Спорт

Елена Швайбович: «Овертайм для сопромата и Dream Team из СНГ»

Смелые, стремительные рейды под кольцо соперника, точный дальний бросок, выверенный пас — Елена Швайбович была очень важным звеном в командной игре минского «Горизонта» в пору его расцвета, и не только

Сегодня наша именитая землячка —  генеральный директор клуба «Ростов-Дон-ЮФУ», многолетнего флагмана женского баскетбола в России.

Донская история

— Елена, ваш переезд из Москвы в Ростов был воспринят тамошней баскетбольной общественностью с большим энтузиазмом.

— Для города мое появление действительно стало неординарным событием — других олимпийских чемпионов по нашему виду спорта у них не было и нет. Тем не менее там тоже своя специфика. Чтобы прижиться и меня начали уважать, понадобилось, наверное, лет 10. Юг накладывает свой отпечаток. Помните, «Одесса-мама, Ростов-папа»? Ну а сегодня я возглавляю областную федерацию баскетбола и женский клуб «Ростов-Дон-ЮФУ», успешно выступающий в Суперлиге-1.

Дела в целом идут неплохо, грех жаловаться. Хотя, пожалуй, если бы мне сегодня предложили начать все заново, не уверена, что согласилась бы.

— Инициатором решительных перемен стал ваш супруг Александр Хожайнов?

— У Александра в Москве был хорошо отлаженный бизнес. Но это человек, что называется, повернутый на баскетболе, в детстве даже занимался им. Благодаря совместным усилиям с другом по Ставрополью Андреем Ведищевым, в свое время выступавшим за «Локомотив», этот клуб поменял прописку и переехал в Ростов из Минвод. В итоге Александр стал заместителем директора в мужском «Локомотив-Ростове». А создание женского баскетбольного клуба явилось логическим завершением нашего переезда. С двумя маленькими детьми решиться на это было непросто, однако мы нашли поддержку в Минспорта и спонсоров, дело закрутилось.

— В Минске бываете часто?

— Стараюсь наведаться хотя бы раз в год. Я родилась в Минске, провела здесь большой отрезок сознательной жизни. Это мой самый любимый город, здесь живут мама, брат, подруги, бывшие одноклубницы. Кое с кем из них, кстати, уже успела пообщаться во Дворце спорта на матчах чемпионата мира среди девушек U17. Сборной Беларуси, конечно, приходится непросто, женский баскетбол стал очень атлетичным, жестким и быстрым. Но для девчонок подобные турниры — отличная школа.

— Вам в их возрасте посчастливилось играть на более высоком уровне?

— Пожалуй. Я прошла все сборные Союза начиная с 16-летнего возраста, ступенька за ступенькой двигалась к главной команде страны, куда меня вместе с Галей Савицкой и Ирой Сумниковой из «Горизонта» вызвал Евгений Гомельский.

На площадке без очков

— Поразительно, но ваш первый наставник в столичной СДЮШОР № 10 Александр Малашко якобы чуть ли не с первых шагов уверенно предрекал вам, невысокой и хрупкой поначалу девчушке, лучезарное будущее?

— Когда Александр Николаевич, подыскивая высоких девочек, пришел в нашу школу № 121 и выбрал мою куда более рослую подругу, у меня хватило смелости спросить разрешения прийти на тренировку. Он не отказал. Открою секрет: я была не только ниже всех в классе, но еще и довольно скромной, стеснительной, думаю, в первую очередь из-за очень плохого зрения, примерно минус 9. Мне всегда запрещали играть, каждый раз приходилось изощряться, чтобы пройти медкомиссию: просила кого-нибудь сходить к окулисту вместо меня либо заучивала буквы.

— Вы шутите?

— Какие шутки?! Дошло до того, что я не видела указку, которой врачи показывают на буквы. Как теперь понимаю, у меня могло случиться отслоение сетчатки, а линзы появились, когда была в 10-м классе. Играла без очков, чуть ли не на ощупь, интуитивно, и это накладывало свой отпечаток. Но Александр Малашко, светлая ему память, не уставал твердить: «Ксеня (моя девичья фамилия Ксенжик), ты попадешь в «Горизонт» и будешь чемпионкой!» Вот и не верь после этого, что мысли материализуются.

— Что ж, пророчество вашего наставника сбылось. В «Горизонт» Семена Халипского вы попали, в 1989-м сражались даже с именитым московским ЦСКА в финальной серии до трех побед за «золото» первенства Союза, в том же году вас пригласили в сборную СССР.

— Да, в официальных матчах за сборную дебютировала на чемпионате Европы в Варне. В финале наша команда при переполненных трибунах обыграла хозяек турнира. На Играх доброй воли — 1990 в Сиэтле мы боролись на равных за 1-е место в поединке с мастеровитыми американками, совсем немного уступили.

— Женскую дружину США, как и мужскую, считали безоговорочным фаворитом Олимпиады-1992 в Барселоне. Однако именно баскетболисткам из объединенной команды СНГ, фактически государства-фантома, удалось опустить звездно-полосатых с небес на землю…

— По аналогии с мужской сборной США, впервые в истории составленной из звезд НБА во главе с легендарным Джорданом, женскую не без основания окрестили Dream Team II. Что касается нас, то мы стартовали в Барселоне крайне неудачно, неожиданно уступив баскетболисткам Кубы. Американки, присутствовавшие на том матче, расслабились, мол, с русскими, выглядевшими явно слабее, чем в Сиэтле, вопросов не будет. И уже почувствовали себя без пяти минут чемпионками, играючи разобравшись со всеми своими соперницами по группе В.

Шварценеггер вместо Гауди

— Вы больше не проигрывали и дали бой соотечественницам Джордана, Баркли и Пиппена в полуфинале?

— Наши тренеры Евгений Гомельский и Вадим Капранов сделали ставку на вязкую зонную защиту, американкам пришлось бросать издали, в чем они оказались не очень сильны. Соперницы стали часто ошибаться. К тому же, чего скромничать, у нас тоже была довольно мощная, хорошо сыгранная, сбалансированная Dream Team с яркими лидерами. И мы точно знали, что после развала Союза еще один шанс стать олимпийскими чемпионками вряд ли выпадет, и выкладывались не на 100, а на все 150 %. С Китаем в финале было уже немного легче.

— Известно, что Гомельский накануне решающего матча применил нестандартный педагогический прием…

— Ха! В сентябре прошлого года Гомельский собрал всю команду в Москве, чтобы отметить 25-летие нашей победы на Олимпиаде. Впервые приехали все 12 человек, представляете? Встреча была фантастической, с кем-то, скажем с Леной Торникиду, живущей в Испании, мы не виделись все эти четверть века. И вот стали вспоминать, как наш коуч сумел непостижимым образом пронести в олимпийскую деревню сухое вино в пакетах и вместо «партсобрания» устроил нам вечеринку. Версий той истории было три или четыре, но в любом случае такой ход оказался удачным: мы расслабились, сбросили напряжение и еще больше сплотились. Евгений Яковлевич хороший психолог.

— Вы провели в столице Каталонии около двух недель, так и не познакомившись с ее музеями, домами Гауди и прочими чудесами, успев лишь позагорать и искупаться в море да лицезреть разгуливавшего по олимпийской деревне Арнольда Шварценеггера. Спустя годы удалось наверстать упущенное?

— Нет, больше в Барселоне не была. Это моя мечта, надо слетать обязательно.

— Тренировки, сборы, соревнования не помешали вам в 1990 году окончить энергофак БПИ. Заочно, надеюсь?

— В том-то и дело, что дневное отделение! Мой распорядок дня был таким: бежала на занятия к 8:00 только на полпары, потом к 9:00 мчалась на тренировку в «Горизонт», после которой успевала в институт на последние лекции. Позанимавшись вечером, шла с «вечерниками» отрабатывать лабораторные работы. Кому ни расскажу — не верят. Один сопромат чего стоил! Родители хоть и простые люди, но всегда ориентировали меня на получение образования. А такой жесткий режим — мой выбор. Кстати, в Ростове я и второе высшее получила, окончила магистратуру в Южном федеральном университете. Занимаю должность директора клуба, но по специальности могу работать и тренером, и преподавателем в школе. Глядишь, пригодится когда-нибудь.

В составе сборных СССР и СНГ белорусская защитница выигрывала молодежное первенство мира, стала взрослой чемпионкой Европы в 1989-м, серебряным призером Игр доброй воли — 1990, добыла «золото» на Олимпийских играх — 1992 в Барселоне.