Культура

Знать себе сцену

Олег Кунцевич, театр киноактера

Самый сильный в Театре-студии киноактера: как навыки боксера помогают Олегу Кунцевичу в работе монтировщика сцены

Галерея, сцена и карман

— Этот шкаф мы поднимаем на сцену вчетвером, железный каркас делает его очень тяжелым, — проверяя надежность крепления громоздкой мебели, говорит старший мастер машинно-декорационного участка Олег Кунцевич, в театре он трудится 25 лет.

Зрительный зал пуст, на первых рядах ждут своего часа элементы декораций — кулисы, баннеры, огромный часовой механизм… На сцене вместо актеров монтировщики. Завершают установку циферблата. Полным ходом идет подготовка к спектаклю «Средство Макропулоса».

Олег Кунцевич, театр киноактераТрадиционно рабочий день начинается утром с разбора декораций предыдущего спектакля. В театре есть отдельный склад. Правда, чтобы попасть туда, монтировщикам нужно спускаться вниз по лестнице, и понятное дело — не с пустыми руками. Еще одно небольшое помещение тоже заполнено декорациями и реквизитом. Многие из них настолько большие, что с трудом входят в дверной проем.

— А еще есть карман — там поместились декорации к спектаклям и ширма, — рассказывает старший мастер участка и проводит меня в этот укромный уголок рядом со сценой. — Вот четыре массивные двери и купол для постановки «Поле битвы», это деревянные брусья для «Очень простой истории», из них мы собираем на сцене сарай. А здесь складная ширма, или черные уши, как мы ее называем. Устанавливаем по бокам на сцене, чтобы зритель не видел артиста, ведь у нас нет кулис, как в других театрах. Мы ее каждый раз по мере необходимости крепим на третьем уровне нашей галереи.

Пользуясь моментом, прошу показать мне галерею, которая является гордостью и особенностью Театра-студии киноактера. Мы оказываемся за сценой.

— Это низ галереи. Видите, какой узкий проход между декорациями — выход на сцену. Наши артисты уже наловчились аккуратно его преодолевать, не задевая баннеры, даже широкополые шляпы не помеха, — с улыбкой отмечает Олег. — На втором уровне актеры тоже часто играют, поэтому ставим для них перила, чтобы они могли спуститься вниз, используем ступеньки. На третьем уровне — прожекторы.

Все везем с собой

Такая необычная сцена доставляет монтировщикам дополнительные хлопоты как в своем театре, так и во время гастролей, когда нужно транспортировать ее выездной вариант и собирать на новом месте.

— Несколько раз были в Москве, показывали спектакли в Деловом и культурном комплексе Посольства Республики Беларусь в Российской Федерации. Театр принимал участие во многих международных фестивалях ближнего и дальнего зарубежья, в Днях белорусской культуры в Чехии, Литве, Франции, Польше. За эти годы я уже столько разных сцен видел! Многие из них шире и глубже нашей. Благодаря опыту не составляет труда перенести наше пространство на другую сцену, — уверяет мастер. — Сталкиваемся иногда с другой проблемой на выез­де: узкие двери в здании, через которые невозможно пронести декорации. Например, в концертном зале «Минск» нужно пройти через фойе и зрительный зал, иначе никак. А на гастролях в Вильнюсе и вовсе вносили декорации через окно, — вспоминает Олег.

Ваш выход

Физическая подготовка — важный аспект  работы монтировщиков. Олег Кунцевич достойный пример для коллег. В юности занимался боксом, да еще и ростом под 2 м. Богатырь, одним словом!

— В спектакле «Механический человек» среди декораций есть штора, которую мы называем «маркиза». Вешать ее сложно: предусмотрены 16 веревок для крепления, которые нужно провести через все карабины. Если есть хотя бы один перекос, маркиза не работает. А поднять ее вверх и опустить нужно раз десять за время постановки. И делаю это только я, у других просто сил не хватает. Вот двое крепких парней пришли ко мне на участок, будут пробовать, — делится мастер.

Читайте также:  Фуэте с микрофоном

По окончании школы Олег устроился на военный завод сборщиком металлоконструкций. Времена были тяжелые — перестройка, развал Союза. Через год попал под сокращение. И отец, который 30 лет трудился начальником столярного цеха в театре имени Янки Купалы, позвал сына к себе. Потом они вместе перешли в Театр студию-киноактера. Олег подался в машинисты сцены.

— Позвал друзей детства, и долгое время, около 7 лет, мы работали на участке вчетвером. Хорошее было время. Понимали друг друга с полуслова. За 25 лет много напарников сменилось. Но себя на другом месте уже не представляю, — признается собеседник.

Доводилось Олегу выходить на сцену как артисту. В спектакле «Фантазии по Гоголю» играл солдата — исполнял песню «Соловей, соловей, пташечка…». И в кино успел сняться не один раз. Иногда были эпизодические роли со словами. Запомнилось участие в сериалах «Вокзал» и «Закон», где Олег был дублером Дмитрия Назарова (шеф из сериала «Кухня»).

— По росту я подходил, только волосы мне покрасили в черный цвет, — вспоминает мастер.

Здесь, в театре, он встретил свою будущую жену, которая работала помощником режиссера. Их дочь Кристина, когда была маленькой, мечтала пойти по стопам мамы.

Своя специфика

Обязанностей у мастера машинно-декорационного участка много. Помимо установки декораций нужно следить за их состоянием, своевременно ремонтировать. Шуруповерты, саморезы, гвоздодеры у монтировщиков всегда под рукой.

— Кроме того, в обязанности мастера и машинистов сцены входит дежурство в театре во время показа спектакля. Например, когда идет «Хто смяецца апошнiм», несколько моих помощников заняты на втором уровне галереи — меняют жалюзи, а я с тележкой выезжаю на сцену и доставляю новый реквизит. В постановке «Миленький ты мой» мы с напарником выходим на сцену и наводим порядок, так как по сюжету там квартира алкоголика и все разбросано. Часто во время антракта нужно успеть поменять мебель на сцене. Успеваем смотреть каждый спектакль из зала, чтобы понять, на какой элемент декорации идет большая нагрузка, и добавить или ослабить крепления. На нашем участке нет столяра, сварщика. Они в киностудии. В случае форс-мажорных ситуаций пытаемся справиться своими силами. Однажды перед спектаклем отвалилась железная ножка во вращающейся декорации, но мы нашли возможность все исправить, — поясняет собеседник.

Меняется репертуар в театре, а значит, появляются новые декорации.

— Нам дают пару дней на установку декораций для премьерного спектакля. Потом начинаются репетиции, на которых мы должны обязательно присутствовать, чтобы увидеть огрехи, недочеты и устранить их, когда актеры уйдут со сцены. В свое время пришлось повозиться с бутафорными рельсами и по­е­здом для «Безымянной звезды». В постановке «Театр купца Епишкина» с помощью декораций делаем еще одну театральную сцену на втором уровне галереи, при необходимости с помощью деревянных коробов расширяем нашу сцену на два с половиной метра, — рассказывает Олег Кунцевич.

Некоторые интересные и необычные декорации остались только в воспоминаниях Олега.

— В одном из спектаклей на подмостках открывались щиты, а под ними стояла ванна, наполненная водой. И дождь у нас даже шел: за сценой устанавливали трубу с отверстиями, а внизу — емкость для воды, и струйки стекали по стеклам окон. Очень естественно смотрелось, — говорит старший мастер.