Туристический курьер

Мировой парень

Руслан Марголин, туризм

Руслан Марголин, недавно ставший первым белорусом, посетившим все 193 страны — члена ООН, рассказал, как уезжал из Минска в США в 1992-м, начинал работать на Уолл-стрит в 2000-х и как живет в 2018-м

193 страны, планирование поездок и неоправданный риск подъема на Эверест

— В какой момент ваше увлечение туризмом превратилось в желание посетить все страны — члены ООН?

— Для многих это цель в жизни. Последние полтора года было интересно стремиться к такому количеству. За спиной было 150 стран. Да и не особо гнался, ведь попасть в Йемен оказалось крайне тяжело. Но я как раз находился рядом, поэтому решил попробовать. Это государство стало 193-м. Всего посетил 298 стран, из них 193 являются членами ООН.

Руслан Марголин, туризм— В одном интервью вы сказали, что планируете свою жизнь на три недели вперед. Почему?

— Иногда бывает и на больше, смотря сколько стран хочу посетить в блоке. Из Беларуси лечу в Украину к друзьям, потом в Барселону, оттуда в уже родной Нью-Йорк. Хочу взять пару дней передышки. Последний раз был дома 23 августа. За это время посетил три континента.

— Как начинаете путешествие?

— Никогда не обращался в турфирмы. Мне доставляет удовольствие планировать все самому. Например, в Тихом океане очень много островов, и авиасообщений там мало. Когда захотел туда, изучил сотни вариантов.

— А что вас за эти годы больше всего поразило?

— Трудно ответить, ведь критерии разные: люди, культура, животные, растения. Допустим, в Антарктику тяжело попасть, но это впечатления на всю жизнь. Был в базовом лагере у горы Эверест. Решил, что риск слишком велик, и наверх не поднялся, тем более 60 дней там сидеть. За это время можно столько всего увидеть! При этом восходил на Килиманджаро и на другие две вершины Африки. Они полегче, не технические, как говорят профессионалы, погибнуть там еще нужно постараться.

Минск детства, проданный магнитофон и двадцатка в кармане

— Каким был наш город в вашем детстве?

— Чистым, ухоженным. На днях заходил в свою школу, сейчас это 7-я гимназия, чтобы пообщаться с учениками. Прошелся по коридорам, вспомнил детство. Жил на улице Пулихова, вокруг партийные шишки. Это было время излома, когда заканчивался коммунизм, везде дефицит. Помню, как сразу после занятий становился в очередь в магазине и даже не знал, за какими продуктами. После окончания школы пошел в иняз, в 1992 году уехал в США.

— Расскажите, как это случилось?

— Приехала женщина из Америки и сказала, что хочет взять одного лучшего студента, чтобы он в штатах изучал капитализм. Меня отправили вместе с детьми декана и профессоров на отбор. Понял: шансов никаких, но сочинение написал, а спустя пару месяцев обнаружил в почтовом ящике билеты на самолет.

— Страшно ли было?

— Страшно. Но такое редко выпадает. Когда прилетел в Америку, в кармане была только 20-долларовая купюра — в Минске продал свой кассетный магнитофон.

— И на что потратили эти деньги?

— На другой магнитофон. Без музыки жить нельзя. Позже работал диск-жокеем, и до сих пор музыка увлекает. Обучение было бесплатным, но мне нужно было что-то есть и как-то жить. Все 4 года учебы работал за минимальные 4 доллара в час — мыл посуду и так далее. Зато обучался финансам, получал основы всего. Признаюсь, в первом вузе — маленьком университете во Флориде — учиться было легко, потому что их алгебра на первом курсе — уровень нашего 7-го класса. Потом поступил в магистратуру в Нью-Йорке. После первого семестра был чуть ли не худшим. На курсе у нас учились студенты со всего мира.

Читайте также:  Завелись с пол-оборота

Сказки из фильма «Волк с Уолл-стрит», увольнение и вулканы Камчатки

— А как вас занесло на Уолл-стрит?

— Пошел работать в 2000 году. Начинал в ипотечном бизнесе и видел, как в 2008-м все рухнуло. В СМИ рассказывали, будто это сделала Уолл-стрит, но виноваты в основном европейские инвесторы, которые хотели скупить все Штаты.

Руслан Марголин, туризм— Мало что понимаю в финансах, но смотрел фильм Мартина Скорсезе «Волк с Уолл-стрит», там все ну уж очень круто.

— Многие смотрят и думают, что Уолл-стрит такая. Может, где-то в маленькой фирме так и было, как в фильме, но я такого не видел, чтобы проститутки были прямо в торговом зале, а все принимали наркотики. Это сказки. В больших компаниях у тебя могут взять анализ в любой день. Если получают положительный результат, ты теряешь право работать чуть ли не на всю жизнь. Но фильм был хороший.

— И все же хорошо, что вы ушли с этой работы, стали путешественником.

— Я терял работу на Уолл-стрит 7 раз. А в 2013-м уход был скорее вынужденным: мне предложили работу на перспективу или три месяца пособия, чтобы найти новую должность. А я поехал в Германию, Чехию, Испанию на отдых. И больше на работу не вернулся.

— Какую страну посетили первой, будучи в США?

— Доминиканскую Республику. Там только туристы и пляжи. Меня больше интересуют горы, природа, животные, культура или бескультурье. Дальше пошло-поехало. До 2013-го я посетил более 70 стран. Вначале у меня были две недели отпуска в год, позже количество дней выросло до 30. В первые годы объездил США, потом стал выбираться за границу. Например, в 2011-м меня поразила Камчатка. Я поднялся на 4 вулкана, слетал в Долину гейзеров.

Белорусский безвиз, наша пуща и американское общество потребления

— Когда вас спрашивают, откуда вы, что отвечаете?

— Из Беларуси. Мало кто знает, поэтому мне вдвойне интересно. Пусть ищут на карте. А самые дерзкие, на­деюсь, рванут сюда. Все-таки безвиз. Очень хорошая идея, но иностранцам еще нужно объяснить, что представляет из себя наша страна.

— А что бы вы сказали?

— Сделал бы упор на Беловежскую пущу, наших зубров. Лично мне нравятся Гродно, Брест, очень хочу съездить в Полоцк.

— Легко ли белорусскому путешественнику в американском обществе потребления?

— Я этого не понимаю. Гуччи, яркие часы, Tesla — это все не мое. Когда проект Илона Маска пройдет проверку, в космос слетают человек триста, я тоже буду не против. Пока же в него мало верю, как и в его машины. Это всего лишь статус, много тысяч переплаченных денег за непонятно что. В этом плане американцы очень похожи на русских.

— А белорусы, на ваш взгляд, какие?

— Мы спокойные, тихие, как в старых анекдотах, готовы сидеть на иголке. В Америке это очень помогает, там порой следует подавить свою гордость, чтобы выбраться наверх.