Машина времени

«Цветы» и их хиты: ностальгия по настоящему

группа цветы, концерт

Подобно другим популярным рок-музыкантам и группам советской поры, «Цветы» то расставались со сценой, то возрождались, как птица феникс. Тем временем коллектив, который создал Стас Намин, близок к полувековому юбилею

Менялся состав группы (в нынешнем она выступает с конца минувшего века), но лучшие хиты до сих пор помнят и любят многие, особенно поклонники с серьезным стажем. Они всё также с удовольствием ходят на концерты, не упуская возможности услышать «Звездочку мою ясную», «Мы желаем счастья вам», «С целым миром спорить я готов», подпевая вокалисту Олегу Предтеченскому.

Олег Предтеченский, группа цветы«Иисус Христос — суперзвезда» на английском в Израиле

— Олег, у вас любопытнейшая творческая биография. Сначала окончили Куйбышевский политехнический институт, следом — музыкальное училище, прославились в родном городе, несколько лет работали в Европе, завоевали серебряную медаль на чемпионате мира по искусствам в Лос-Анджелесе и даже пели в церковном хоре.

— Если вкратце, то да, все сходится.

— Последний факт вкупе с вашей необычной фамилией и прадедом-священником, расстрелянным в 1937-м, заставляет вспомнить о том, что вы исполнили заглавную роль в нашумевшей рок-опере «­Иисус Христос — суперзвезда», поставленной в театре Стаса Намина в Москве. Это ведь довольно сложная партия.

— Вообще, главное действующее лицо, несущее основную смысловую нагрузку, — Иуда. Это его трагедия. Именно он взял на себя страшный груз предательства. По крайней мере так гласит легенда. Иисус — роль второго плана, она не так сложна. Хотя очень выразительна с той точки зрения, что человек играет сына Божьего. Это большая ответственность. Партию Иисуса первым исполнил непревзойденный солист Deep Purple Иэн Гиллан в оригинальной версии. Дотянуться до его уровня было непросто. Гиллану, кстати, не удалось сыграть эту роль, он ее спел в студии для записи альбома.

— Не хотел или не подходил внешне?

— Наверно, не ставил такую задачу. Он ведь не актер. Тем более Deep Purple была тогда суперпопулярной и загруженной гастролями группой.

— Для постановки наверняка требовалось покупать права или получать разрешение Уэббера. Как ваш руководитель решил этот вопрос?

— Возможно, у Уэббера существует специальный отдел, который занимается вопросами авторских прав не только по этому произведению. Наверное, они ведут переписку со всеми желающими. Кому-то разрешают, кому-то нет. Но во всем мире огромное количество театров, трупп, играющих его спектакли, в том числе «Иисуса».

В 2001 году театр Стаса Намина съездил с «Иисусом» в Израиль. Около 100 первых спектаклей я отыграл. А потом работа в группе «Цветы» мое актерство постепенно отодвинула на второй план, совмещение стало невозможным.

Abbey Road: по следам The Beatles и Pink Floyd

— В коллективе Стаса Намина всегда работали классные музыканты. Но состав, собранный в 1999 году (Валерий Диордица, Александр Грецинин, Андрей Шатуновский, Юрий Вильнин и вы), он назвал наи­более сильным и профессио­нальным.

— Тут немного другая история. Изначально я пришел как вокалист в театр Стаса Намина, получив хорошие рекомендации. А «Цветы» то существовали, то их прикрывали, но в 1999-м нужно было провести концерт, посвященный 30-летию группы. Я выучил репертуар и сказал: петь готов. С этого и началось. В юбилейном концерте приняли участие практически все музыканты, несколько десятков человек, то или иное время поработавшие в «Цветах» или группе Стаса Намина. В итоге появился нынешний состав.

— Которому дважды посчастливилось попасть в Лондон на легендарную студию звукозаписи Abbey Road.

— Думаю, это было многолетней мечтой всех музыкантов, работавших в группе «Цветы»: когда-нибудь записать песни на такой студии, чтобы все расцвело по-настоящему. В общем, эта мечта в 2009-м выросла в реальный проект, мы готовились и выбрали 24 лучшие песни 1970-1980-х годов, договорились обо всем и поехали на ту самую студию, где записывались The ­Beatles, Queen, Pink Floyd, знаменитые и выдающиеся музыканты. Это потрясающий опыт. Все, конечно, стоило денег, но Стас Намин их нашел. Мы записали тогда двойной альбом «Назад в СССР» по аналогии с «битловским». Второй раз побывали на Abbey Road в 2010-м, альбом «Распахни свое окно» создан именно тогда.

Читайте также:  Хиппи and…

— Что впечатлило там больше всего?

— Практически всё. Студия создана в 1932 году, когда рок-групп еще не существовало, записывались джазовые коллективы, симфонические оркестры. Сейчас там 3 павильона с самой современной электроникой. В третьем павильоне как раз творили величайшие рок-музыканты The Beatles, The Rolling Stones, Эрик Клэптон, Queen, Pink Floyd… Все стены увешаны их фотографиями.

Оборудование там тоже легендарное. Например, пульт, на котором Pink Floyd записывал «Обратную сторону луны», настроен так, что в любую минуту его можно использовать. Причем все работает точно, и магнитофоны с пленками готовы. В общем, есть все необходимое для любых музыкальных требований и предпочтений.

Запрещенные песни: от Евтушенко до Рубцова

— В альбом «Распахни свое окно» вошел целый блок так называемых запрещенных песен. Но кто и почему мог что-то запретить внуку Анастаса Ивановича Микояна?

— Строго говоря, песни эти не то чтобы запрещенные, на концертах их играли, но никогда не издавали, и чиновники от культуры их не одобряли. Альбом практически весь основан на поэзии шестидесятников, которая сама по себе явление, не требующее объяснений. Мы же помним реакцию Хрущева на их творчество. Да, кое-кто умел находить общий язык с властью и цензурой, например Роберт Рождественский и Евгений Евтушенко, но многие ушли в диссиденты. Все они по-своему великие, это поэзия с большой буквы.

— Чьи стихи там использованы?

— Несколько Евгения Евтушенко. Представлены также Андрей Битов, Давид Самойлов, Николай Рубцов, в общем, целая когорта шестидесятников. Музыка в основном Стаса Намина. Две песни стоят особняком, их написал Сергей Дьячков — один из первых музыкантов и авторов песен группы, его к тому времени уже не было в живых.

— Чувствуется, что поэзию высокого калибра «Цветы» понимают и знают. Недаром один из давних хитов написан на стихотворение Андрея Вознесенского «Ностальгия по настоящему».

— А плохие или посредственные стихи «Цветы» практически никогда не используют. Стас Намин такого не допускает.

— На концертах публика наверняка требует от вас спеть «Звездочку мою ясную», «Есть глаза у цветов», «Мы вам честно сказать хотим», «Мы желаем счастья вам» и другие шлягеры советских времен. Вас это не раздражает?

— Такой репертуар поем много лет. Наверное, в подобное трудно поверить, но каждый раз исполняем по-разному. Самые лучшие старые песни выдаем под занавес, выжимая публику до донышка. Они уже сами поют в конце, а не мы (смеется). Но и новые композиции присутствуют обязательно.

— То, что серьезные возрастные музыканты по-прежнему выходят на сцену, можно назвать второй, третьей молодостью или, простите, довольно легким видом заработка?

— У нас почему-то принято считать, что какое-то время люди занимаются музыкой, потом становятся богатыми и прекращают, им это уже неинтересно. А на Западе даже, например, миллионеры The Rolling Stones по-прежнему активно выступают и пользуются успехом, сэр Пол Маккартни до сих пор пишет музыку. Рок-музыкант не просто профессия, а в первую очередь состояние души.

— Вы давно в последний раз выступали в Минске?

— Лет десять назад, и то на закрытом мероприятии, чуть ли не в казино. Больших публичных концертов в нынешнем составе никогда не давали в Беларуси. Пробел будем срочно восполнять. В ноябре выступим в Гомеле и Минске.