Точка зрения

Холостой выстрел

театр

Сходил в театр. После спектакля впервые захотелось обнять актеров, похлопать их по плечу и сказать: «Ребята, вы играли замечательно и ни в чем не виноваты. Крепитесь!»

Просматривая репертуар столичных театров, искал что-нибудь легкое и смешное. Выбор определила аннотация к одному спектаклю: «… Иск­рометная комедия короля юмора, одного из самых популярных в Европе и Америке драматурга… Смешные и трогательные сценические образы…Контакты развиваются в форме блицкрига, как молниеносные дуэли антиподов… Игровые партии между героями строятся в зеркальном отражении…»

Представление длилось без перерыва более двух часов, и все это время в заполненном до предела зрительном зале царила мертвая тишина. Почтенная публика никак не желала разразиться хохотом и аплодисментами после бесчисленных шуток «короля юмора». Вот некоторые из них.

— Дайте мне сигарету.

— Сигарету? Быть может, лучше стакан воды?

— Не могу же я курить воду!

***

— А разве здесь еще кто-нибудь есть?

— О да, конечно, нет. То есть да. Спасибо.

***

— У меня есть коричневый спортивный пиджак и еще серый в клетку. Но они висят дома в шкафу.

— И вы их носите дома, в шкафу?

***

— Вы никогда не носили усов?

— Никогда. Они мне не идут. И с левой стороны рта они почти не растут.

Правда, пару раз в зале хмыкнули (возможно, это был один и тот же человек). Поводом послужили эпизоды, когда неудавшаяся любовница упала на диван и свалилась на пол и когда в середине спектакля на сцене возникла большая бутылка водки (в первом акте ограничились бутылкой виски — события происходят в Нью-Йорке).

После первой трети сценического действа творческий коллектив, видимо, понял, что между сценой и залом выросла железобетонная стена. Пробить ее попытался главный персонаж. В начале второго акта он подошел к сидевшему в первом ряду мужчине, поздоровался с ним за руку и, демонстрируя «модную» куртку, которую надел вместо пиджака, спросил:

Читайте также:  Будьте добры

— Ну как?

— Лучше, — ответил тот.

— Значит, есть шанс… (В смысле шанс окрутить очередную пассию в новом прикиде.)

Но эта импровизация ничего не изменила. Казалось, все ждут окончания спектакля, чтобы избавиться от чувства неловкости.

Не знаю, кто и по каким критериям отбирает пьесы для постановок и принимает решение об их успешности или провале. По-моему, реакция зрителей — лучшая оценка, на основании которой и стоит определять дальнейший репертуар театра. А может, все дело в неправильной аннотации и я увидел американскую трагедию?