Я здесь живу

Безумства храбрых

руферы, экстремалы

Что понуждает некоторых людей рисковать собой и другими

Их уже давно и привычно называют экстремалами — тех, кто придумывает себе рискованные занятия и развлечения. Каких только оригиналов среди них нет! И называются все красиво, по-иностранному: руферы, диггеры, разнокалиберные джамперы, стритрейсеры… Одни прыгают с высоты, другие карабкаются на высоту, третьи забираются в трубы и колодцы, четвертые… Словом, всех их куда-то тянет и безудержно влечет. Преимущественно туда, где висят таблички «Проход запрещен», «Не влезай — убьет!», дорожные знаки об ограничении скорости. И они находят проход, и они влезают, и они мчат, не разбирая дороги.

Что движет людьми, идущими на смертельный и, подчеркну, ничем не оправданный риск? Ученые в общем и целом до причин безрассудного поведения докопались. Здесь и адреналин — естественный наркотик в наших организмах — виноват, и даже мужская Y-хромосома, говорят, пошаливает. К счастью, не у всех. Но и те отдельные некоторые хлопот окружающим и различным службам успевают доставить немало.

Да вот хоть бы и у нас в Минске. Год назад, как раз в октябре, некто Павел Н. 19 лет от роду, известный в узких кругах под кличкой Сектант, устроил в центре города, у станции метро «Немига», огненное шоу. Вероятно, приняв некогда популярную у почитателей рок-н-ролла и панков формулу «Живи ярко — умри молодым» как прямое руководство к действию, пригласил в компанию еще одного юного экспериментатора, облил его и себя бензином и поджег. В каком несгораемом шкафу оставили они тогда свои мозги — вопрос открытый. Результат — оба в больнице с ожогами различной степени.

Или другой, более свежий случай. В мае нынешнего года некто Сергей О. проник на территорию строящейся станции метро «Ковальская Слобода». Снял о своих похождениях видеоролик и выложил в Сети. А то! Смотрите, какой я красавец парень. Объект стратегический, повышенной опасности, а мне, вишь ты, все нипочем.

В этих и других случаях всегда возникает простенький вопрос: зачем? Адреналиновый кайф, гены и прочие хромосомы, которые пальцем не задавишь, — с этим все понятно. Но есть и другая подоплека. Еще каких-то 10-15-20 лет назад экстремалы рисковали собой, что называется, из любви к искусству. Сейчас свою удаль они, спасибо соцсетям, стремятся монетизировать. Те двое на Немиге, как позже выяснилось, не просто баловались со спичками. Они о своем подвиге видео снимали. С одной исключительно целью: сделать еще более популярным свой канал на YouТube.

Читайте также:  Чего тебе надобно, старче?

Что характерно: у рисковых парней и девчонок немало сочувствующих. Мол, головы и прочие запчасти им в личное пользование выданы, как хотят, так ими и распоряжаются. И вообще, чем руфер или джампер хуже альпиниста с парашютистом? Так у последних это спорт, им за преодоление — награды с медалями, а руферу с диггером, кроме милицейского протокола, никаких почестей.

Понятный ход мысли. Одна печаль: альпинист, парашютист рискуют исключительно собой, коммунальным службам хлопот не доставляют и, что особенно важно, УК, КоАП и даже ПДД не нарушают. Опять же своему рискованному увлечению предпочитают предаваться вдали от улиц городских, никого особо не тревожа.

В нашем случае совсем другое дело: руфер лезет на закрытую крышу, диггер поднимает люк колодца, браться за который позволено только работникам соответствующей городской службы, стритрейсер летит по улицам с запредельной скоростью. И все это в городе, где помимо них, вот же странность, и другие люди живут. Которые вовсе не планировали любоваться видом горящего человека, не собирались становиться очевидцами (хуже того — участниками) автокатастрофы.

В людском сообществе пока не придумано других, кроме применения законов, способов приведения в чувство тех, кому море и прочие препятствия по колено. Так и случилось: устроитель фаер-шоу на Немиге схлопотал реальный срок, диггер (или как он там себя величает?) пока отделался официальным предупреждением. А как бы они хотели?