Музыка

Виват, оркестр!

дирижер евгений бушков

Евгений Бушков — о браке по любви, тайне дирижерской палочки и любимом белорусском инструменте

Знак судьбы: они родились в одном году — в 1968-м. Государственный камерный оркестр Республики Беларусь и дирижер, скрипач-виртуоз, заслуженный артист Российской Федерации Евгений Бушков.

Нынешний год юбилейный. Следующий тоже: в сентябре исполнится 10 лет, как Евгений Бушков руководит минским Камерным оркестром. Как и многие выдающиеся музыканты, Бушков — человек мира. Последнее время работает в 4 городах: Москве, Минске, Мумбаи и Палермо.

— Евгений Робертович, любите жить на скоростях?

— Очень. Ценю каждую секунду. Меня невероятно озадачивает неспешность людей на эскалаторе метро, да и само минское метро для меня очень медленное: в Москве поезда ходят каждые 30 секунд.

— Помните самый первый визит в Минск?

— Февраль 1979 года. Я приезжал с соучениками Центральной музыкальной школы при Московской государственной консерватории имени П. И. Чайковского. Мы тогда много ездили по Союзу с отчетными концертами. Более значимым было второе посещение столицы: 1981-й, мне 12 лет, выступаю в филармонии вместе с Государственным симфоническим оркестром БССР. Это был Мендельсон, концерт для скрипки с оркестром, дирижировал Юрий Ефимов. Так все и началось.

дирижер евгений бушков— А продолжилось в 2009 году, когда Евгения Бушкова, дирижера оркестра «Новая Россия», Минск пригласил возглавить Камерный оркестр. Кто кого выбирал — вы или вас?

— Всегда сравниваю отношения дирижера и оркестра с тем, что происходит между мужчиной и женщиной. Коллектив — мужчина, дирижер — девушка, которая ждет, когда ее позовут на свидание. Если нет взаимных разочарований, может произойти «оформление брака». Инициатива — от оркестра, за дирижером — выбор.

— Можно сказать, получился брак по любви?

— Безусловно. В декабре 2008-го Степан Якович, мой однокурсник по Московской консерватории, родом из Минска, позвонил и сказал: заболел дирижер Инго Райль, который должен был выступать с Камерным оркестром. Якович солировал в этом концерте. «Не можешь выручить?» — спросил он. Оказалось, что я свободен в те дни. При­ехал в Минск, в эту самую комнату, где мы разговариваем (репетиционный зал Камерного оркестра в Белгосфилармонии. — Прим. авт.). Посмотрел на портреты — они и сейчас здесь. Выдающийся пианист, органист, композитор, основатель Камерного оркестра Олег Янченко. Обожаемый мной виолончелист и дирижер Юрий Цирюк, который руководил оркестром долгие годы… Я, будучи учеником ЦМШ, с ним выступал. Виталий Катаев — он никогда не был главным дирижером Камерного, но работал с ним… И что-то в душе дрогнуло.

— В чем особенность вашей репертуарной политики?

— В последнее время дирижеры и режиссеры с разных сторон слышат: «Делайте тот репертуар, на который пойдет публика». Ставка на самоокупаемость уже привела к резкому обеднению репертуаров и обесцениванию классического наследия. Скоро у нас будут звучать максимум 5 произведений, которые превратились в рингтоны мобильников, стали проклятием музыкантов, вынужденных играть одни и те же симфонии Моцарта и Чайковского. Я консерватор. Академическая, сложная музыка была, есть и будет для ценителей. Она не может быть самоокупаемой — ей нужна господдержка.

— Неужели вы не склонны к экспериментам?

— В современной биографии Камерного экспериментов немало. Например, концерт «Моцарт и рок-музыка»; «Салют, Кармен!», основой которого стали опера «Кармен» Бизе и «Кармен-сюита» Щедрина, но мы сыграли также «Молитву тореро» Турины, «Кармен-фантазию» для контрабаса Прото, включили момент театрализации. С нами выступал молодежный оркестр Владимира Перлина из Республиканской гимназии-колледжа при БГАМ. Ярко, зрелищно. И все же… Мне неинтересно создавать программы, которые выходят за рамки строгого академического вкуса.

— А что интересно?

— Открывать белорусам неизвестную им музыку, в том числе белорусскую, играть произведения, которые никогда еще в этих стенах не звучали, приглашать в эти программы солистов со всего мира.

Читайте также:  По воле рока

— Перебью вас, чтобы сказать нашим читателям: 28 ноября в Белгосфилармонии вместе с Камерным оркестром выступила болгарская пианистка Пламена Мангова. Овации, крики «браво»…

— Этот же концерт мы представили 2 декабря в Москве на знаменитом фестивале «Декабрьские вечера Святослава Рихтера», где 35 лет назад Камерный оркестр играл с самим маэстро Святославом Рихтером.

— Вы впервые в Беларуси начали практиковать сотрудничество оркестра и автора в течение всего концертного сезона. С кем уже работали?

— Первый год — с молодым композитором Константином Яськовым. Результатом стала написанная им для нашего оркестра восхитительная пьеса — мистерия «Кросны Макошы». Невероятная смесь — сочетание народного голоса, оркестра, фортепиано и ударных — этакие белорусские «Времена года». Премьера состоялась в 2016-м. Надеюсь, что эта пьеса выйдет на международный уровень. Затем пригласили композитора-корифея Галину Горелову: партнерство длилось весь сезон 2017/2018 и будет продолжено на новом витке. В нынешнем году вступили в творческие отношения с Любовью Кунейко. Она лауреат международных конкурсов, стипендиат специального фонда Президента Беларуси по поддержке талантливой молодежи. Любови всего 25 лет, и у нас большие планы, в том числе на создание произведений для детской аудитории.

— Они могут стать частью еще одного вашего авторского проекта — цикла концертов для детей «Классика — это классно!». Евгений Робертович, что вас больше всего поразило в Беларуси?

— Цимбалы. Я открыл для себя этот инструмент благодаря таким музыкантам, как Вероника Прадед и Александра Денисеня. Сегодня композиторы пишут музыку в расчете на этих виртуозов. Белорусские цимбалы — событие в мировой музыкальной культуре. Мы играли с огромным успехом концерт минского композитора Владимира Курьяна для цимбал с оркестром в Беларуси и за границей. Московский композитор Михаил Броннер по моему заказу написал «Белорусский концерт» для этого инструмента, а Вероника Прадед феноменально исполнила его. Австрийский композитор Эрик Фрайтаг впервые написал пьесу для цимбал, после того как я привез ему записи нашей музыки и познакомил с Александрой Денисеней. Хочу думать, что тем самым я поспособствовал пропаганде белорусского искусства.

— Когда в 1978-м появился фильм «Репетиция оркестра», мы поняли: дирижер — это автократ. Уходит ли эпоха таких дирижеров?

— Уже ушла. Запад давно отказался от формы длительного сотрудничества с дирижерами. Профессиональный уровень музыкантов таков, что они вообще могут играть без дирижера. Но когда нет дирижерской палочки, нет и музыкальной воли. А это значит, что исполняемая музыка теряет смысл. Музыка с дирижером — это всегда персональное высказывание.

— Вы выросли в семье музыкантов, ваши дети музыканты. Музыка — тот воздух, которым вы дышите. У обычного человека может появиться ощущение, что вы живете в некоем иллюзорном мире.

— Нет, я знаю, сколько стоят хлеб и молоко в ближайшем супермаркете. И я Телец по знаку зодиака, а Тельцы, как правило, приземленные.

— Что вас радует и что раздражает в современном обществе?

— Радуют сокращение расстояний, доступность информации благодаря Интернету. И это же огорчает, поскольку меньше живого человеческого общения.

— Чем заняты в самолете во время перелетов?

— Недавно смотрел на планшете фильм «Анон» — реальная фантастика. Это наше недалекое будущее: общество стало суперинформационным, исчезли личное пространство, интимность.

— Год заканчивается. Чем он отмечен?

— Сменой поколений и углублением разрыва между ними. Ушли великие Кабалье, Азнавур, Табаков, Някрошюс, Бертолуччи… Надеюсь, 2019-й вернет нам возможность слушать и слышать друг друга. Я верю в музыку. У нее есть потрясающая способность творить чудеса.

15 декабря в рамках абонемента «Классика — это классно!» в Белгосфилармонии состоится концерт «Вокруг света за… 80 минут» с участием заслуженного коллектива Республики Беларусь Государственного камерного оркестра. Главный дирижер Евгений Бушков.