Социум

Искусственный спутник

Как влияет виртуальная реальность на отношения между полами

Интимная жизнь потому и называется интимной, что посторонним туда вход воспрещен. Однако она не менее важна человеку, чем социальное признание. Успехи и неудачи в этой сфере отражаются на личности каждого, его самоощущении, настроении, общем благополучии. Вместе с тем отношения между полами все-таки подвергаются внешнему воздействию, происходящие вокруг перемены исподволь сказываются и на них.

О влиянии виртуальной реальности на интимную жизнь, либерализации нравов и проблемах, с которыми чаще всего обращаются современные белорусы, беседуем с врачом-сексологом и психотерапевтом Минского городского психоневрологического диспансера Николаем Хвощинским.

Николай Хвощинский
Николай Хвощинский

О дивный новый секс

— Ученые из Манитобского университета в Канаде предсказывают: скоро психотерапевтам и сексологам придется иметь дело с новой категорией пациентов — цифросексуалами, для которых характерна тяга к секс-роботам и сексу в виртуальной реальности. Сталкивались ли вы в своей практике с примерами, когда зависимость от высоких технологий отражается на интимной жизни?

— Пока термин «цифросексуалы» не стал достоянием массового сознания. Он не на слуху даже у специалистов. Хотя, безусловно, уже есть те, у кого наблюдается тяга к виртуальному сексу. Косвенно пациенты признаются в том, что это мешает строить гармоничные интимные отношения с реальными людьми, которые заметно отличаются от идеальных секс-объектов из онлайн-игр.

— В Китае специалист по искусственному интеллекту женился на созданном роботе, потому что не смог найти себе невесту. Прецедент создан. Может ли он получить массовое распространение?

— Нет. На мой взгляд, это игры разума. Пример того, как стремление к новому опережает нравственно-этические и моральные нормы. Научно-технический прогресс, современные технологии затронули сферу отношений мужчины и женщины, их чувства. Лично я расцениваю цифросек­суализм как попытку отменить человека. Но это тупиковый путь.

— Не говорит ли это о том, что люди становятся духовно ленивыми, не хотят напрягаться, вкладываться в отношения, строить их с живыми несовершенными людьми?

— Воспитанию культуры отношений с противоположным полом, несомненно, стоит уделять больше внимания. Проблема действительно существует. Конечно, проявлять теплоту, заботу, понимание, терпимость и уважение к чувствам другого человека труднее, чем отдавать приказы бесстрастному роботу, который не спорит, не ссорится, не обижается. Цифросексуализм — проявление сексизма, когда в партнере хотят видеть просто послушную марионетку, которая исполняет все желания.

— Есть мнение, что отношения с роботом — своеобразная психотерапия для тех, кто пережил в детстве насилие или просто не может найти партнера.

— Не согласен. Такая подмена не снимет чувства тревоги у названной категории людей. На­оборот, их может замкнуть на бездушном партнере. Сексуальные роботы, думаю, созданы не в ответ на имеющийся в человеческом сообществе спрос, а как раз из соображений сформировать потребность в таких эрзац-спутниках. Ведь если что-то новое активно продвигать в массы, рекламировать, то в конце концов появится отклик: почему бы не попробовать, а может, в этом и правда есть какой-то кайф? Вся история с секс-роботами отдает бизнесом. Наверняка должны появиться запреты на массовое производство таких игрушек. Пусть свою креативность изобретатели направят на более насущные нужды.

Возраст не помеха

— Сегодня в ряде западных стран узаконены однополые браки. В нашем обществе терпимость к сексуальным меньшинствам тоже растет. Специалисты уже не относят гомосексуальность к девиации?

— Девиация — это отклонение от принятых в данной культуре социальных норм. В международном классификаторе заболеваний к таковым относят фетишизм, педофилию, вуайеризм, садомазохизм, эксгибиционизм и многие другие. А вот гомосексуальность в 1992-м на Всемирной ассамб­лее здравоохранения исключили из этого перечня, и сегодня она рассматривается как особенность половой ориентации. Неприязнь к лицам с нетрадиционной сексуальной ориентацией создает в обществе социальную напряженность. Достигнутая толерантность в отношении к ним, безусловно, позитивная тенденция. Другое дело, что нельзя навязывать, пропагандировать свое сексуальное отличие. В Беларуси, считаю, не стоит юридически закреплять однополые браки: наша культура не приемлет таких отношений.

— С какими проблемами чаще всего обращаются к вам пациенты?

— Подавляющее большинство мужчин обращаются по поводу снижения сексуального влечения, проблем с эрекцией. Стало больше пациентов с синдромом тревожного ожидания сексуальной неудачи. Женщин тоже в основном приводят к нам дисгармония в сексе, отсутствие оргазма. Примечательно, что такие жалобы стали чаще поступать от молодых. Одна из причин снижения либидо — высокие нагрузки, ускоренный темп и напряженность современной жизни, многочисленные стрессы. При этом отрадно, что увеличивается количество пациентов, которым за 60 лет. Люди в возрасте не хотят отказываться от интимных отношений. И это хорошо, поскольку физическая близость благотворно влияет на здоровье и продлевает активную жизнь.

— Больше ли стало союзов со значительной разницей в возрасте партнеров?

— Их количество увеличивается. Причем не только зрелые мужчины выбирают молоденьких девушек. Все чаще встречаются пары, где женщина заметно старше партнера. Считаю, к подобному явлению надо относиться спокойно, без осуждения и критики.

Инь и ян сближаются

— Согласны ли вы с тем, что женщины становятся более сексуально активными, раскрепощенными и далеко не все мужчины от этого в восторге?

— Общаясь с пациентами, вижу: у обоих сторон есть серьезные претензии друг к другу. Мужчины недовольны женской меркантильностью, чрезмерным прагматизмом, тем, что их оценивают только с позиции финансовой состоятельности. Женщины часто сетуют на то, что современные представители сильного пола ненадежные, бе­зответственные, немужественные, инфантильные.

— Может быть, инь (женское начало) и ян (мужское) меняются местами?

— Скорее, они сближаются и выравниваются. Стереотипы маскулинности и фемининности размываются. Женщины уже активно трудятся в сферах, которые прежде считались исключительно мужскими. Сила и нежность сего­дня в одинаковой степени характерны для представителей обоих полов. Отношения между мужчинами и женщинами становятся более партнерскими. На мой взгляд, это прекрасная основа для брака.

— Да. Но не хочется, чтобы восторжествовал унисекс, полная унификация в поведении, одежде, взгляде на мир…

— Главные отличительные признаки своего пола, в том числе внешние, мужчины и женщины, конечно, должны сохранить, иначе станут неинтересны друг другу.

— Очередной сексуальной революции в ближайшем будущем вы не предвидите. Мужчины и женщины еще нуждаются друг в друге?

— У меня нет сомнений в том, что подавляющее большинство современников для интимного общения предпочтут живого несовершенного партнера, нежели робота. И лично мне это внушает оптимизм.