Спорт

Арман Силла: «Чувствую, что нужен людям»

арман силла, таэквондо

Судьба двукратного чемпиона Европы по таэквондо Армана Силлы два года назад дала крутой поворот

Сообщение накануне Олимпиады-2016 в Рио, будто допинг-проба, взятая у спортсмена, положительная (в организме нашли мельдоний), казалось уткой. Но увы… А ведь на тот момент Силла писал историю отечественного таэквондо — он стал первым из белорусов, кто отобрался на Олимпиаду в этом виде спорта. Скажем больше — претендовал на попадание в призеры.

О дисквалификации

— Я был на заключительном сборе перед Играми-2016 в олимпийском спорткомплексе «Стайки», — вспоминает Арман. — Находился в номере, когда мне позвонили из Национального антидопингового агентства и сообщили, что у меня положительная проба на мельдоний. Первая мысль: кто-то прикалывается. Предложил пообщаться с моим личным тренером Юлией Суховицкой и всё ей растолковать. Через 10-15 минут наставница позвонила мне и попыталась выяснить, как мельдоний попал в организм. Начались разборки. Первым делом поехали в На­цио­наль­ное антидопинговое агентство, чтобы узнать все подробности: не ошибка ли, есть ли смысл ехать на Олимпиаду. Оказалось, моя проба уже зафиксирована в реестре Всемирного антидопингового агентства. Мы искали лазейку, переносили на более поздний срок авиабилеты в Рио. Сражались полторы недели, но все было тщетно.

— Кажется, вы и ваш тренер проходили проверку с использованием полиграфа?

— Это случилось через две недели, после того как объявили о моей положительной пробе. Хотел доказать руководству Белорусской федерации таэквондо, Министерства спорта и туризма Беларуси и жителям страны, что целенаправленно не употреблял вещество, оно попало в организм не по моему желанию. Мы не на­дея­лись, что эта проверка станет спасением или опровержением, ведь тест на полиграфе не имеет юридической силы и его итоги не влияют на решение Спортивного арбитражного суда в Лозанне.

— Как мельдоний попал в ваш организм?

— Кто-то добавил его в мою банку со спортивным питанием. Эту добавку принимал после тренировки, перед сном, а емкость находилась у меня в сумке. Пытались выяснить, когда это могло случиться. Пришли к выводу: скорее всего, это произошло не за несколько дней до допинг-пробы, а перед майским чемпионатом Европы. На том турнире меня на допинг не проверяли. По поводу того, кто это мог сделать, были предположения, но они не подтвердились. Получается, нужно было ловить за руку.

— Не ожидали, что вас могут подставить?

— Банальные меры предосторожности соблюдал: бутылочки с водой были в поле моего зрения или тренера. Банки со спортивным питанием на тренировках, сборах, соревнованиях хранились в сумке, но без специальных замков. Я не ожидал такой засады, особенно в Беларуси. На том этапе у меня все мысли были о подготовке к Олимпиаде.

О суде и комиссовании

— Вас сначала отстранили, но вскоре вы вновь начали выступать на международных турнирах…

— Пока не состоялся спортивный арбитражный суд, я по факту не был дисквалифицирован. Изначально существовал запрет Нацио­нального антидопингового агентства. Начали разбираться, за что. Выяснили, что могу выступать на международных турнирах, табу сняли. Да, не тренировался примерно 6 месяцев, однако быстро набрал форму. Выиграл два турнира, но на чемпионате мира не смог себя реализовать: шла активная подготовка к суду и все мысли были о нем.

— Надеялись на положительный исход заседания Спортивного арбитражного суда в Лозанне, который состоялся в июне 2017-го?

— Да. Защищались как могли, но там посчитали, что недостаточно доказательств моей невиновности. Из-за вердикта Спортивного арбитражного суда расстроился. Четыре года дисквалификации, это много. Что именно запрещено делать? Тренироваться у профессиональных наставников, самому заниматься с детьми в спортивных школах, выступать на турнирах по таэквондо. Всё это до ­июня 2021 года.

— Думали, чем займетесь в случае вердикта не в вашу пользу?

— На тот момент был военнослужащим. В ноябре 2016-го призвали в армию. Я тогда досрочно принял присягу. Как действующему спортсмену мне дали возможность тренироваться и выступать, отпустив в командировку. Через полгода можно было устроиться на ставку военнослужащего и продолжать спортивную подготовку в армии. Но не прошел из-за проблем с сердцем, причем по двум диагнозам. Я о них знал, знали врачи из сборной по таэквондо, но мне разрешено заниматься этим видом спорта и выступать.

О работе инструктором

— Что дальше?

— Решил стать фитнес-инструктором в тренажерном зале. Сначала самостоятельно разбирался в теории, потом пошел на курсы подготовки, чтобы получить корочку. Мне это близко, ведь окончил Республиканское училище олимпийского резерва, затем университет физкультуры. Обучение на курсах завершил успешно. Сначала тренировал друзей, затем друзья приводили своих друзей. Сейчас расписан каждый день за исключением понедельника. Приятно, что меня в зале ­узнают незнакомые люди.

— К вам вот так просто можно записаться?

— Без проблем. Клуб располагается на третьем этаже Дворца спорта. Работаю на два зала — тренажерный и единоборств, провожу групповые и индивидуальные уроки. Занимаюсь с любителями, приходят ребята из национальной сборной по кикбоксингу и муай-тай. Например, помогал Максиму Сподаренко, который готовился к турниру. Ему нравится проводить удары ногой с разворота. Рассказывал о нюансах. Можно ли мне работать после дисквалификации? Нельзя заниматься с детьми в спортивных школах на отделениях таэквондо, с таэквондистами из сборных разного возраста. Всё остальное пожалуйста.

— Приносит ли работа удовлетворение?

— Чувствую, что нужен людям. Понимаешь: не зря учился, занимался спортом, постигал тонкости техники. Приятно видеть, когда у клиентов наблюдается прогресс. Хотя некоторые приходят получить минимальную нагрузку и больше пообщаться. Правда, целый день в таком котле выматывает. Выходной необходим, хотя раньше без него работал. Летом чуть меньше клиентов. С осени до конца весны поток обе­щает увеличиться. Одни приходят утром перед работой, другие — вечером. Во­обще, много неспортсменов. Люди хотят выплеснуть эмоции. Вижу, что силовые занятия, тренировки в зале единоборств популярны в Минске. Среди клиентов немало девушек. Это отличный способ сбросить вес, привести тело в порядок, набрать физическую форму, освоить технику ударов.

О возвращении в таэквондо

— По истечении срока дисквалификации вернетесь в таэквондо?

— Сложно предположить, насколько сильно буду загружен на тот момент. Пришел бы как минимум позаниматься, вспомнить, проверить, что могу. К тому времени мне будет почти 27 лет. В нашем виде спорта это нормально. Выступают в тяжеловесах и те, кому за 30. Скучаю ли по тренировкам по таэквондо? Пару месяцев назад нахлынуло. Думаю, если вернусь, с техникой проблем не будет. А вот тактические моменты забываются. Для этого нужна боевая практика.

— Как проводите свободное время?

— Львиная доля — работа в зале. Плюс три дня в неделю хожу на учебу: хочу повысить уровень инструктора. В свободное время читаю специализированную литературу, встречаюсь с друзьями, хожу в кино. На природу выезжаю редко. Отпуск хочу провести в каком-нибудь интересном городе, познакомиться с достопримечательностями. Условно говоря, если это Египет, то поеду к пирамидам, древним храмам. Отдых на пляже у моря — не мой вариант.