Наша столица

Станционный смотритель

книга илая, фильм

Лауреат Нобелевской премии мира физик-ядерщик Кеннет Брокман: «Верю и в науку, и в Бога»

Кеннет БрокманОрганизаторы проекта «Беларускія ўікэнды» (показывают зарубежные фильмы в профессиональной озвучке на мову) позвали к себе необычного гостя — Нобелевского лауреата мира Кеннета Брокмана. Премию он получил в 2005 году в составе команды ­МАГАТЭ как директор по безопасности ядерных установок — проверял их по всему миру.

— Упершыню мы прымяркоўваем фільм да спікера, а не наадварот. На беларускай мове прадстаўляем легендарны пост­апа­ка­ліп­сіс «Кніга Ілая», у якім свет паказаны пасля Трэцяй су­свет­най вайны, — уточнил руководитель проекта «Беларускія ўікэнды» Анд­рей Ким, а затем привел некоторые факты из биографии гостя.

Но прежде чем услышать, как Дензел Вашингтон и Гари Олдман спорят на белорусском языке, зрителям предложили пообщаться с американским гостем.

В центр зала вышел бодрый и улыбчивый господин Брокман.

— Здравствуйте! — на русском, почти без акцента поприветствовал он публику. И тотчас стал заглядывать под кресла на первом ряду. — Вы мне поможете найти этого человека, о котором так много сейчас рассказывали? — перейдя на английский, проявил актерские способности лауреат.

Начал он издалека — о том, как 11 лет служил в армии, прежде чем пойти в инженеры.

— Знаете, многие ошибочно считают, что солдаты морально готовы к войне. На мой взгляд, они как раз последние в этом, — просветил рассказчик. — После того как я ушел из армии, почти 40 лет посвятил разработке системы, которая защитила бы человечество от атомных катастроф. Только в США насчитывается более 100 крупных и 10 000 малых атомных сооружений. Где бы я ни работал, там не случалось аварий. Это я хвастаюсь (смеется). Звонили в любое время: Рождество — ring (приложил к уху большой палец, а ко рту — мизинец), выходные — ring, два часа ночи — ring. Моя жена говорила, что вышла замуж за «Госатомнадзор».

Последнее слово, вероятно, желая понравиться аудитории, Кеннет произнес по-русски. Беседа получилась несколько сумбурной — у зрителей было много вопросов, каждый переводил разговор в другое русло.

Читайте также:  Знания и сила

— А сколько вам платили в ­МАГАТЭ? — кто-то не очень тактично поинтересовался у лау­реата.

— Хватало и на жизнь, и на аренду квартиры в Вене более чем за 2 000 евро, — уклонился от точного ответа господин Брокман.

Вопросы продолжали сыпаться:

— Бывали ли вы в Фукусиме после аварии в 2011 году? Как считаете, руководство СССР сделало все возможное, чтобы минимизировать последствия катастрофы в Чернобыле?

— В течение трех лет после чернобыльской аварии я помогал в ликвидации последствий. Руководство Советского Союза столкнулось с проблемой, которую до этого решать не приходилось. Делали что могли. Последствия — это самое страшное. Они до сих пор отражаются на вас, жителях Беларуси, — ответил гость. — Помню, как оказался дома у Анатолия Антоненко, который в ту роковую ночь был на службе. Он рассказал, что ему с женой предстоит очень тяжелый выбор: заводить или не заводить детей. В конце концов, они решили не рожать.

Время поджимало, пора было переходить к фильму, но лес рук не редел. В завершение гость поделился своими мыслями насчет картины «Книга Илая», авторам которой спасение человечества после ядерной войны увиделось в Библии. Выяснилось, что Кеннет Брокман разделяет такую позицию:

— Я человек науки. Но вторая часть меня — человек веры. Как и Франциск Скорина (публика зааплодировала). Многие спрашивают: как можно верить и в то, и в другое? Чтобы вы поняли, расскажу одну историю. У меня восемь внучек и один внук. Седьмая по счету девочка родилась весом всего 630 г. Я мог удержать ее на своей ладони. Всю! Ее кожа была почти прозрачной, я видел ее вены, тело малышки пульсировало при каждом ударе сердца. Когда лицезреешь такое чудо, понимаешь: дело тут совсем не в соеди­не­нии химических элементов. Вдохнуть жизнь может только Бог.

Более 1 млн долларов, которые прилагались к золотой Нобелевской медали, Брокман перевел на строительство детских оздоровительных центров в Северной Африке.