На все четыре стороны

Я тут живу

Контейнерная площадка для сбора ТКО

Тележурналисты иногда попадают в курьезные ситуации. Вещают с места событий в прямом эфире, и тут в кадр врываются

третьи лица и портят картинку. Везет на такие нежданчики и газетчикам.

Наши корреспонденты готовили репортаж о том, как в жилых кварталах организован сбор крупногабаритных отходов. Прибыли к одной из контейнерных площадок. Возле ее ограждения были складированы старая мебель и прочий хлам. С десяток коммунальщиков, одетых по форме и застегнутых на все пуговицы, ожидали приезда спецтехники (руководство местного ЖЭУ знало о визите журналистов и направило сюда бригаду дворников, хотя обычно крупногабаритку забрасывает в кузов экипаж мусоровоза). Подъехала машина, и работяги совместными усилиями начали погрузку. Несмотря на довольно трудоемкий процесс, женщины не забывали следить за осанкой, то и дело поправляли прическу и улыбались в камеру фотокорреспонденту. Мужчины поворачивались к объективу суровым профилем или трапециевидной мышцей.

И вдруг появилось третье лицо — мужичок со всклокоченными волосами и бородой, кругами под глазами, в неопрятном и местами прохудившемся одеянии. Он, точно «слепой» Паниковский, вклинился в группу людей и внес сумятицу в их отлаженные действия. Подошел к контейнерам и начал в них копаться. Казалось, его нисколько не смущало происходящее вокруг.

Коммунальщики на мгновение опешили, а затем зацыкали на пришельца:

— Ты куда полез! Нас тут пресса снимает! Уйди с глаз…

Новый персонаж обернулся, распрямил плечи, окинул всех недоумевающе-высокомерным взором и прохрипел:

— Я тут живу!

Далее последовала тирада, что это «жэувцы» вторглись на его территорию, где он бог, царь и утилизатор.

В разгоревшейся дискуссии аргументы представителей ЖЭУ, подкрепленные количественным перевесом, оказались более убедительными, и «утилизатор» вынужден был отступить.