Общество

Дефицит понимания

спид

Чтобы в нее не тыкали пальцем, ВИЧ-положительная девушка перебралась жить из райцентра в столицу и здесь нашла свое счастье

Марине* пришлось пере­ехать в Минск из небольшого городка Брестской области в 2015 году. Решилась на перемены не в поисках лучшей доли, не в надежде удачно выйти замуж или найти высокооплачиваемую работу, а чтобы затеряться в толпе. В столице ее никто не знал — не было ни родственников, ни друзей, ни знакомых. 18-летняя девушка хотела начать жизнь с чистого листа.

— Четыре года назад, когда проходила медкомиссию, узнала, что у меня ВИЧ, — говорит Марина. — Сказать, что я испытала шок, — ничего не сказать. До последнего теплилась надежда: произошла ошибка, со мной такого попросту быть не может. Когда ехала за результатом повторного теста, молилась: пусть любое страшное заболевание, но только не ВИЧ. Для меня такой диагноз означал едва ли не смертельный приговор. Но, увы… Помню, медсестра тогда съязвила: «Вот до чего наркотики доводят! Вспоминай, с кем кололась, кого теперь благодарить будешь». Я выбежала из кабинета в слезах.

Марина была далеко не такой, какой охарактеризовала ее мед­работница. Девушка хорошо окончила школу и готовилась к поступлению — мечтала стать переводчиком. Занималась легкой атлетикой, увлекалась спортивным ориентированием, не курила. Ее родители весьма уважаемые в городе люди: мама заведующая продмагом, отец военный пенсио­нер. Откуда же у такой активной и жизнерадостной девушки взялся ВИЧ? Оказалось, им Марину наградил первый сексуальный партнер.

— На весенних каникулах по­ехала к двоюродной сестре в Подмосковье. Мы пошли на дискотеку, познакомились с двумя парнями. Они пригласили к себе продолжить банкет. Там все и произошло, — с явной брезгливостью вспоминает собеседница. — Когда с сестрой проснулись, в квартире никого не было. Подумали, парни пошли в магазин, хотят устроить сюрприз. Однако вскоре дверь открыла незнакомая женщина и приказала быстро выметаться. Выяснилось, что квартиру сдавали на сутки. Подонки все так обыграли, чтобы не тратиться на проституток.

Марина долго не говорила родителям о своем диагнозе. Мама восприняла страшную новость более адекватно, чем отец. Он стал винить дочь в том, что она опозорила весь род. Девушке тогда казалось, его крики слышит весь город, все будут тыкать в нее пальцем.

О своем диагнозе Марина сказала родителям не сразу, боялась. Мама восприняла страшную новость более адекватно, чем отец. Она стал винить дочь в том, что она опозорила весь род.

Читайте также:  Все к столу

— Мне тогда казалось, его крики слышит весь город, все будут тыкать в меня пальцем, — рассказывает Марина. — Искать того парня не пыталась. Ничего о нем не знала, кроме имени, да и то наверняка было вымышленным. И какой смысл? Все равно ничего не изменишь.

Марина настолько замкнулась в себе, что перестала выходить на улицу. Ни о каком поступлении в вуз речь уже не шла. Мама записала ее к психологу, стала водить по врачам. Однажды девушка пришла в поликлинику сделать кардиограмму, по записи — предпоследняя. С порога

озвучила медсестре свой диагноз. Та вышла в коридор, позвала другого пациента, сказав Марине зайти после него, мол, потом все дезинфицировать придется.

— Было до слез обидно, ведь я не представляю такой уж явной угрозы для общества, — не скрывает горечи собеседница. — Поняв, что на малой родине не найду понимания и поддержки, решила уехать.

В Минске девушка сняла комнату. Хорошую работу нашла не сразу — торговала на рынке, ездила на уборку коттеджей. Через год поступила в вуз, причем на бюджет.

— Я не говорила практически никому о своем ВИЧ-положительном статусе. Боялась, что снова начнут осуждать, сторониться, — продолжает девушка. — Со временем нашла работу своей мечты — устроилась менеджером в турагентство, стала путешествовать. Появились ухажеры, но до близости у нас не доходило. После того случая в Подмосковье меня просто воротило от одной мысли о сексе.

Но однажды Марина влюбилась. С Сашей познакомилась в клубе, стали общаться. Девушке нравилось в нем абсолютно всё: внешность, голос, его отношение к ней. Только через полгода девушка решилась на откровенный разговор. Выслушав возлюбленную, Саша улыбнулся и сказал: «И что? Значит, будем предохраняться». Скоро для них прозвучит марш Мендельсона. К тому же жених с невестой мечтают стать родителями.

— В каком-то издании прочла, что при правильной терапии люди с ВИЧ-положительным диагнозом доживают до 70 лет, — рассуждает Марина. — Я веду абсолютно здоровый образ жизни, слежу за собой, регулярно наблюдаюсь у врачей. И главный мой статус на сегодня — я счастлива!

* Имена героев изменены.