Минчанин года

Светлана Сахоненко: «Не хочу, чтобы меня жалели»

Светлана Сахоненко

Трехкратная паралимпийская чемпионка по лыжным гонкам рассказала о том, как научилась жить со зрением -12, почему ей не нужен талисман, а также поделилась новостью, что скоро станет мамой

Стальная девушка

Спортивный зал одной из средних школ Новополоцка. Класс построился перед уроком физкультуры, ребята записываются в секции. Маленькая худенькая девятилетняя девочка в самом конце строя наблюдала за бойкими сверстницами. «Сейчас или никогда», — решилась она и сказала тренеру: «Я тоже хочу!»

Светлана СахоненкоСветлана подсознательно понимала: спорт — это возможность изменить жизнь к лучшему. Она рано стала самостоятельной, привыкла бороться за себя сама и помощи ни от кого не ждала.

— Мне кажется, я родилась взрослой. Детства как такового не было. В семье пятеро  детей. Я третья, не старшая, но самая старательная. Училась хорошо. Бывало, после тренировки засыпала с книгой. Жили очень скромно. В день зарплаты мамы — шикарный ужин с сосисками. Она взяла на себя все хлопоты и заботы, папа из-за болезни лишился работы и стал выпивать. Мама жила ради нас, привила мне чувство вкуса, приучила к порядку и чистоте, — делится воспоминаниями Светлана.

— Если бы была возможность дать совет той девочке, что бы вы ей сказали сегодня?

— Она делала все правильно. Так, как считала нужным в тот момент. По мере взрос­ления сталкивалась с проблемами, сделавшими из нее стальную девушку, которая достойно со всем справлялась. Становление не бывает без ошибок, они часть пути. Все, что со мной произошло, сделало меня такой, какая я есть.

— А какая вы сейчас?

— Уверенная в себе! Спорт — моя стихия, без него не смогла бы себя реализовать. Когда зрение уже не позволяло участвовать в лыжных гонках, вынуждена была уйти. Меняла профессии как перчатки. Работала официанткой, менеджером, администратором, директором и даже уборщицей, — признается Светлана.

Спортсменка с теплотой отзывается о своем первом тренере Инессе Козловой, которая многое для нее сделала.

— Она всегда помогала мне и направляла. Мы и сейчас общаемся. Инесса Васильевна — мой ангел-хранитель. Именно тренер воспитала во мне лучшие спортивные качества: целеустремленность, ответственность, трудолюбие и правильный настрой.

Красивое слово «паралимпиец»

— Вам пришлось пережить крах на­дежд, когда из-за ухудшения зрения встал выбор — идти работать или продолжить тренироваться, но уже в инваспорте. Кто помог и поддержал?

— Один из них — тренер Анатолий Иванович Перепечкин. В 2009 году я уже готова была перейти на тренерскую работу, а он меня буквально встряхнул: «Ты еще сможешь завоевать медаль!» Открыл для меня паралимпийский спорт, очень верил в мои силы. Вместе с могилевскими паралимпийцами ездила на сборы, готовилась к соревнованиям. Хотя не могла принять, что стала инвалидом. Думаю, отчасти из-за этого в первый раз не прошла международную комиссию: один глаз немного не дотягивал до необходимых показателей. Разрешили, но поставили условие: в Беларуси мне оформят соответствующие документы. Мы их сделали, отдали в Паралимпийский комитет, но они затерялись. Я приехала на этап Кубка мира, и оказалось, что подвела всех, кто поверил мне на слово. С тех пор даже слушать не хотели. Потом умер Анатолий Иванович, и меня отовсюду выбросили. Помню, как было страшно.

— Жалели себя?

— Скорее злилась из-за того, что не могу ничего сделать. Людей с инвалидностью не нужно жалеть: просто они своеобразные, неважно, проблемы у них умственного или физического характера. Один умеет с этим жить, а другому хочется жалости к себе, и тогда, рассчитывая на помощь, он может перестать бороться, мечтать.

Читайте также:  Олег Быцко: «Держим руку на пульсе»

— Вы научились жить с этим?

— Сейчас у меня зрение -12. Я различаю силуэты: точно не скажу, мужчина или женщина, но понимаю, что ко мне приближается человек. Пытаюсь не показывать, что плохо вижу, поэтому не ношу очки, не хожу с палочкой. Хорошо ориентируюсь на улице и в помещении, но бывает, могу задеть что-то. Делаю вид, что случайно. Не хочу, чтобы меня сопровождали. Жизнь научила самостоятельности. К тому же обостряется слух, улучшается память и даже развивается сообразительность, — рассказывает чемпионка.

Чувство стыда, особенно перед мамой, не позволило Светлане вернуться в родной город: она не оправдала надежд. Осталась в Могилеве, работала инструктором-методистом на базе профсоюзной спортивной школы, потом тренером. В областном обществе инвалидов по зрению ей подсказали, что нужен администратор в Минске в гостиницу ОО «БелТИЗ». Она собрала вещи и уехала в столицу.

— Один из постояльцев оказался бывшим спортсменом. Я рассказала ему свою историю, и он предложил пройти обследование в хорошей клинике. Насторожилась, не поверила, что человек искренне хочет помочь, и не позвонила. Но он сам меня нашел. В тот момент поняла, что иногда люди нам даются свыше и нужно уметь принимать их поддерж­ку. Мне поставили точный диагноз. Оказалось, пока не занималась спортом, зрение ухудшилось в три раза. В августе 2016 года присвоили бессрочную 2-ю группу инвалидности. Словно гора с плеч упала: не нужно было больше оправдываться и доказывать, что плохо вижу, — рассказывает девушка.

Триумфальное возвращение

Восстановиться после столь длительного перерыва и набрать форму Светлана смогла в кратчайшие сроки. Хотя, конечно, не все было так просто.

— Во время тренировок поднималась температура, сбивался пульс. Отвыкший от серьезных нагрузок организм сопротивлялся. Иногда лежала пластом. 10 января 2017-го приехала на этап Кубка мира практически без подготовки, заняла 4-е и 5-е места, а через месяц уже бежала на чемпионате мира. На спринте в первой гонке отказали мышцы, упала и практически доползла до финиша, став третьей. Летом и осенью 2017-го готовилась к Паралимпиаде в Пхёнчхане, — говорит спортсменка.

За две недели до главного спортивного события из-за нервного перенапряжения у Светланы начались обмороки, и врачи запретили девушке вставать на лыжи. Но позволить себе пропустить Паралимпиаду она не могла.

— Первой стала бронзовая медаль в биатлоне на дистанции 6 км. Следующая — лыжная гонка на 15 км. Решила: буду первый круг лидировать — значит, борюсь дальше. Начала выигрывать 30 секунд. На втором круге сломала палку, лидер дал свою, но она была длиннее, однако я этого не заметила. Решила, что без золотой медали не уйду, буду сражаться до конца. Стартовали при -7 °С, а финишировали при +10 °С, и если первый круг бежали по льду, то последний — по воде. Эта победа самая дорогая для меня, — признается Светлана.

Не менее ценны и важны для нее еще две золотые медали, завоеванные в Пхёнчхане.

— Есть ли у вас талисман?

— Нет, я реалистка. Уверена: все зависит от мыслей, настроя и того, что ты делаешь, а не от талисмана, — считает Светлана.