Как это было

Первый полет стал последним

ракетоплан, буран

30 лет назад произошло историческое событие: с космодрома Байконур стартовал орбитальный корабль-ракетоплан «Буран». Его полет длился 206 минут, за которые корабль совершил два витка по околоземной орбите. Как рождалась эта космическая легенда — многоразовая космическая система «Энергия-Буран» — и какую роль сыграла в развитии космонавтики, рассказали люди, своими руками создававшие первый советский многоразовый космический корабль

Догнать и обогнать!

Идеей создания многоразового космического корабля грезил еще великий конструктор Сергей Павлович Королев. Он понимал, что для всестороннего изучения космоса мало было вывести на околоземную орбиту спутник с людьми.

Для научных работ требовалось доставлять в космическое пространство и забирать оттуда более тяжелые грузы: целые модули, лаборатории и межпланетные комплексы. Такое по силам только многоразовому космическому кораблю, оборудованному грузовым отсеком и универсальным манипулятором (подобием механической руки).

— Королев говорил, что исследовательских направлений в космосе очень много. Это и поиск полезных ископаемых на земле, и планирование сельского хозяйства, и развитие связи, и, конечно, главное — оборонная составляющая… Но в освоении космоса мы постоянно соревновались с американцами, — говорит заслуженный испытатель космической техники Федерации космонавтики России Николай Ашотович Петросян. — На фоне этого противостояния и проекты рождались во многом похожие. Разработка «Энергии-Бурана» началась с появлением в США «Спейс Шаттл». В начале 1970-х советской разведке стало о нем известно. Автором отечественной идеи стал главный конструктор ОКБ «Микоян» Глеб Евгеньевич Лозино-Лозинский.

Мы беседуем в здании ГКНПЦ имени М. В. Хруничева в кабинете руководителя Департамента перспективных многоразовых средств выведения Павла Анатолье­вича Лехова. Главный проект последних лет Центра имени Хруничева — ракета-носитель «Ангара». Николай Петросян сегодня на пенсии. А когда-то, в 1960-е, они вместе пришли в космическую промышленность. Молодые, талантливые, дерзкие инженеры не побоялись ввязаться в поистине фантастический по тем временам замысел — строительство дороги в инопланетные миры. Ведь с помощью многоразовых космических кораблей уже тогда могла осуществиться мечта полета на другие планеты.

И Лехову, и Петросяну выпало работать в научно-производственных объединениях «Энергия» и «Молния», головных в реализации программы «Энергия-Буран». НПО «Энергия» отвечала за создание ракетоносителя. НПО «Молния» воплощала в реальность «Буран» — самолет, выносимый в космос ракетоносителем и самостоятельно возвращающийся на Землю.

— 17 февраля 1976 года вышло постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР о начале работ по разработке многоразовой космической системы и перспективных космических комплексов, — говорит Павел Анатольевич и зачитывает фрагмент исторического документа.

К созданию «Бурана» подключились 1 200 предприятий, курируемых 70 министерствами. Сроки исполнения были чрезвычайно сжатыми. Предстояло догонять американцев, запустивших свой «Шаттл» в 1981 году. Правительство настаивало на первых летных испытаниях «Бурана» в 1983 году. Хотя на момент этого решения даже площадки для проектирования и производства многоразового корабля еще не было.

— Наши специалисты оценивали проект «Энергия-Буран» неоднозначно, — признается Петросян. — Нам не хотелось повторять чей-то замысел. А мы шли почти шаг в шаг за американцами.

Советская космическая промышленность заметно отставала от американской по технологиям. И все же разработчики «Бурана» по многим параметрам сделали отечественный корабль более совершенным.

— У Лозино-Лозинского на столе лежал сантиметров в десять толщиной переведенный отчет по «Шаттлу»: он постоянно сверял наши идеи с американскими, — рассказывает Павел Лехов.

К 1983 году «Буран» все-таки не успели вывести на взлетную полосу. Испытания в Жуковском начались годом позже. Но даже по современным меркам это было очень быстро. Всего каких-то восемь лет! (Ракету-носитель «Ангара» Роскосмос строит уже 25 лет.)

ракетоплан, буран1984 год многим жителям московского района Южное Тушино наверняка запомнился неожиданным и быстрым расширением мало чем примечательной улицы Лодочной. Тихая двухполосная улочка вдруг разрослась, как река в весеннее половодье, до шести полос.

Сегодня в народе сохранилось ее второе, неофициальное название Большая Шаттловка. Вернее, за ее шестиполосным участком, начинающимся от пересечения улиц Свободы и Фабрициу­са до пристани, оборудованной на Канале имени Москвы. Кому-то из жителей даже повезло наблюдать огромный транспортный караван, проследовавший от самых ворот Тушинского машиностроительного завода до причала.

— Да его было трудно не заметить! Это была настоящая громадина — машина весом 92 т, 36,5 м в длину и с размахом крыльев 24 м. Когда «Буран» стоял на шасси, в высоту он достигал 16 м, — объясняет Павел Анатольевич.

Здесь же, на Тушинском заводе, было создано и уникальное автоматизированное производство теплозащитных плиток для ракетоплана, сделанных из особо чистых кварцевых волокон.

— Каждая плитка уникальна по своим размерам. А наклеивали ее вручную в специальном помещении, — отмечает Петросян.

10 ноября 1985 года «Буран» впервые подняли с земли. Смельчаками, сотворившими это, были заслуженные летчики-испытатели СССР Игорь Волк и Римантас Станкявичус.

— Когда «Буран» вывезли из ангара на тросе на тягаче, даже представить было трудно, что такой неуклюжий гигант способен сам подняться в воздух, — вспоминает свои ощущения испытатель Петросян. — Вначале его просто возили на тросе, чтобы оценить качество сборки, затем проходили рулежки (маневрирование самолета на земле), а уже потом летчики-асы смогли эту громадину оторвать от взлетно-посадочной полосы.

Читайте также:  Ядерный след

Умная громадина

Проводилась также и отработка посадки ракетоплана в ручном и автоматическом режимах. Таких испытаний состоялось 24.

К 1988 году полет «Бурана» удалось смоделировать и повторить в точности на испытательном стенде.

— Там же отрабатывались и различные нештатные, аварийные ситуации. Всю полученную информацию инженеры потом собрали, обработали и заложили в электронные мозги орбитального корабля, — поясняет Павел Лехов.

Изначально для космических полетов планировалось построить пять «Буранов». На рубеже

ракетоплан, буран1980-1990-х были готовы только два: изделия 1.01 ОК «Буран» и 1.02 ОК. Немногие вспоминают первый, неудавшийся старт «Бурана» 29 октября 1988 года. На первых его секундах возникла небольшая заминка при расстыковке одной из технологических площадок. Инженеры рисковать не стали, отложив старт до 15 ноября. Но и 15-го это знаменательное событие не состоялось бы, если бы ответственность на себя не взяли три главных конструктора — Г. Е. Лозино-Лозинский, Ю. П. Семенов и В. Л. Лапыгин. Погода на Байконуре не радовала. Особое опасение вызывал набирающий силу ветер до 20 м/с. А технические характеристики «Бурана» позволяли ему взлет при ветре со скоростью не выше 15 м/с. Но по политическим соображениям откладывать полет вторично было недопустимо.

— 15 ноября я был в Центре управления полетом в Королеве. Напряжение не отпускало до самого приземления корабля. «Буран» летел с большим запасом кинетической энергии, что опасно увеличивало его скорость при посадке. Нельзя было садиться при такой скорости, — вспоминает Павел Анатольевич, волнуясь так, будто и не прошло с того дня 30 долгих лет. — Чтобы снизить скорость, корабль должен был выполнить дополнительный спиралевидный вираж, не долетая нескольких километров до посадочной полосы. И тут он как будто пропал на секунды из поля зрения: он выполнил иной маневр — развернулся и зашел на посадку с другой стороны. Представляете?! Он сам принял наиболее грамотное решение.

Погиб под обломками

На кадрах документальной кинохроники, демонстрировавшейся не раз телевидением, видно, как во время посадки «Бурана» рядом с ним пролетает истребитель

МиГ-25, которым управляет летчик-испытатель Магомед Толбоев. Он отслеживал визуально полет «Бурана» и дополнительно передавал информацию в Центр управления полетом о ходе его посадки. Но по-настоящему управлять полетом «Бурана» с земли возможности ни у кого не было. Корабль был полностью автономным. Единственное, что могли бы сделать инженеры при возникновении аварийной ситуации, так это увести «Буран» в сторону от населенных пунктов и подорвать.

— И посадка, и заход на полосу были идеальными. Ни одного подскока, — не без восхищения рассказывает Павел Лехов.

— А я помню, — добавляет Николай Петросян, — приземление одного из первых «Шаттлов». Американцы при выпуске тормозных парашютов чуть на хвост его не посадили. Только когда сбросили тормозные парашюты, самолет начал оседать на стойку. И это они вручную его сажали.

— После посадки «Бурана» всех, кто был в ЦУПе, поздравил министр общего машиностроения СССР Олег Бакланов. Я не смог удержаться от слез, — честно признается Павел Лехов.

ракетоплан, буранСледующий полет ракетоплана «Буран» запланировали на начало 1990-х. Тяжелые для страны испытания — политические потрясения, экономический кризис — не позволили этим планам сбыться. В 1992 году программу «Энергия-Буран» заморозили. Потом и вовсе от нее отказались. Финансовых средств не хватало ни на дальнейшие разработки, ни на обслуживание испытательного комплекса с созданными уже кораблями. Зарастали бурьяном аэродромы и стартовые сооружения. И 12 мая 2002 года рухнул обветшавший монтажно-испытательный корпус на Байконуре. Под его обломками погиб 1.01 ОК «Буран», легенда советской космонавтики.

— Говорят, что «Буран» нам обошелся слишком дорого. Но из бюджета, выделенного на все машиностроение, на «Буран» было потрачено всего 10 %. Зато он дал толчок для 290 открытий, реализованных проектов во всех сферах науки — и в двигателестроении, и в термодинамике, и в аэродинамике, и в сверхзвуковых полетах, и в гиперзвуковых полетах, — говорит о своем главном достижении в жизни Павел Лехов.

Кризис в стране надолго заморозил нашу космическую промышленность. В Соединенных Штатах на смену «Шаттлам» пришли новые корабли. Обидно, что над новыми американскими проектами работают шесть российских конструкторов, выходцев из НПО «Энергия» и НПО «Молния», в свое время не нашедших применения своим знаниям в родной стране. Но и в России сегодня разработки программы «Энергия-Буран» уже активно внедряются в новые отечественные проекты.

Советский «Буран» превосходил американский «Шаттл» в технических возможностях. Например, мог совершать посадку в автоматическом режиме. Скорость «Бурана» при посадке во время входа в атмосферу достигала 30 тысяч км/ч (25 скоростей звука). Перед приземлением «Буран» сделал маневр полет «по восьмерке», погасив скорость до 300 км/ч.