Музыка+ТВ

Слыхали, как поют «Дрозды»

виталий карпанов, дрозды

Солист группы «Дрозды» Виталий Карпанов — о популярности коллектива в соседней Литве, феномене молодых артистов и влиянии на музыкальный рынок Глобальной сети

Музыка на экспорт

— Виталий, судя по вашему Instagram, за последнее время группа несколько раз выступила в Литве. Откуда такие гастроли?

— Это только то, что на виду и называется активными городскими мероприятиями. Из последнего — выступление на празднике города Висагинас. А до этого был Вильнюс, деревня Рудамина. Это праздники городов, муниципалитетов, местных само­управлений. Да что там мудрить, исполкомов (улыбается). Дело в том, что раньше мы много ездили в Литву на свадьбы, пели в ресторанах. Вдруг в моих контактах появилась местная власть. Как? Оказывается, наши песни играют у них на радио, мы приобретаем по­пуляр­ность. В том же Вильнюсе на приграничных территориях живут русские, белорусы, литовцы, поляки, которые любят нашу культуру. «Увезу в деревню» суперхит там сейчас! Звучит из каждого утюга, на каждой свадьбе. Хотя песне два года, ее там перевели на литовский язык какие-то музыканты. Еще литовцам нравятся наши «Не танцую», «Влюб­ляюсь», «Наши движения — это любовь», «Деноминация любви». Приезжаем туда как суперзвезды. Разница с нашей территорией колоссальная, порой тут до людей наши песни могут не дойти, а там на ура. Благодаря этому мы и вышли на уровень местных городских мероприятий.

дрозды, группа— В Литве уже не осталось своих музыкантов?

— Свои у них есть, а мы для них все-таки импортные артисты. Мы по-соседски пролетаем за два часа 170 км и поем народные песни. Это как выступление литовского артиста на «Славянском базаре» — важно и публике, и самому фестивалю. Вот в такую категорию наш ансамбль и попал. Вспоминаю и радуюсь, как круто прошел праздник Висагинаса. Люди нас ждали. А у меня тут было огромное количество предложений — фестивали, корпоративы. Пытался перенести что-нибудь на другие дни, как вдруг звонит их местный заместитель мэра и предлагает помочь с… вертолетом, прохождением границы.

— А что думают коллеги?

— Так как всеми делами группы занимаюсь сам, не успеваю об этом думать. Все мы за каждого, у кого есть успехи, уверен, радуемся. Так что, наверное, и за нас радуются. Сегодня «Дрозды» в творческом настроении. Два года назад такого не было.

Мечты артистов

— В Беларуси выступлений много?

— Нельзя отказываться от любой работы. Деньги вторичны, важно, что есть интерес к коллективу, несмотря на то что мы четыре года не выпускали альбом. Два года назад выстрелили песни «Бали» и «Не танцую», сейчас есть новые композиции. Порой ловлю себя на мысли: групп больше не стало, то есть можно вообще ничего не делать и все равно будут приглашать (смеется).

— Неужели собираетесь почивать на лаврах?

— Нет, просто рассуждаю, что завтра точно ничего не появится. Хотя рынок изменился, и пока непонятно, как на него влиять. Взрослое поколение артистов вообще не понимает, что происходит: делать что-то на YouTube, там же никто не посмотрит… Телевизор тоже не инструмент, чтобы прийти с новой песней. Внутри, может, у публики и екнет, но утром музыкант не станет популярным.

— В вашей группе есть это понимание?

— За других говорить не буду, а на мне функция зажигалки. Моя задача — настоять, убедить. Так было с «Увезу в деревню», композиция выстрелила. Мы выходим на сцену, и каждый из нас видит: если веселиться, танцевать перед публикой, то будет отдача. Мы не кавер-бэнд, играем авторские песни.

— Считаешь, кавер-бэнды все еще актуальны?

— Думаю, эти коллективы останутся востребованными еще некоторое время. Рынок стабилизировался, а цена упала. Однажды друзья звали выступить на мероприятии с участием таких коллективов. Хотелось тогда сказать: ребята, хватит зани­маться ерундой, вы до конца жизни обрекаете себя на 50 рублей за вечер. Когда молод, это неплохо, но это финал. Нужно стремиться играть свою музыку. Так мы повысим культуру, значимость нашей эстрады, ценность музыканта и конкуренцию.

дрозды, группа— Что, на твой взгляд, происходит на отечественной эстрадной сцене?

— Концерты есть у всех, они могут быть разными. Мы много говорили об этом с коллегами во время форума в Витебске. Каждый артист хочет побед, показателей, толп людей, которые пришли его послушать. А обслуживать 105-ю свадьбу хотят немногие. Это не круто. Facebook и Instagram теперь мерила успеха — и не в плане лайков, а самих фотографий. Если раньше это была группа, то теперь парень стоит в обнимку с молодоженами, это печально.

Птицы в Сети

— Взрослые артисты вообще сейчас не верят соцсетям.

— Они злятся, не понимают, почему так происходит. Упали концерты и в России. Взрослые ругают Фейса, Элджея, Федука, «Пошлую Молли», ЛСП, Гречку и Монеточку. А в это время молодые артисты создают контент и собирают аудиторию в Интернете. Сего­дня 20-летний артист, если ему позвонят из газеты, с радио, телевидения и даже интернет-СМИ, спросит, почему он должен к ним идти. Редакторам, конечно, обидно, уважаемые издания. Но артисту неважно, у него свое издание в Сети на 500 тысяч подписчиков. И каждому он рассказывает, чего хочет. Поэтому мы видим у Филиппа Киркорова «Цвет настроения синий» с матом. Кто пользуется новыми инструментами, тот выплывает. Например, мой друг Дмитрий Маликов тоже попал в тренд.

— Он стал императором Twitter?

— Он выстрелил, получил рекламные предложения, совместные исполнения с молодежью.

— У тебя в последнем клипе снялся Анатолий Ярмоленко. Зачем?

— Его образ выстрелил в клипе других артистов, и мы воспользовались прицепом. Также зацепились за блогера Ксению Левчик, у которой 700 тысяч подписчиков. Но сочетать, чтобы все получилось, сложно.

— И все-таки «Дрозды» еще те?

— Еще ого-го как те. Преимущество нашей группы, повторюсь, в авторских песнях, которые можно играть еще лет десять. Есть своя ауди­то­рия. Благодаря Интернету появляется новая публика, для которой мы также готовим хороший материал. Для артиста страшно, когда на утро нет новой песни или концерта. У «Дроздов» гастроли расписаны на ближайшие два месяца.