Технологии

Держать путь на сервер

парк высоких технологий, минск

Когда вбиваешь в поисковую строку «Валерий Цепкало», умная система выдает самый популярный запрос «где сейчас». Об этом, а также о своих новых проектах рассказал первый директор белорусского Парка высоких технологий

Валерий Цепкало — первый директор Парка высоких технологий (ПВТ), руководил им 11 лет. В прошлом занимал пост помощника Президента Беларуси в сфере науки и технологий, в 1997-2002 годах был послом ­Беларуси в США, до этого работал первым заместителем минис­тра иностранных дел Беларуси.

Сегодня международный консультант по созданию инновационных структур.

В рабочем кабинете Валерия Цепкало много литературы, особенно научно-популярной: на книжной полке «Футурология» Алексея Турчина и Михаила Батина, на столе под рукой «Sapiens. Краткая история человечества» Юваля Ноя Харари.

Валерий Цепкало— Интересная книга?

— Да. Правда, в долгий перелет возьму другую книгу этого автора «Homo Deus. Краткая история будущего».

— Куда летите?

— В Стамбул, потом Ташкент, оттуда в Сингапур, дальше в Малайзию.

— У вас всегда такая насыщенная программа?

— Нет, конечно. Хотя езжу сейчас гораздо больше: бываю в США, Европе, Азии. Нравится посещать страны бывшего Советского Союза: Узбекистан, Грузию, Азербай­джан, интересно наблюдать, как там все меняется.

— Темп не утомляет?

— Нет. Могу даже сказать, что хорошо сплю — по 7-8 часов в сутки.

— С чем связаны ваши постоянные перемещения по миру?

— Консультирую страны, где создают технопарки. Наш ПВТ был первым в СНГ. Он показал свою эффективность. Другие государства это заметили. На постсоветском пространстве специфические условия. Все понимают, что велосипед не изобретут. Белорусская модель сработала, поэтому и обращаются к нам за помощью. Например, чтобы понять, как правильно строить законодательство. Но в каждой стране все получается по-своему.

— Все эти страны сейчас пытаются нагнать время. А Беларусь оказалась на шаг впереди. Другим теперь сложнее построить всё с нуля?

— Конечно. Сейчас цена вопроса совсем другая. Основать аутсорсинговые компании, с которых и начинался ПТВ, сегодня очень сложно. А без таких отрасль развиваться не может. Ведь для разработки собственных продуктов нужны разные специалисты. А их подготовкой занимаются в основном сервисные компании. В Беларуси сложился серьезный пул таких специалистов, а в странах, где только начался процесс создания IT-сферы, — нет.

  — Откуда они взялись у нас в середине 2000-х? Помню, что спустя пару лет, после того как открыли ПВТ, многие талантливые ребята, мои ровесники, поступали именно на программистов. Хотя до этого профессия популярной не была. Как удалось привлечь одаренную молодежь?

— IT-сфера в то время действительно для многих была terra incognita — неизвестная земля. Мы понимали, что нужно закладывать фундамент. Устраивали по Беларуси выездные мероприятия: выступали в школах, клубах, общались не только с детьми, но и с родителями. Объясняли, хоть тогда это и не было очевидным, что IT — перспективное направление. Это сегодня понятно: если у тебя математический склад ума, то нужно идти в программисты. Я и сам, если бы сейчас пришлось выбирать будущую профессию, пошел бы в айтишники.

— Не кажется, что перестарались, что айтишников уж слишком много?

— Их не может быть слишком много. Проблема в другом: нужно заниматься привлечением одаренных людей и в другие отрасли, показывать преимущества. Почему, к примеру, талантливые специалисты выбирают IT? Потому как в этой сфере все устроено иначе. Например, способный инженер может получать зарплату более высокую, чем директор компании. И это не шутка, таких примерно 10 %. У директора распорядительные функции, он выполняет хозяйственную работу, а если специалист ведет, к примеру, проект для Google или Bank of America, то компания это оценит и станет платить столько, чтобы он никуда не ушел. Если уйдет директор, ему найдут замену, а вот если главный разработчик на ключевом проекте — это почти катастрофа. Плюс горизонтальное взаимодействие в компаниях. Менеджер — не командир полка. Он партнер, коллега программиста, с которым работает в одной команде. И вот он еще молодой парень, но уже хорошо зарабатывает, пользуется уважением. Что еще надо, чтобы испытывать удовлетворение от работы?

Читайте также:  Глаз да глаз нужен

— Программисты самые высокооплачиваемые специалисты в Минске. Повлияло ли на город появление такой прослойки среднего класса?

— Конечно, без них у нас не было бы столько кафе, ресторанов, магазинов и других заведений, где тратят деньги. Кто бы туда ходил? Пару дней назад я сидел в ресторане, ко мне подошел парень, который оказался айтишником. Он сказал: «Спасибо вам, что мы с женой можем себе позволить завтракать в кафе». Программисты способствуют развитию инфраструктуры сервиса.

— То есть, если гипотетически допустить, что ПВТ не появился, Минск был бы иным?

— Абсолютно. Недавно видел отчет Colliers. Там приведена статистика: 60 % коммерческой недвижимости в Минске арендуют резиденты ПВТ, 40 % — все остальные секторы экономики. Сейчас все застройщики строят, ориентируясь на IT-сектор.

— А есть ли наиболее перспективные направления профессии будущего, куда стоило бы отдать ребенка?

— Игры, VR-технологии, машинное обучение, искусственный интеллект, большие данные (Big Data). 90 % информации, которая существует в мире, появилось за последние 10 лет. Ее нужно собирать и систематизировать. Поэтому потребуются технологии работы с большими данными. Что касается игровой сферы, в мире очень много людей, у которых есть финансовые излишки. Кто-то тратит деньги на дорогие машины, одежду, а кто-то готов платить за развлечения. Кино и компьютерные игры стали лидерами в этой области. Игры перспективны еще и потому, что это индустрия нон-стоп. Поэтому постоянно будут появляться новые продукты и технологически совершенствоваться старые.

— В 2018 году на экраны вышел голливудский фильм «Первому игроку приготовиться». В нем показан мир в 2045-м. Люди из будущего полностью существуют в виртуальной игровой среде: заводят друзей, зарабатывают деньги и даже влюбляются. Полностью погрузиться в этот мир помогают очки виртуальной реальности и различные сенсоры. Как считаете, такое развитие событий возможно?

— Думаю, во многом так и случится. Будут существовать параллельные миры — реальный и виртуальный. Об этом еще Платон писал. Прикованный к пещере человек видит царство теней, которое он воспринимает как реальный мир, но это всего лишь его отображение. И непонятно, где проходит грань. Наверное, всё к этому и идет. VR-технологии очень перспективное направление. Это необязательно только стрелялки. VR можно применять, например, в образовании, а также в изучении истории: поместить человека в Древний Рим или в годы Второй мировой войны, чтобы он мог представить и прочувствовать дух эпохи.

— Во многих СМИ встретила материалы под названием «Лучшие цитаты Валерия Цепкало». Одна из них показалась интересной, но противоречивой: «Обладание собствен­ностью приближает человека к Богу».

— На первый взгляд здесь есть противоречие. Возьмем хотя бы Сиддхартху Гаутаму, основателя одной из трех мировых религий — буддизма. Он отказался от материальных благ, из принцев ушел в монахи. Или апостолов Петра и Андрея, у которых был, говоря современным языком, рыбный бизнес, но они его оставили и отправились за Иисусом.

Рассматривая эти примеры, мы почему-то не замечаем того факта, что они были собственниками. Владели дворцами, землей или промыслом. А потом отказались. Но отказаться от собственности — это совсем не то же самое, как если бы никогда ею не обладать. Обладание собственностью приобретает экзистенциональный смысл, приближает человека к Богу. Ведь Бог есть Господь, господин, собственник бытия. И человеку, чтобы приблизиться, уподобиться ему, необходимо также стать собственником, хозяином, господином. Может, не случайно в русском языке слово «богатство» имеет в качестве корня слово «Бог»?