. Ее как бы не видно, но он добивался соответствия в деталях. Еще я наблюдал, как шла работа над картиной «Батальон». Его кабинет заполнялся артефактами, книгами, статьями, противогазами. Заходишь к нему, а там атмосфера 1914 года…

Так вот руководящие позиции на ТРО ротационные, это прописано в уставе. Чем-то похоже на дипломатию. Я отработал свой срок и вернулся. За это время появились разные хобби. Занимался организацией московских спектаклей в Минске и других белорусских городах.

— Это было хобби или все-таки работа?

— Хотелось, чтобы приносило деньги, но не всегда получалось (улыбается).

— К таким постановкам в Минске относятся с опаской, можно нарваться на халтуру.

— Может случиться и так, но мы, например, привозили спектакль «Люди и мыши» и целую фуру декораций. А Дмитрий Харатьян и Александр Балуев просто замечательные актеры. Шоу дорогое, но оно того стоило.

— Вы сами театрал?

— Мне всегда интересно, что скрывается за фразой артистов в интервью: «Я не могу без сцены». Казалось странным такое утверждение. Но, поварившись в этом, увидел: сцена предоставляет колоссальные эмоции.

Влиться в эфир

— Как и ваш предшественник, на ОНТ вы пришли, вернувшись из Москвы. Это было личное приглашение?

— Не совсем. К тому времени я уже вернулся в Минск и находился тут довольно продолжительное время. Встретился с председателем ОНТ Маратом Марковым, который пригласил меня на канал.

— Когда пришли в «Контуры», хотели что-нибудь изменить или влились в уже готовый продукт?

— Вливался в программу. Но в каждой передаче мы всегда что-то меняем. За полгода, что я в эфире, 5 раз меняли раскадровки. Операторы-постановщики в новой студии все время в творческом поиске, мы продумываем разные подходы. У нас сильная редакторская и режиссерская команда, мне с ними очень приятно работать.

Нравится делать входы в программу. Недавно летал на вертолете на фестивале #Пронебо-2018, прыгал с парашютом (улыбается). И, конечно, люблю брать интервью у уникальных людей, когда они делятся жизненным опытом. За полгода пообщался с огромным количеством интересных персон.

— ОНТ все-таки больше общественно-политический канал, поэтому итоговую программу стараются сделать более народной. Согласны?

— Делать можно разными способами, у каждого канала свои взгляды. Хорошо, что они отличаются, а если не нравится — пульт в руки. Мне импонирует, что на другом канале делают итоговую программу с женским взглядом. Я всегда радуюсь, когда у коллег что-то получается.

Одни считают: нужно высказывать свое мнение и таким образом склонять зрителя к своей точке зрения. Другие скажут: голые факты помогают публике думать самой. Что ближе мне? Я за информацию и искренне верю в то, что белорусский зритель умный и сам сделает выводы. Но в силу возраста, жизненного опыта порой хочется поделиться своим мнением. Тут нужно быть очень осторожным.

— На чем в эфире акцентировать внимание белорусов, чтобы удерживать их у экранов?

— Считаю, самый большой эффект происходит от новостей «из-за угла». Вы живете на Ромашковой, а на Цветочной что-то произошло. То есть зритель потенциально мог там быть или еще будет. Поэтому местные вести даже в итоговых программах должны звучать. Конечно, международные новости, которые затрагивают нас с вами, тоже играют важную роль.

— Задание журналистам даете лично?

— Над «Контурами» работает вся информационная служба ОНТ. Нет такого, чтобы я дал кому-то задание.

— «Контуры» начинаются в воскресенье первыми. Что делаете после эфира, смотрите другие итоговые программы?

— Редко, разве что иной раз подсмотрю, как коллеги подали актуальную тему, которая у всех на слуху.

— Наверняка знакомы с выражением «Я белорусские каналы не смотрю». Как на такое реагируете?

— Удивительно, но больше ни в какой другой стране не встречал такого отношения к собственному. Наши артисты, чтобы мы их признали, должны уехать, стать кем-то за рубежом и триумфально вернуться. С телевидением то же самое. Тот, кто не смотрит, вдруг сразу в курсе… Лукавят люди. Почему-то это только в Беларуси. В России, например, понимают, что это свое, а заезжие могут быть или не быть. Телевидение — часть нашей жизни и подчиняется законам общества. Мы такие, как люди в Беларуси, и телевидение такое, как мы с вами. Давайте уже на­учимся любить себя.

Говорит и показывает

— Каково это быть голосом военного парада, посвященного Дню Независимости Республики Беларусь?

— Когда озвучиваешь такое действо, приходится не только рассказывать подробности происходящего людям у экранов и на площади, но и задавать правильный тон, направлять праздничные эмоции зрителей своим голосом. Хотя однажды на одном из первых парадов, который я озвучивал, решил потренировать голос Левитана. Много его слушал, запоминал интонации. На репетиции, куда приходит очень много зрителей, решил попробовать и сказал в его манере: «Говорит и показывает Минск». Народ зааплодировал. И вот наступает сам парад, людей много, я набираю полную грудь воздуха, говорю и понимаю, что реакции нет. Ладно, нет времени об этом думать, проходит пара минут, как в рубку залетает позеленевший звукорежиссер и сообщает: звук на площадь не идет. Но мы ведь в эфире по телевидению! Продолжил работать дальше, и только тогда звук пошел в народ. Но Левитана так и не услышали (смеется).