Экспедиция «МК»

Предъявите номерок

Почему в Минске есть улицы без единого здания и «потерявшиеся» дома? Наш корреспондент разбирались в особенностях столичной нумерации

Бездомные

Есть в столице улицы без единого жилого дома. И речь не о проектируемых, где только предстоит строительство, а о давно существующих. Одна из них Большая Слепня. Пролегает через Севастопольский парк и соединяет Кедышко со Славинского. Проезжая часть — по одной узкой полосе в каждом направлении, нет тротуаров и пешеходных переходов. Неудивительно, что пешеходы пересекают Большую Слепню где вздумается. Это не перегруженный машинами проспект Независимости или другие магистрали. Хорошо если днем пяток машин в минуту насчитаешь в обе стороны.

Большая Слепня выполняет важную функцию — забирает часть легковушек, особенно в часы пик, с улицы Славинского, по которой курсирует значительное количество пассажирского транспорта, в том числе любимый многими 100-й автобусный маршрут. Здесь же расположена ДС «Славинского». Часть Большой Слепни у пересечения со Славинского превращена в парковку.

Такую же транспортно-логистическую функцию выполняют, к примеру, улица Лесопарковая, прорезающая лесопарк «Степянка», и 2-й переулок Дражненский, соединяющий Радиальную с Солтыса. Согласитесь, для автомобилиста неважно, есть ли на улице дома. Ему нужно попасть из точки А в точку Б, и как можно проще. Как объяснить, где сворачивать? Налево сразу после забора? Третий поворот направо после красной многоэтажки? Намного легче ориентироваться, когда у дороги есть имя. Поэтому и существуют у нас бездомные проезды, выполняющие логистическую функцию: Геологический, Дачный, Дрозды, Кальварийский, Каролинский, Липковский, Университетский и другие.

Комиссия по наименованию и переименованию проспектов, улиц, площадей и других составных частей Минска при Мингорисполкоме не стирает каким-то специальным документом ставшие неактуальными названия улиц и переулков столицы. Они исчезают с карты сами собой.

Компетентно

— Минск постоянно растет, развивается и меняется, — говорит историк и экскурсовод, член комиссии по наименованию и переименованию проспектов, улиц, площадей и других составных частей Минска при Минском городском исполнительном комитете Иван Сацукевич. — Старые деревянные дома в частном секторе уступают место новостройкам. Ничего удивительного нет в том, что некоторые улицы уменьшаются, а то и вовсе исчезают. Их названия остаются в народной памяти, хотя официально домов с таким адресом уже нет. Для примера — переулок Опанского. Его нет в официальных документах и справочниках. Но старожилы продолжают называть так проезд за нынешним зданием Института журналистики БГУ. Вводит в заблуждение горожан и гостей столицы наличие этого топонима на некоторых онлайн-картах города. Точно так же пока и с Юбилейной площадью. Если такие топонимы не доставляют неудобства горожанам, то нет смысла официально избавляться от них. Другое дело, когда старые адреса вносят неразбериху в новую трассировку магистралей. Уверен, нашим журналистам знакома ситуация: возле здания редакции «МК» в Калининградском переулке ходят растерянные люди со смартфонами в поисках нужного дома. Раньше небольшая улочка беспрепятственно вела с  улицы Калинина на Типографскую (ныне Сурганова). Когда район уплотнили несколькими домами, началась путаница с адресами. Но пока нет необходимости вмешиваться в сложившуюся здесь жизнь. Для большинства горожан сориентироваться на местности не составит труда.

А вот другой пример, когда пришлось перепрописывать дома. Более 10 лет назад в районе улицы Воронянского было несколько домов на улице Осоавиахимовской, которой фактически уже не существовало. Им присвоили актуальные адреса, а сама Осо­авиахимовская исчезла с карты столицы. Таких примеров множество. Они возникают при сносе частного сектора.

Вне конкурса

Самый известный моноадрес столицы — Национальный академический Большой театр оперы и балета Республики Беларусь (площадь Парижской коммуны, 1). Само по себе присвоение адреса «площадь» довольно редко для столицы. Хотя подобным изыском могут похвастать магазин «1000 мелочей» (юридический адрес: площадь Калинина, 1) и Дворец Республики (площадь Октябрьская, 1).

Читайте также:  Жареным запахло

Многочисленные

Наряду с улицами из одного-двух домов в столице есть магистрали, на которых стоят сотни зданий. Первое место вовсе не у главной артерии столицы — проспекта Независимости. Не входят в их число и проспекты Дзержинского и Победителей.

Первое место принадлежит улице М. Богдановича за счет частного сектора. Самый большой номер дома в столице — 291.

Второе место у Алтайской, которая пролегает по Заводскому району. На ней последним значится дом № 252. Следом идут улица Ангарская (229) и переулок Ангарский — единственный в столице, перешагнувший за 200 адресов.

Проспект Независимости входит в десятку лидеров по количеству относящихся к нему зданий. Замыкающее среди них № 220, где расположена Военная академия Республики Беларусь.

Также в передовиках улица Кольцова. Ей не хватило всего одного адреса, чтобы сравняться с проспектом Независимости. Последний дом здесь с номером 219. Но это только на улице, носящей имя знаменитого русского поэта Алексея Владимировича Кольцова. А ведь рядом еще 1, 2, 3 и 4-й переулки Кольцова, по которым прописались более 250 зданий!

Одинокие

Есть в Минске улицы, на которых всего один дом. Например, в Советском районе два таких отшельника находятся в пяти минутах ходьбы друг от друга. Первый стоит на одной из самых коротких в городе — Библиотечной, которая соединяет улицы Некрасова и Ломоносова. Дом там всего один — № 49. Это нежилое строение, оставшееся у некогда длинной магистрали. В нем размещается страховая компания.

Второй топоним с похожей судьбой — 1-я Арктическая. Проще всего улицу найти, шагая по Белинского. Единственный дом прячется за стеной из плодовых деревьев в саду. Судя по состоянию при­уса­деб­но­го участка, там много лет никто не живет: калитку давно не открывали, тропинка заросла крапивой, на дверях замок. Сад запущен, забор покосился. Когда дом разрушится, его снесут. Вместе с ним, если взамен не построят новый с прежним адресом, исчезнет и целая улица.

Два этих одиноких дома, как братья с общим прошлым. Район, где они расположены, начал застраиваться в довоенное время. На кадрах аэрофотосъемки видны многочисленные частные подворья. Сразу после Великой Отечественной войны там стали возводить многоэтажки. Вначале они выросли вдоль улицы Якуба Коласа, затем начали занимать земли подальше от проезжей части. Дом за домом шло наступление на частный сектор. К середине 1970-х от него почти ничего не осталось. Уцелели лишь некоторые постройки, которые не мешали строителям.

Потерявшееся

Есть в столице дома, которые потеряли свою улицу. Самый известный пример — улица Луговая, 4а. Это здание знакомо многим жителям Ленинского района. В нем расположена ­ЖЭС-67 (ЖЭУ № 3 ЖРЭО Ленинского района). Улица Луговая пролегает по частному сектору между Полесской и рекой Свислочью. Но если начнете искать там дом № 4а, это ни к чему не приведет. Ведь здание совсем в другом месте — на противоположной стороне от улицы Маяковского, в окружении чужаков с Надеждинской.

Раньше Луговая выводила прямо на Надеждинскую. В 1960-е годы снесли всю усадебную застройку в квартале между ней и Маяковского, возвели пятиэтажки, детские сады. Но один дом уцелел. Он органично вписался в застройку окруженного многоэтажками двора, и его не тронули. Часть улицы Луговой потерялась в новом микрорайоне. Логически она заканчивалась там, где упиралась в Маяковского. Что ей делать по другую сторону Маяковского? Некоторое время отсеченную часть Луговой еще отображали на картах города, но с течением времени она утратила имя и стала обычным внутридворовым проездом.