Спорт

Татами-мама

Марина Слуцкая, дзюдо

Как и чему учит начинающих дзюдоистов чемпионка Европы Марина Слуцкая

— Марина, у команды уже началась подготовка к новому сезону?

— Официально команда вышла из отпуска 3 декабря. Предстоящий сезон ожидается насыщенным, поэтому почти все спортсмены из сборной во время отдыха поддерживали форму в тренажерном зале, бегали кроссы. Как провела отпуск? Регулярно ходила в «качалку», активно занималась общефизической подготовкой. Сдобрила тренировки двумя поездками. Сначала выбралась с друзьями во Львов, где ранее не бывала. Помимо знакомства с достопримечательностями побывала в атмосферных кафешках. Так, в одной из них готовят только ребра на огне, а зал оформлен в средневековом стиле. В другой подают мясо, а помещение напоминает камеру пыток. В Вильнюсе у меня была деловая встреча, но заскочила в магазины и сделала важные покупки.

Марина Слуцкая, дзюдо— Довольны минувшим сезоном?

— Отработала неплохо. Но не могу сказать, что он получился замечательным. Ведь на двух основных стартах — чемпионате мира и Европы — осталась без медалей. К континентальному первенству не набрала оптимальной формы. Причина — травма ноги, полученная на сборах в феврале. Плюс жребий в первой же схватке свел меня с другим сильным соперником француженкой Роман Дико, которая впоследствии стала победительницей турнира. На планетарном чемпионате решающую роль сыграла моя тактическая ошибка в противостоянии с Сарой Адлингтон из Великобритании. Выбрала неправильный вариант развития событий, за что и поплатилась. Но на других крупных турнирах завоевала предостаточно наград. Особенно богатой на медали выдалась концовка сезона — в октябре-ноябре трижды поднималась на пьедестал почета на Гран-при.

— Насколько серьезно переживаете неудачи?

— Понимаю, что поражения и победы должны чему-то учить. Если хорошо провел подготовку, то и на соревнованиях, как правило, получается многое. Бывают и обидные проигрыши, и неудачи, когда от тебя ничего не зависит. Тогда расстраиваюсь. Случается, плачу. Сейчас к поражениям отношусь спокойнее, нежели это было несколько лет назад. Знаю, что за ними последует множество соревнований, где смогу реабилитироваться.

— Злитесь на себя после поражения?

— А смысл съедать себя, обвинять за ошибки?! Нужно проанализировать, что сделала не так, отработать эти моменты на тренировках, постараться, чтобы просчеты не повторялись. Неудачи не влияют на качество занятий. Они итак весьма насыщенны и содержательны. Тренеры подсказывают, что и как можно поменять в работе. Личный тренер Леонид Свирид, а также наставник Денис Кунцевич знают, на какую кнопку нажать, чтобы сделать мою борьбу более совершенной, исправить ошибки.

— Часто ли во время поединка подбадриваете себя словами: «Давай, Марина! Ты сможешь»?

Читайте также:  На клеточном уровне

— Если так себе помогаю, это не к добру (смеется). Перед схваткой спортсмен должен психологически себя настроить. У каждого свои мотивирующие слова. Иначе можно выйти на татами и не показать всего, что можешь. Конечно, у меня присутствуют в настройке такие фразы, как «ты можешь», «нужно постараться», «покажи свою лучшую борьбу». Любопытно, что все это происходит автоматически. Мне потом сложно вспомнить, что именно говорила, часто ли повторяются одни и те же фразы.

— Помимо того, что сами тренируетесь, выступаете, еще и ведете занятия с детьми в своем клубе по дзюдо. Хватает сил на всё?

— Когда идут активные выступления, сборы, сложно совмещать процесс с тренировками учеников. Тогда подставляет плечо моя напарница по клубу Регина Шатравская. Мы все группы ведем в тандеме. Дети понимают, почему меня нет, гордятся моими успехами, следят, как я выступаю. В тренерской сфере я уже более 5 лет. Недавно сменили концепцию работы клуба — решили сделать группы максимум по 15-16 человек, чтобы больше уделять внимания каждому ребенку, более качественно проводить тренировки.

— Что дают действующему спортсмену занятия с детьми?

— Позитив от того, как растут ученики. Некоторые пришли ко мне 5-6 лет назад. Радуюсь тому, что они многому научились, стали сильнее, быстрее. Ведь многие на первых порах не умеют прыгать на одной ноге, кувыркаться. А через год уже делают брос­ки, отжимаются, выполняют акробатические элементы. Появляется гордость за свою работу. Есть еще один плюс. Когда показываю детям пошаговое выполнение приема, то обращаю внимание на мелочи, которые раньше не замечала.

— Часто приходится быть строгой с учениками?

— Да, люблю порядок и дисциплину. Не могу позволить хаос на тренировке. Мы ввели обязательное правило для родителей: заранее сообщать, когда ребенок по той или иной причине не может прийти на занятие. Очень требовательна к ученикам. Возможно, даже излишне. Но это для того, чтобы дети, даже самые слабые, научились чему-то, перебороли себя, свою лень, стали решительнее.

— Слышал, что вы большая любительница сладкого. Это правда?

— Шоколад и конфеты — моя слабость. Не представляю день без съеденной вкусняшки. Причем на это не влияют соревнования, тренировки. Просто люблю сладости. Но иной раз перед турнирами уменьшаю потребление конфет, чтобы сбросить лишние килограммы. Объясню почему. У каждого борца есть комфортный вес. Если он превышен, то ему сложнее двигаться, проводить броски, быть вертким. Люблю пробовать шоколад в разных странах, обожаю белорусские конфеты.