Музыка

Скрипка-душа

горан брегович

Дух цыганской свободы, безумие на сцене и простота как религия — музыкант и композитор Горан Брегович накануне концерта в Минске рассказал нашему корреспонденту, почему не стал профессором марксизма и за что уважает эклектику в культуре

— Начинал музыкантом в стриптиз-баре. В свои 17 лет видел столько красивых женщин, сколько моим ровесникам и не снилось. Правда, когда принес отцу, суровому офицеру, первую выручку, тот отрезал: «Надеюсь, ты не будешь заниматься этой цыганской работой!» Но я все еще ей занимаюсь и абсолютно счастлив.

К музыке Горан пришел не сразу, собирался стать преподавателем марксизма. Однако отказался от этой затеи еще на последнем курсе университета.

— Если не можешь сходить с ума, позволять себе безумства на сцене и в жизни, значит, просто существуешь. Рад, когда зрители после моих концертов улыбаются, ведь в будничном ритме не так много поводов для радости.

В Минске 11 декабря он исполнит вместе со своим коллективом Wedding & Funeral Orchestra и Государственным академическим симфоническим оркестром Республики Беларусь концерт для скрипки «Три письма из Сараево».

— Мне нравится в Минске, хотя я и не любитель путешествий: всегда море забот в голове.

Сам Горан Брегович родом из Сараево, города, который был границей между тремя мирами — мусульманским, православным и еврейским. Это сильно сказалось на музыке и характере композитора.

— Я соткан из свадебных иудейских песен, похоронных христианских мотивов и бескомпромиссных цыганских ритмов. Ощущаю себя эдаким Франкенштейном и стараюсь соединить в музыке все то, что людей делает несовместимыми на религиозной или политической почве.

Когда его попросили написать концерт для скрипки, он вспомнил об этой эклектике, применив в одном произведении сразу три манеры игры.

Культура любой страны, по его мнению, — так или иначе сплав традиций народов всего мира. Именно поэтому в XXI веке пора учиться жить вместе, в согласии.

— У моего саксофониста две академические степени, но есть в коллективе и те, кто с трудом умеет писать. Музыканты из разных уголков Балкан, Македонии и Южной Аравии. Возможно, из-за того, что они такие разные, вместе они звучат необычно. Мы отыгрываем порой более 150 концертов в год.

Читайте также:  В один голос

Многие знают Горана Бреговича и как автора саундтреков к фильмам. Сам же он не считает себя кинокомпозитором, говорит, для Эмира Кустурицы музыку писал по дружбе.

— Моя музыка слишком мелодична и агрессивна, она подходила к фильмам, которые снимали во время войны. То, что я вижу в кинотеатрах сейчас, сплошное развлечение и не находит у меня отклика.

Вспоминая Боснийскую войну, Горан утверждает: можно уничтожить отдельного человека, но культуру сильной сложившейся нации — никогда.

— Когда на Сараево падали бомбы, театры были открыты. Уровень культуры говорит о способности народа выжить. Музыка, разумеется, не главная вещь на земле, но это ее соль — то, что добавляет вкуса жизни.

Горан уверен, что куда бы ни заносило человека, он всегда будет помнить о своих корнях.

— Вы ведь любите пирожки, которые пекла бабушка? Значит, и песни на родном языке тоже. Это то, что изначально заложено в каж­дом из нас. Если вы спешите поесть и хватаете бургер, то с музыкой так не выйдет. Душа будет требовать большего, возвращать к истокам.

Удивительно, но сам Брегович музыку в свободное время слушает мало — предпочитает радио­драмы. Его повседневный образ тоже мало похож на тот, что на сцене: никаких белых накрахмаленных рубашек, только естественность.

— Моя религия — простота. Мне нравится купить кебаб в любимой забегаловке и съесть его на скамейке в парке, пить вино в хорошей компании, гулять по улицам, наблюдая за художниками и музыкантами. Но самое большое счастье — видеть, как другие играют мою музыку, причем не только для удовольствия, но и чтобы заработать, прокормить семью.  В такие моменты могу гордиться собой.