АртеФакты

Балеты в шкафу

мастерская по пошиву костюмов

Кто и как создает яркие и неповторимые одежды для артистов Большого театра Беларуси. Приглашаем заглянуть в цеха мастерской по пошиву сценических костюмов

Собственная мастерская по изготовлению сценических костюмов появилась в театре сразу после его реконструкции. До этого производство размещалось на улице Кабушкина, что было не­удобно, особенно для артистов, которые в процессе создания одежды должны делать две-три примерки, а то и больше. Теперь всё, что называется, под рукой, хотя и на разных этажах. В подвальном помещении разместился цех по пошиву кожаной балетной обуви. На 5-м уровне — мастерская по изготовлению мягких балеток, на 9-м установлен ткацкий станок. На 8-м расположились два пошивочных цеха, трикотажный, росписи и аппликации, тамбурной вышивки. Там же кабинет начальника мастерских Тамары Макаревич, которая 35 лет трудится в Большом.

— Есть еще цех по пошиву мужского сценического костюма на улице Чичерина. Там же мужчины-сапожники шьют кожаную обувь для артистов. Всего в моем подчинении 46 человек, среди которых 22 портнихи, 4 сапожника, 3 закройщика, 2 модистки головных уборов, 4 раскройщика балетной обуви, — уточняет Тамара Евгеньевна.

Объем работы коллектива колоссальный. Одновременно нужно трудиться над созданием новых костюмов для премьерных спектак­лей и заниматься восстановлением уже имеющихся.

— Шьем костюмы для балета «Анастасия»: к 27 октября должны сдать. К ноябрю нужно восстановить наряды для «Ромео и Джульетты». В декабре пройдут гастроли Большого в Германии с балетами «Лебединое озеро» и «Щелкунчик». После гастролей, например в этом году в Мексике, и долгой дороги домой через океан всей сценографии балета «Лебединое озеро» пришлось трудиться над восстановлением нарядов. Ведь в классическом балете все должно быть премиум-класса! Так что без работы не остаемся, — с улыбкой рассказывает Тамара Евгеньевна.

Перед мастерами стоит задача на первый взгляд невыполнимая: угодить всем! И художнику, воплотив его идею и видение образа, и артистам, создав красивые, удобные, прочные костюмы, и зрителю.

мастерская по пошиву костюмовЖенские костюмы

Идем в пошивочный цех женского костюма. За машинками кропотливо трудятся портные. Вдоль стен на вешалках уже готовые костюмы и требующие доработки. Отдельно стенды с лекалами, эскизами и трафаретами. Над большим холстом, натянутым на раму, с кисточкой в руках склонилась Наталья Шипук, художник-модельер по театральному костюму. Она восстанавливает плащи для балета «Ромео и Джульетта».

— Всего их нужно сделать 36, каждый своего цвета и рисунка. Пока краска высыхает, рисую трафареты, с помощью которых наношу на ткань нужный рисунок или делаю аппликации.

Современное швейное оборудование помогает воплотить различные задумки: сделать тамбурную вышивку, связать трикотажное изделие.

Портная Ирина Довнар завершает отделку настоящего сари, его заказывали из Индии для постановки «Саломеи». И без ручной работы тут никак! Низ шестиметрового одеяния нужно расшить стеклярусом, пайетками, камнями Сваровски.

Наталья Жуковская колдует над платьем одного из персонажей:

— Легких костюмов не бывает. Над этим тружусь не первый месяц. Все элементы декора вырезали вручную, наносили вышивку, потом камни, бусинки, пайетки. Теперь пришиваю все вручную.

Читайте также:  Вечные ценности

Каждый костюм шьют для определенного артиста, индивидуально, поэтому двух одинаковых не бывает. Редко, но случается, что уже готовый наряд по просьбе художника или режиссера приходится полностью переделывать, если он не сидит на актере.

мастерская по пошиву костюмовГоловные уборы

Лина Савко, художник по головным уборам, работает в театре 5 лет. Уверяет: здесь собрались люди увлеченные, любящие свое дело и очень изобретательные.

— У нас, как у всех мастеров, есть свои секреты. Например, используем нестандартные материалы, порой из совершенно других областей. Так, пенопласт помогает изделиям держать форму и позволяет обойтись без проволочного каркаса. Из марли сами делаем особый материал, пропитывая ее специальным раствором. Из 12 м марли получается 2 м отличного плотного материала, который используем для изготовления цилиндров и шляп, — делится художник.

Лина завершила изготовление головного убора, который расшивала камнями и стеклярусом. 20 м тесьмы с настоящим страусиным пером у нее ушло на шапку для шотландца из «Саломеи»!

— Важно увидеть спектакль до премьеры — на генеральных репетициях, чтобы оценить свою работу. Каждый волнуется за свой участок. Я прежде всего за головные уборы. Бывает, балерина виртуозно крутит фуэте, а у меня в голове одна мысль: только бы не слетел головной убор! Во время таких репетиций устраняем все проблемные моменты, которые выявляются. Одно дело — примерка, и совсем другое — спектакль, когда все в движении, — говорит девушка.

мастерская по пошиву костюмовОбувь

Раньше пуанты также шили в мастерских на Кабушкина. Теперь театр закупает их у известных производителей балетной обуви. Нам же удалось заглянуть в цеха, где создают ичиги, поножи и мягкую балетную обувь (балетки).

Надежда Мартюченко изготавливает мягкую кожаную обувь. Ее тоже шьют индивидуально для каждого артиста. Прежде чем заняться раскроем, девушка снимает мерки, учитывает все анатомические особенности.

— Я шью ичиги, они имеют форму сапога, и поножи, которые надевают на голень. Использую только натуральную кожу. Во время примерки стараюсь учесть все пожелания артистов, ведь им же танцевать на сцене, — рассказывает Надежда Мартюченко.

Балетки шьют большими партиями: в среднем 150 пар в месяц должны поступить на склад готовой продукции. Если впереди гастроли, их число увеличивается на порядок. А выполняют эту работу всего два мастера. И справляются!

— Стараемся. Балетки ведь, можно сказать, одноразовая обувь, буквально на пару выступлений. Ее никто не стирает, вместо изношенной выдают новую. Они могут быть белыми или окрашенными в нужный для постановки цвет. Для этого нам предоставляют цветную натуральную ткань, которую окрашивают в красильном цехе театра. Казалось бы, простая обувь, но состоит из 8 деталей. Соединяю их на машинке, потом надеваю на колодочку и полностью собираю, — уточняет Наталья Кириленко, мастер мягкой балетной обуви.

Одним из самых масштабных спектаклей в плане костюмов была постановка оперы «Борис Годунов», для которой создали около 400 костюмов.