Театр

Вышли из тени

Аднойчы ў вялiзным горадзе

В чем уникальность Семейного инклюзив-театра «i», и как меняется жизнь детей с аутизмом, которые в нем занимаются

Шаг за шагом

На сцене Музыкального театра 8 октября — яркая премьера. Покажут 3D-спектакль «Аднойчы ў вялiзным горадзе» по мотивам рассказа Ф. Достоевского «Мальчик у Христа на елке».

В концертном зале Дворца культуры ветеранов (на репетиции этой пронзительной постановки в исполнении взрослых профессионалов и маленьких артистов) шумно: юные актеры что-то живо обсуждают, те, что помладше, затевают игры. Родители внимательно наблюдают за процессом. Самые смелые принимают участие в спектакле — это один из принципов Семейного инклюзив-театра «i» (СИТ «i»). Играют и особенные артисты — дети с аутизмом. Звучит голос режиссера, включают музыку, и действо начинается. Ребята оттачивают мастерство, ведь скоро выступление на большой сцене.

— Зрители не увидят всей этой кухни, — с улыбкой говорит Ирина Пушкарева, художественный руководитель и режиссер инклюзивного театра. — Им будет представлен зрелищный спектакль, в котором использованы 3D-декорации. Сценарий написан на белорусском языке, в постановке показаны национальные обряды. Вот такая интерпретация русского классика получилась! Спектакль философский: затрагивает темы добра, любви, одиночества, смерти, вечной души. Во время работы над постановкой мы с ребятами смогли порассуждать над ними. Как оказалось, детей эти вопросы волнуют, а дома обсуждают нечасто. Очень важно их проговаривать. И, поверьте, после совместного семейного просмотра у зрителей появится такая возможность.

Аднойчы ў вялiзным горадзе«Аднойчы ў вялізным горадзе» — пятый спектакль, который успели подготовить участники инклюзивного театра за два с половиной года. В основе сюжета — история мальчика, который перед Рождеством потерял семью и остался совсем один на холодных улицах большого города без шансов на спасение. Он замерзает и чудом попадает на ангельскую елку, где у его души появляется надежда на лучшее будущее.

В постановке задействованы более 100 человек, включая хор 10-й музыкальной школы «Музычныя пацеркi».

В репертуаре театра также музыкальный детектив «Флейта-чарадзейка», «Сказка волчьего леса», «Дерево сказок» и музыкальная сказка-импровизация «Чыгунка». Эти постановки уже увидели в областных центрах Беларуси — артисты участвовали в благотворительных мероприятиях и ездили на гастроли.

Их не узнать!

— Иди работай, — на полном серьезе обращается к Костику его мама Вера Жибуль. — Скоро твой выход!

У нее на руках младший сын, которому чуть больше года. Она только спустилась со сцены, где репетировали часть постановки с ее участием. Вера — филолог, переводчик, а теперь еще актриса и сценарист в инклюзивном театре. Здесь она ради своего Костика.

— Он рос обычным ребенком, рано начал говорить, в год и семь сочинял стихи. Мы не замечали каких-то особенностей. Но когда сын пошел в детский сад, появились проблемы, которые опытные воспитатели не могли не заметить. В четыре года ребенку поставили диагноз «синдром Аспергера» — расстройство аутического спектра. Сейчас ему 11 лет, учится по общеобразовательной программе дома. В театре занимается с 2016-го. Это единственное место, где мальчик может по-настоящему общаться. Костя не только актер, но и автор спектакля «Чыгунка», его фабулу придумал сам, — рассказывает Вера.

Аднойчы ў вялiзным горадзеЗанятия изменили Костю: он стал общительнее, смелее по отношению к детям. Раньше боялся оставаться один в коллективе, все хватал за руку маму, а теперь выходит на сцену.

— Прогресс заметен! Сын стал понимать, как можно взаимодействовать с ребятами. Да, у него своя потаенная жизнь, но теперь он точно знает, что есть другой мир, а люди — это не вещи, с ними можно контактировать. Он очень ответственно подходит к своим ролям, очень старается! — отмечает собеседница.

Сегодня в студии занимаются 76 детей, из которых 21 ребенок с аутизмом. Два года назад 11-летний Максим почти ни с кем не разговаривал (специально для него режиссер придумал роль бессловесного Зайца в одном из спек­так­лей), сегодня полноценный актер и отличный декоратор, сам рисует принты на сценических костюмах. Из-за аутического склада ума у другого мальчика, Миши, возникали сложности в общении со сверстниками, в школе ему было непросто, и только в театральной студии смог проявить себя. Теперь он поражает педагогов феноменальной памятью и способностью с ходу заучивать роли. А 14-летняя Влада почти поборола страх перед незнакомыми людьми и громкими звуками — спокойно выступает с другими артистами на сцене.

Как все начиналось

Своим рождением театр обязан неравнодушным и искренне заинтересованным людям, которые хотят помочь детям.

— Как-то на закрытом показе я посмотрела документальный фильм «Антон тут рядом» российского режиссера Любови Аркус. Он произвел на меня неизгладимое впечатление. Я, как и почти все зрители, рыдала. Но для себя решила: если бы рядом со мной был такой больной ребенок, я бы смогла ему чем-то помочь. И через определенное время такой шанс появился, — вспоминает Ирина Пушкарева.

Весной 2016 года в ее творческой студии шла работа над мюзиклом «Флейта-чарадзейка». В спектакле принимали участие и дети с аутизмом. Постановку поддержала частная компания, премь­ера прошла при полном аншлаге в Большом зале Белорусской государственной филармонии. После этого было принято решение о создании Семейного инклюзив-театра «i».

— Найти подход к таким ребятам может тот, кто этого по-настоящему хочет. Признаюсь, очень сложно! Изначально нас, педагогов, было много, но остались только самые стойкие. Когда в студии появились особенные артисты, многие родители забрали своих здоровых детей. Но на их место пришли те, кто не делит людей на «таких» и «не таких», кто за диагнозом видит личность. Мы сами не ожидали, что наши подопечные настолько изменятся, пойдут на контакт и раскроют свои способности. И сейчас у нас нет морального права оставить их. Никто не хочет брать на душу такой грех! — с заметным волнением говорит Ирина Михайловна.

За опытом — к нам

Инклюзивных театров много. Но СИТ «i» — уникальный в своем роде не только на просторах бывшего Союза, но и на территории Западной Европы.

— Поняли, что нам выпала честь быть первопроходцами! С аутистами вообще мало кто работает. Чаще всего в труппах занимаются со взрослыми. На показ одного из наших спектаклей приезжал режиссер такого театра из Голландии Ханс Салеминк. Он руководит коллективом более 28 лет. Представляете, он не смог распознать на сцене всех актеров с особенностями! Используя нашу методику, Ханс начал брать в театр подростков. Ждем визита специалистов из Швеции, которые также проявили интерес к проекту. Сегодня на репетиции в зале присутствуют гости из Киева: планируют перенимать наш опыт. И это очень приятно, — подчеркивает художественный руководитель.

Постановки СИТ «i» — это не самодеятельность, а профессиональная работа преподавателей и актеров. С детьми занимаются опытнейшие педагоги по вокалу, хореографии, сценической речи, актерскому мастерству.

— Сложился уникальный педагогический коллектив, который умеет разглядеть талант и отшлифовать его. Тесное общение и творческая атмосфера помогают ребятам с особенностями раскрепоститься, в то время как остальные юные актеры получают что-то неизмеримо более ценное — прививку добра и толерантности. В каком-то смысле инклюзив-театр — это мини-модель общества, к созданию которого мы стремимся: здоровая творчески заряженная среда, готовая принять в свои ряды талантливых детей, — говорит продюсер Леонид Динерштейн.

В этом коллективе разрушается миф о жестокости детей. Момент принятия произошел, и юные артисты не акцентируют свое внимание на особенностях коллег по цеху. Поэтому на мой вопрос, сложно ли им общаться и играть на сцене с детьми с аутизмом, я слышала один и тот же ответ: «Для нас они обычные».