Спорт

Подъем с переворотом

художественная гимнастика

Как чемпионка мира и серебряный призер Олимпиады-2000 по художественной гимнастике Татьяна Белан оказалась в Австралии, и чем там занимается

В стройной миловидной даме в элегантном платье не сразу угадаешь худенькую девочку в гимнастическом купальнике, 20 лет назад ставшую чемпионкой мира в составе сборной Беларуси в  групповом упражнении. Воды с тех пор утекло немало, и сегодня, чтобы попасть в родной Минск, ей нужно сутки с лишним с пересадками лететь над океаном.

Удивительно, но именно в Австралии Татьяна Белан в юности завоевала самую драгоценную из всех своих многочисленных медалей — «серебро» Олимпиады-2000, а нынче живет, работает и вместе с мужем растит сына. Трехлетний Максим говорит по-английски и по-русски, но пока не знает о славном спортивном прошлом мамы.

Танцы у Павлиной и самба в Макао

— Поднявшись на олимпийский пьедестал, когда не было и восемнадцати, вы вряд ли собирались сразу завершать карьеру.

— Конечно, можно было еще выступать, но век гимнасток-художниц довольно короткий. А главное, я так устала психологически и физически, что поняла: у каждого спортсмена есть свой пик, мне его удалось достичь, и уйти надо красиво.

Татьяна Белан— И куда ушли?

— Отдыхать. Отсыпалась после многолетних тренировок, начинавшихся рано утром и заканчивавшихся вечером. К тому же до отъезда на Олимпиаду я, максималистка, подала документы в БГУФК, хотя вполне могла сделать это после возвращения из Сиднея, и поступила. Взялась за учебу, а вскоре меня пригласила в свой театр Евгения Павлина.

Вместе с Татьяной Огрызко, Марией Лазук и другими объездили с номерами республику, танцевали, работали с желанием. Все было здорово, но потом проект стал угасать. Однажды позвонила знакомая, мол, поехали на шоу в Китай. Согласилась, положив трубку, схватилась за голову: надо отказываться!

— Но все-таки вас убедили?

— Уговорили. Прокручивая ленту жизни, всякий раз убеждаюсь: какая же я авантюристка! В нашем шоу вместе с гимнастками-художницами, исполнявшими композиции с обручами, лентами, другими предметами, выступали спортивные гимнасты и акробаты. Мы даже танцевали самбу: нас учили бразильские ребята. Контракт был на полгода, но шоу пользовалось успехом, и мы провели там год.

— Вернувшись из Поднебесной, вновь пошли работать к Павлиной?

— Да, теперь уже в ее частную школу в качестве тренера. До сих пор вспоминаю эту работу как самую лучшую и любимую. Чувствовала себя в своей стихии, ко мне очень привязались дети. Оттуда было действительно очень тяжело уходить. Но уже чувствовалось, что и этот проект увядает.

Евгения вскоре перебралась в Англию, меня настойчиво звал в Австралию брат, уехавший учиться на массажиста и спортивного врача. И когда ему удалось сделать мне в рекордно короткий срок рабочую визу (а на это с учетом их строгих иммиграционных законов могут уйти годы), оттягивать было нельзя.

Стаи попугаев и питон на дороге

— И вы отправились в полную неизвестность?

— Причем уже была беременной и имела предложение о контракте из Америки. Однако брат убедил меня, что дети, живущие в разных концах мира, для наших родителей слишком серьезное испытание. Решилась и полетела в Голд-Кост, город в курортной зоне неподалеку от Брисбена.

— Прилетели и оказались в сказке?

— Там очень здорово. Океан, бесконечные пляжи, могучие деревья. Попугаи вообще отдельная история: их очень много! И разноцветные, и насыщенных зеленых и желтых цветов, и серые с розовыми головами… Просто на улице можно встретить полсотни разновидностей этих птиц.

Недавно на моих глазах дорогу переползал огромный питон. В Австралии с детства учат быть очень осторожными и с пауками. Причем в основном боятся больших, а самые опасные и ядовитые — маленькие.

Читайте также:  Подхватываем волан

— Сын родился австралийцем?

— Да, но повторять свою историю никому не советую. Мне дали визу сравнительно быстро и безболезненно, думаю, лишь с учетом спортивных достижений. Живем до сих пор в доме моего брата, который они с женой снимают. Мой будущий муж прилетел позднее, мы там и поженились. Он морской офицер, сам из Питера, плавал на океанских лайнерах, но в Брисбене пока постоянную работу не нашел.

— В отличие от вас?

— Мне здорово повезло. Предложили хороший контракт, но на работу требовалось летать в Сидней. И когда, вопреки прогнозам наших врачей, родилось мое крохотное счастье, стало ясно: этот вариант неприемлем. Какое-то время получала небольшое пособие на сына, помогал брат, иногда подрабатывала мастер-классами. Нынешнюю работу нашла по счастливой случайности.

— Она связана с гимнастикой?

— Это частный клуб при школе для девочек на окраине Брисбена, в 40 минутах езды на машине от нас. Зал отличный, причем там уложены ковер и помост с Олимпиады в Сиднее, где мы выступали, представляете?!

Поначалу приходилось непросто. Их анг­лийс­кий я понимала с трудом. Тренировки платные, вместе с купальниками, предметами, поездками и другим обходятся родителям в кругленькую сумму, поэтому воспитывать там детей нашими спартанскими методами немыслимо. Временами приходила в отчаяние, пока не пришло понимание: можно гораздо большего добиться спокойствием и лаской. Австралия учит терпению.

— Среди ваших учениц есть по-настоя­щему талантливые?

— Да. Детям с горящими глазами стараешься уделять больше внимания, и ты для них непререкаемый авторитет. Девочка, которой я ставила программы, выиграла все «серебро» на чемпионате страны среди юниорок. Это очень приятно.

«Золото» с родины Дон Жуана

— Вам помог стать гимнасткой отец, знаменитый спортивный врач Валерий Белан?

— Он был не против, но в детскую спорт­школу «Динамо» в 4 года привела мама, моя самая преданная болельщица. Благодаря папе на протяжении карье­ры обошлась прак­тически без серьезных травм.

— Вы какое-то время выступали только в личном зачете?

— Да, и неплохо. В детстве я занималась в Киеве в легендарной школе Альбины и Ирины Дерюгиных. На первом для меня чемпионате Украины соревнования шли с 8:00 до 20:00, количество участниц зашкаливало. И мне в 11 лет удалось опередить всех сверстниц.

— Кто-то из будущих украинских звезд тренировался вместе с вами и выступал?

— Тамара Ерофеева и Анна Бессонова, вместе с ними ездили потом на чемпионаты Европы уже в групповом упражнении.

Я получила звание мастера спорта международного класса Украины. Жила в интернате, тренировалась без устали. Это было суровое время, но не бесполезное. А потом пришлось выбирать, и в 14 лет вернулась домой, о чем не пожалела.

— И в составе сборной Беларуси в 1998 году выиграли чемпионат мира в Севилье. Это была сенсация?

— Безусловно. На Олимпиаде-96 в Атланте победила сборная Испании и, конечно, рассчитывала на родине повторить успех. Но и мы готовились к турниру, занимались, не щадя себя, и выиграли «золото» в много­борье и 2 «серебра» в отдельных упражнениях.

— Романтический флер родины Дон Жуана успели ощутить?

— От зала до гостиницы, от гостиницы до зала — вот и вся романтика. Организаторы иногда вывозили нас на экскурсии, но мы, совсем еще дети, особо не рвались в Лувр или Эрмитаж. Попасть в «Диснейленд», наесться мороженого — это было счастье.

К тому же на ответственных стартах даже в 15 лет понимаешь, как важно экономить силы. Строжайший график: тренировка, сон, массаж, растяжка. Это очень тяжелый труд. Даже на Олимпиаде помимо завоеванного «серебра» мне запомнились лишь церемонии открытия и закрытия с феерическим салютом.