Партизанский район

Все по-соседски

минск

Малая родина депутата Мингорсовета Сергея Смольского когда-то находилась на окраине Минска

— Теперь уже почти в центре, — уточняет Сергей Александрович. — Но после войны, когда мои родители получили участок и строились, места вокруг Кальварии действительно были окраиной. До колхозного поля метров 40. Я вырос на этой границе города и деревни, проводя целые дни на лугах, полях, в карьерах, откуда возили гравий на стройки.

Сергей СмольскийМоя мама приехала в Минск в 12 лет вслед за старшим братом. Она росла сиротой, в городе смотрела чужих детей, потом пошла работать на обувную фабрику. Когда отец вернулся с войны, он трудился на стройке: был электросварщиком. Родители не ждали, пока получат жилье, а строили сами. У меня есть документы, я их бережно храню, о разрешении на покупку леса. Отец его валил с братьями, сами привозили, тесали, складывали дом. Общая площадь жилья была 56 м², это я потом надстроил 2-й этаж.

В судьбе старейшего депутата Мингорсовета Смольского, как в капле воды, отражена история города, страны и почти каждого нашего земляка. Судите сами: один дед — зажиточный хозяин и портной — жил в достатке, за что был осужден на 15 лет, да так и сгинул, не подав о себе ни единой весточки. Бабушку с маленькими детьми тоже выслали. Но ее пожалел конвоир и выпустил с малышами из теплушки. Бабушка вернулась в деревню, а дом уже разобрали. Выкопала землянку, так и зимовали. Другой дед погиб на фронте во время Великой Отечественной войны. Родители, как и все жители Беларуси, отстраивали и благоустраивали Минск, холили свой огород, воздававший им яблоками и картошкой, что было немалым подспорьем.

Как многие белорусы, Серге­й Александрович затрудняется причислить себя к определенной конфессии, потому что в их роду тесно переплелись ветви православных и католиков. Недаром старший брат отца, воевавший в Красной армии, был впоследствии назначен командиром батальо­на в польской армии, созданной на могилевской земле. Более того, зная, что фамилию Смольский носят многие белорусские татары, Сергея Александровича часто спрашивают о родстве с известной музыкальной семьей, имеющей татарские корни.

 — И у иудеев такая фамилия есть, — замечает собеседник. — Прекрасно, значит, мы крепкие, надежные, как корабли, основательно просмоленные.

Эти просмоленные крепкие мужчины и возрождали Минск, пока он мальчишкой осва­ивал его территории. Потом армия, работа на заводе вычис­лительных машин, женитьба и подготовка к завоеванию политехнического института. Всё как у всех. Разве что учеба не вписалась в общепринятую схему: вместо БПИ Смольский выбрал Белорусский государственный институт народного хозяйства, так как туда не поступила жена, в то время продавец ГУМа. Муж, успокаивая плачущую супругу, заверил, что готовиться к следующему поступлению будут вместе и сдавать экзамены тоже вместе. Сдали, поступили, окончили. Смольский стал работать в торговле, осваивая новые должности, технологии, секреты: товаровед, заместитель директора магазина, директор, с 1989 года — руководитель пищеторга Партизанского района. Не стало пищеторга — коллектив избрал Смольского директором торгового общества, где он и работает, снабжая продовольствием крупный промышленный район, получая за это не только грамоты и дипломы, но и великую благодарность жителей. Они и избирают неизменно Сергея Александровича депутатом Минского городского Совета депутатов.

— По Менделеевскому округу № 55. Это Степянка, частично Слепянка, деревня Липки за кольцевой, — очерчивает свой округ Смольский. — Уже принято решение, что Степянка будет прирастать за счет сноса ветхого жилья. Там есть страшные двухэтажные бараки, совершенно неблагоустроенная промзона, откуда надо выносить складские помещения. Там будет большое строительство за счет этих территорий, хотя и сейчас его ведут активно. Частный сектор за улицей Карвата пока не трогают. К нему надо подойти очень разумно: не сносить, если нет критической необходимости, но облагораживать. Сейчас отошли от крайностей, и усадьбы кое-где сохраняют. Уверен, это правильно. Если люди будут знать, что они остаются, тот, кто сможет, облагородит свой дом. Все эти нюансы надо оговаривать и объяснять. И будут красивые кварталы, зеленые сады. Не надо превращать город в железобетонные джунгли. Ведь старинные города тем и славны, что сохраняют строения многовековой давности.

Когда слышу призывы, что Минск должен стать европейским городом, удивляюсь: какой же он? Он и есть европейский. Да, исторических памятников сохранилось немного, но войны не парадом много раз проходили по нашей земле, а бомбежками и пожарами. Мне приходилось бывать в Лондоне, Париже, Берлине, но для меня Минск лучше! Он удобен для людей. И можно сделать его лучше. Я поддерживаю строительство городов-спутников, предложения по благоустройству старых кварталов. Единственное — не строил бы небоскребы. Стремление отличиться небоскребами, на­обо­рот, может привести к безликости. Надо ли всем походить на Нью-Йорк, тем более что его высотки стоят на скальном грунте, а не на торфянике?

Депутат Смольский не просто понимает своих избирателей с проблемами их домов и усадеб. Он со знанием дела объясняет суть принимаемых городом решений, при этом может неголословно убеж­дать домовладельцев в их неправоте. К примеру, уборка листьев и снега на тротуарах и проезжей части напротив их участков. Казалось бы, улица и тротуар общественные, вот пусть их и убирают коммунальщики.

— Если вам кажется, что в многоэтажках все делают бесплатно, ошибаетесь: уборка проездов входит в оплату услуг жителей многоквартирных домов, — заметил собеседник. — Земля дорогая, и живущие в частном секторе должны вкладывать в город большие деньги. Режет ухо тезис, что бедным не место в частной усадьбе, но это так. И это не должно никого обижать. Нет сил и средств — продай участок, купи квартиру. Силы есть — должен чистить тротуар! Я беру в руки лопату и чищу его и проезжую часть до середины улицы на всем протяжении своего забора. Есть, правда, нюанс: чистим до середины улицы, с двух сторон, а куда снег девать? Вывоз его должно брать на себя ЖКХ, пусть и за плату.

Мы сегодня мало советуемся с людьми, когда принимаем решения. Порой это бывает неприятно, выплескивается море эмоций. Но по крайней мере мы будем понимать, чего хотят горожане, и пытаться решить их проблемы.

Того же принципа домовитости, добрососедства, доверия придерживается и возглавляемое Смольским торговое общество, в составе которого десятки продовольственных магазинов шаговой доступности, расположенных во всех уголках Партизанского района. Да, некоторые требуют построить в своих кварталах гипермаркет, где сразу можно купить массу товаров. Но есть и другая половина жителей, ценящих близкое расположение магазинов, доверяющих их ассортименту. Да и, положа руку на сердце, у каждого ли есть автомобиль для оптовых закупок? Всем ли комфортно находиться в огромной толпе и блуждать по этажам торгового монстра? Вот и пользуются маленькие торговые точки неизменной любовью постоянных покупателей. А те отвечают заботой и уважением.