Социум

Поставить в рамки

мужчина алкоголь

За безмерную любовь к алкогольным напиткам и красивой жизни суд ограничил 37-летнего минчанина в дееспособности

Отношения Вероники и Серге­я* развивались стремительно: три месяца красивых ухаживаний с прогулками по ночному городу и долгими прощаниями у подъезда закончились пышной свадьбой. Сперва молодожены жили у родителей, после перебрались в собственную двушку, доставшуюся Сергею после смерти бабушки.

Через год у пары родился первенец, спустя 6 лет на свет по­явилась дочурка. Глава семьи не мог нарадоваться на детей, был примерным отцом, но когда дочке исполнилось полгода, Сергея как подменили.

— Он стал выпивать, часто задерживаться на работе, увлекся азартными играми, — рассказывает Вероника. — Все попытки поговорить с ним заканчивались скандалом и рукоприкладством. Он не стеснялся ни детей, ни родственников, ни соседей… Чтобы его успокоить, мне приходилось вызывать милицейский наряд. А иногда просто терпела, ведь штрафы платили из семейного бюджета.

Из характеристики, данной участковым инспектором: «По месту жительства С. Лазовский зарекомендовал себя неудовлетворительно: постоянно злоупотреблял спиртными напитками, в отношении него поступали жалобы от родственников, вследствие чего проводились проверки по фактам семейных скандалов. В течение 2009-2017 гг. он неоднократно привлекался к административной ответственности за появление в общественных местах в нетрезвом виде и мелкое хулиганство».

домашнее насилиеРодители Сергея в семейные конфликты сына и невестки вмешиваться не желали, мол, милые бранятся — только тешатся. Мать Вероники всегда недолюбливала зятя, даже была против их свадьбы, но дочка ее не послушалась. Пенсионерка как чувствовала, что Сергей вовсе не тот человек, за которого себя выдавал во время конфетно-букетного периода.

Нередко семейные ссоры заканчивались судебными разбирательствами. Скандалиста много раз наказывали рублем, но это его не останавливало. Каждый раз, выпив лишнего, он провоцировал все новые и новые конфликты.

— Сергей превратил мою жизнь в ад, — вздыхает Вероника. — На глазах у детей мог ударить меня, оскорбить. После ссор никогда не извинялся, считал свое поведение приемлемым. Если перечила ему, начинал шантажировать, говорил, что выгонит меня и детей на улицу, ведь квартира, по сути, принадлежит ему.

Из показаний матери Вероники: «Только спустя годы мы

узнали, что еще до знакомства с Вероникой он состоял на учете у врача-нарколога с синдромом зависимости от алкоголя второй стадии и побывал в лечебно-трудовом профилактории. Повторную путевку в ЛТП он получил в 2015 году после многочисленных вызовов милиции моей дочерью».

Постановка на учет в наркологическом кабинете необязательно для признания лица ограниченно дееспособным, однако факт злоупотребления должен быть подтвержден справками о помещении в медвытрезвитель, об оказании медицинской помощи в связи с состоянием, вызванным употреблением спиртного, актами медосвидетельствования, документами правоохранителей о допущенных правонарушениях в состоянии опьянения.

Последние годы Сергей трудился рабочим на одном из столичных заводов, в месяц получал около 500 рублей. Однако денег в семью не приносил — все тратил на выпивку, казино и любовниц. О том, что постоянно заводит романы на стороне, Лазовский не скрывал от жены, порой, будучи подшофе, в подробностях рассказывал, где и с кем коротал ночи.

Вероника тем временем работала на полторы ставки кассиром в магазине. За свои деньги оплачивала коммуналку, питание в детском саду, покупала продукты, одежду, лекарства. Ее просьбы помогать финансово Сергей попросту игнорировал. Не раз бывало, когда после попойки он съедал все, что находил в холодильнике, не беспокоясь о том, останется ли еда детям. А мог привести в дом дружков-собутыльников, которые без зазрения совести помогали опустошить съестные запасы семьи.

Читайте также:  Важно то, что согревает

— Мне всегда больно отказывать детям в их просьбах. Но порой у меня не было за что купить буханку хлеба, — вспоминает Вероника. — По мере возможности помогала моя мама, давала небольшие суммы из пенсии. Родители мужа предпочитали оставаться в стороне, считая, что и без того помогли сыну, подарив ему бабушкину квартиру. Мне всегда хотелось красиво одевать своих деток, водить их в развлекательные центры, кружки, спортивные секции, покупать игрушки и сладости. Но на это нужны деньги. Я даже нашла еще подработку, трудилась по ночам, да здоровье подкачало.

Устав от такой жизни, Вероника обратилась за помощью в прокуратуру. Разобравшись в происходящем, прокурор Октябрьского района Юрий Трайковский иниции­ровал подачу заявления в суд о признании ее супруга ограниченно дееспособным.

На заседании родственники Вероники и соседи подтвердили, что Сергей ведет себя неподобающе — пьет, поколачивает жену, бранится при детях. Собранные материалы по делу указывали на то, что Лазовский своим образом жизни ставит семью в тяжелое материальное положение.

Из показаний соседей Лазовских: «Сергей живет в свое удовольствие и абсолютно не заботится о семье. Когда-то дети тянулись к отцу, а потом стали его бояться. Вероника рассказывала: когда тот был дома, сын и дочка старались не попадаться ему на глаза».

Под постановкой семьи в тяжелое материальное положение понимается степень участия лица в несении расходов семьи по обеспечению соответствующих бытовых условий, оплате коммунальных услуг, затрат на ведение домашнего хозяйства, содержание жилплощади в надлежащем санитарном состоянии. Учитываются затраты, которые несут члены семьи на содержание лица, злоупотребляющего спиртными напитками, наркотическими средствами либо психотропными веществами.

Лазовский заявление признал, пояснив суду, что столь аморальный образ жизни ведет потому, что вокруг много различных соблазнов. Он любит хорошо поесть и побаловать себя дорогим спиртным, нередко проводит время в игорных заведениях или отдыхает в компании друзей, чтобы только не идти домой, где его ждет однообразный и скучный семейный быт.

Согласитесь, прекратить свои страдания Вероника могла, разведясь с Сергеем. Почему все-таки мать двоих детей, над которой регулярно измывался супруг-алкоголик, не спешила в суд с исковым заявлением о расторжении брака и выплате алиментов? Оказывается, она терпела унижения и побои, боясь, что Сергей лишит ее и детей столичной регистрации, выгонит на улицу. Женщина, видимо, не задумывалась о том, что семейные конфликты не лучшим образом отражаются на психике ребят, в конечном итоге несовершеннолетние могут оказаться в приюте.

А ведь ей всего тридцать с небольшим. Возможно, уйдя от мужа-алкоголика, она встретила бы того единственного и неповторимого, который полюбил бы ее и детей. И жили бы они долго и счастливо. Но квартирный вопрос и желание жить в столице победили.

Вероника до сих пор надеется, что супруг все же станет на путь исправления. Хотелось бы в это верить. Возможно, ограничение дееспособности Сергея изменит жизнь этой семьи в лучшую сторону. Хотя, на мой взгляд, простить и забыть такое невозможно.

*Имена и фамилии изменены.

За помощь в подготовке материала автор благодарит прокуратуру Октябрьского района.