Из дальних странствий

Изысканный карлик

андорра

Андорру называют маленькой страной с большими возможностями

— А ведь не так давно они ездили на осликах, — задумчиво сказал сопровождающий, глядя на дорогие машины, фланирующие по Андорра-ла-Велья, столице парламентского княжества Андорра.

Государство-инверт

Эта карликовая страна почти рай земной, замкнутый Пиренеями в нескольких небольших долинах. Парламент здесь называется Генеральным советом долин и заседает в Доме долин.

андорраПо географической конфигурации Андорра напоминает Беларусь, только наложите контур одной страны на другой. Но! Андорра в 440 раз меньше. А вот по плотности населения в четыре раза превосходит нашу страну. Правда, эта плотность, как средняя температура по больнице, ни о чем не говорит. Практически вся территория — горы, горы, горы…

Андорранцы (считается, что среди них много потомков басков) из века в век жили спокойно, как ласковое теля двух соседок — Франции и Испании. Здесь никогда не было армии. А если набегали арабы, то избавиться от захватчиков помогали могущественные сюзерены, за чьи услуги местные жители, естественно, расплачивались головками сыра, каплунами, куропатками, окороками, ну а потом, разумеется, деньгами. Когда в эти долины стала просачиваться цивилизация, андорранцы резали электрические провода и спиливали телеграфные столбы.

Едва ли не силой пришлось тащить горный народ в мировое сообщество. И сделал это наш земляк.

Виленский след

Хотелось написать «белорусский след», потому что первый и последний король Андорры Борис Скосырев родился в Вильно, а его отец был земским начальником в Лидском уезде. Бывший офицер царской армии, человек с авантюрной жилкой и острым умом, Борис Скосырев попал в Андорру в 1933 году случайно: болтался в Каталонии, ну и заехал в княжество. Огляделся — а жить-то можно! Попросил у андорранцев подданство. А затем предоставил им план, как маленькое государство (было только 5 000 жителей) может разбогатеть, ничего особенного не делая, но значительно уменьшив налоговый режим. Суровые горцы выпроводили Скосырева взашей. Вскоре он нелегально вернулся и стал вразумлять местных: туризм, спорт, беспошлинная торговля сулят процветание. И этого можно быстро достичь, если они сделают правителем именно его, Скосырева. На этот раз пришельца внимательно выслушали, и… Скосырев был провозглашен королем Борисом I.

Он написал Конституцию Андорры и правил страной несколько дней. Еще чуть-чуть — и сего­дня в Андорре валютой являлись бы не евро, а рубли (такая мысль у Бориса мелькала). Король развил бешеную деятельность и был арестован за то, что хотел открыть дюжину казино. Его выслали в Португалию. Закончил Скосырев свои дни в Германии, там и похоронен. Инертность и консерватизм победили.

Белая Европа

Прошло совсем немного времени, и Андорра пошла по пути, предначертанному Скосыревым. Открылась миру. Стала развивать туризм, горнолыжный спорт. Снизила налоги. НДС вообще отменила. Здесь зона беспошлинной торговли.

А главное — дешевое топливо для автомобилей! И две тысячи бутиков — брендовые вещи или вещи, похожие на брендовые, стоят гораздо дешевле, чем в других европейских странах. Испанцы и французы приезжают за товарами, заодно меняют резину на своих авто. Магазины на каждом шагу, а вот игорного бизнеса нет: в этом вопросе андорранцы про­явили характер.

андорраЖителей в Андорре 78 000 человек, причем 34 000 из них коренные. Остальные из «пона­ехавших» — испанцы, французы, португальцы. Страна поставила памятник иммигранту и фактически снова закрылась: иностранцу вклиниться со своим хотя бы крошечным бизнесом — из ряда фантастики. Но приехать просто поработать можно. Например, зимой обслуживать в качестве гида туристические комплексы и отели.

И еще одно наблюдение. За все время, проведенное в Андорра-ла-Велья, мы не видели ни чернокожих, ни желтокожих рабочих либо прохожих. Наверное, их там нет.

Город собак

Ни одной кошки в окошке! Зато на каждой узенькой улочке, да и на главном проспекте — вельш­терьеры, доберманы и бульдоги.

Ухоженные дамы выходят из своих жилищ со связкой поводков: выгуливают по две-три собаки. Никто никуда не торопится. Спокойная размеренная жизнь. И даже туристы, которых в Андорра-ла-Велья в 230 раз меньше, чем жителей, подпадают под обаяние вечной сиесты, сбавляют шаг и расслабляются.

Я зашла в кафе и остолбенела: две девушки мило болтали за столиком, а рядом стоял еще один, небольшой. На нем была красивая тарелка, из которой бородатый колли лакал суп.

Диктатура гор

Пиренеи… Какие это величавые горы! Настоящие серые великаны, светящиеся на солнце голубоватыми, охристыми, дымчато-розовыми крутыми боками, отражающиеся в хрустальных горных речках, богатых форелью, ловить которую можно только по лицензии.

Из Барселоны до Андорра-ла-Велья — всего три часа езды по хорошим дорогам и тоннелям. Границу мы проскочили не глядя. Андорра не входит в шенгенскую зону, однако, таможенники останавливают туристов редко, разве что на обратном пути могут проверить паспорт.

Столица княжества отныне ассоциируется у меня с ароматом кофе и звуками отбойных молотков. Они нас все время сопровождали: вкуснейший кофе и строительные работы, которые вели, кажется, на каждом повороте главного проспекта.

Все семь городов Андорры находятся на дне каменных чаш. Горы не дают городам расползаться вширь. Андорранцы откусывают, отпиливают, отрубают от Пиренеев где только могут и возводят на отвоеванных метрах свои коттеджи. Либо наращивают этажи. Поэтому государство-карлик имеет такой изящный современный вид. Трущоба здесь нонсенс. Все застроено комфортабельными домами. Дымящихся труб котельных нет — здания согревает вода горячих источников.

Тем самым Андорра-ла-Велья схожа с Карловыми Варами и Баден-Баденом, где также бьют горячие ключи. Искупаться в геотермальных водах на высоте 1 079 м не удалось — купальник не взяла. А потом… Неожиданно начала развиваться клаустрофобия. И если утром я говорила, что хочу провести здесь остаток жизни, то к вечеру призадумалась. Как ни красивы Пиренеи, а давят на психику. Конечно, можно было заняться таким популярным здесь увлечением, как хождение в горах по тропинкам, увидеть Андорру сверху и избавиться от страха замкнутого пространства, но наступила пора уезжать.

Я не бросила монетку в реку Валира, чтобы вернуться. Зачем кататься на лыжах в Андорре, где снег искусственный, когда в Беларуси есть собственные горнолыжные курорты, а главное — много настоящего снега? Зачем добровольно зажимать себя в тиски гор?

Как говорится, погуляли, и хватит.