Гость «МК»

Сергей Рутенко: «Может, придет время стать тренером»

сергей рутенко, гандбол

Титулованный белорусский гандболист вспомнил обстоятельства, при которых получил словенский и испанский паспорта, а также рассказал о своем отношении к критике и об увлечении рыбалкой

О жизни после завершения карьеры

— Родственники часто спрашивают, скучаю ли я по гандболу. Говорю, что вообще не печалюсь. Погрузился в жизнь вне спорта. Появилось ощущение, что спортивная карьера была или во сне, или давным-давно. Сейчас у меня свой бизнес, на общественных началах отвечаю за развитие гандбола в Могилевской области. Этот вид спорта не отпускает меня. Многие чиновники, руководители предприятий региона готовы помогать. Но есть личности, которые неохотно идут навстречу. Пытаемся уговорами поменять их мнение. Порой получается. Мы ведь не просим чего-то сверхъестественного. Лишь то, что должны получать клубы и спортивные школы в соответствии с результатом.

В Могилевской области у гандбола высокие позиции среди игровых видов спорта. «Машека» показывает симпатичную игру, борется за бронзовые медали чемпионата страны, но ничего не получает от местных властей. Нужно понимать: если в городе будут чаще проходить матчи, в том числе в еврокубках, то ребятня охотнее пойдет в спортивные школы по гандболу. Я сам в юные годы смотрел на минский СКА и хотел выступать за эту команду. Еще более важная миссия для меня — увеличивать число детских секций в области, привлекать мальчишек и девчонок в этот вид спорта. Чем лучше сработаем сейчас в этом направлении, тем больше классных игроков получим через десяток лет.

сергей рутенко, гандбол

О тренерской карьере

Не планировал связывать жизнь с гандболом после завершения карьеры игрока. Еще до того как вернулся на родину с легионерских хлебов в Испании, предлагали поработать в структуре Европейской федерации гандбола. Не был против, только с одним условием — провести ряд важных изменений. Представителям организации мой ультиматум не понравился. Любопытно: на чемпионате Европы — 2018 в отношении игроков и команд принимали не совсем адекватные решения. Мои предложения, высказанные представителям европейской федерации, помогли бы избежать тех разборок. На континентальном первенстве мы виделись и говорили на эту тему. Но они остались при своем мнении.

Карьера наставника? В моей судьбе было уже столько поворотов, поэтому не стану загадывать. Может, придет время стать тренером. Хотя мне тяжело находиться рядом с площадкой и не выходить на нее. В бытность игроком для меня это было самым строгим наказанием, к тому же я не очень сдержан. И не всегда хороший игрок становится успешным наставником. Но есть и положительные примеры. Мне повезло работать под руководством Юрия Шевцова и Таланта Дуйшебаева, которые добились известности в ранге игроков и тренеров.

Об уроках словенского

О титулах вспоминаю редко. Это случается, когда встречаемся с парнями, с которыми играли раньше. Говорим не только о трофеях, но и об одноклубниках, о каких-то случаях, об историях. Эти воспоминания приносят много позитива. Если оглянуться назад, игровая карьера получилась разнообразной. Непросто давались первые шаги за границей, когда выступал в студенческой словенской команде «Горенье». Чужая страна, незнакомые люди. Но через 3 месяца начал разговаривать на местном языке. Те ребята, с которыми тогда играл, говорят, что я был очень доставучий. Постоянно показывал на предметы и спрашивал, как это звучит на словенском. Мне повезло, что квартиру, которую снимал клуб, делил со словенцем. Помогали русскоязычные гандболисты. Что касается словенского языка, то он вроде бы понятный. Однако много слов, похожих на наши, при этом значение другое. Вот пример. Жена русскоязычного игрока пошла в аптеку за таблетками. У ребенка было расстройство желудка. Но фармацевт ее так и не понял: по-словенски слово «понос» означает гордость.

Об успехах словенских игровиков

Это феномен. Спортсмены этой страны завоевывают медали на летних и зимних Олимпиадах. В Рио-2016 словенцы выиграли 6 наград, в Пхёнчхане-2018 — 2. Об их успехах в игровых видах спорта задумывался не раз. Мне кажется, все дело в менталитете. У них большая вера в себя, которая порой граничит с излишней само­уверенностью. В испанском чемпионате — считается одним из самых сильнейших — всегда были балканские игроки. На тренировках мы играли в футбол, баскетбол, хоккей с мячом в зале. Гандболисты из стран пост­югославского пространства могли быть худшими в составе, но никогда этого не признавали. В Беларуси много классной молодежи — талантливой, послушной. Но в рядах нужны хулиганы, чтобы заводили. В Словении дети занимаются параллельно 2-3 видами спорта. Это помогает им всесторонне развиваться. Я ведь тоже попал в гандбол из-за того, что закрыли секцию самбо. Борцовская подготовка мне помогла.

Об Испании и испанцах

В плане развития спорта у них свой путь. В стране проживают 40 млн человек, и есть из кого выбрать. Игроки на площадке любят схитрить. Помню забавный момент, связанный с одноклубником французом Седриком Сорендо. Он только-только попал в команду. Идет матч, мы обороняемся. Соперники делают хитрый финт в нападении, на который купился Седерик, из-за чего мы пропустили. После игры он раздосадованно ругался на испанцев, называя их лжецами. Лично мне манера игры испанцев была ближе, чем, к примеру, немцев. Мне ведь предлагали варианты перехода в чемпионат Германии, но я отказывался. Там все-таки более ломовой ганд­бол. Кстати, и в Лиге чемпионов титулы выигрывали намного чаще дружины с Пиренейского полу­острова, нежели немецкие.

Люди в Испании тоже с хитринкой. Болельщики, правда, не очень корректные. Любят обзываться, хамить. Некоторые нас учили играть. После матча ужин и поход в ночной клуб. В развлекательном заведении ко мне подходили весьма нетрезвые люди и делились тактическими задумками по поводу нашей игры. Поначалу не знал, что им ответить, пытался выслушать. Но разговор затягивался на час и более. Со временем научился говорить, что пришел с друзьями и мне пора. Но отпускали с ехидными словами, мол, иди-иди, ты же звезда. Уходил, как оплеванный.

О критике

Только за нее. В Словении один из ведущих журналистов, который хорошо разбирался в гандболе, после каждого тура выставлял оценку команде и игрокам. Я по­стоянно забивал по десятку мячей, мы выигрывали, а по 5-балльной системе имел от него 3, редко 4. Сам журналист был из Любляны, а команды, за которые я играл, яростно соперничали с дружиной из его родного города. Считал это причиной журналистских субъективных оценок, что порой злило. Но однажды мы летели с ним в одном самолете. Он подсел ко мне и попытался завести разговор. Я всячески старался уйти от беседы, а потом не выдержал — наехал на него за оценки. А в ответ: «Считаю, ты можешь играть намного лучше». Так он помог мне взглянуть на ситуацию иначе. Это пример адекватной критики. Но я не приемлю советы от журналиста, который не может на площадке отличить пробежку от двойного ведения. Любопытно, что мне почти никогда не говорили слова критики в лицо. Кто-то мог сказать это в интервью представителям СМИ, или сам журналист покритиковать. Но потом в разговоре со мной источник тушевался, не мог внятно объяснить природу своих толкований.

Что касается критики в интернет-комментариях, то просил молодых игроков сборной Беларуси такое не читать. Это дополнительный груз. Заурядный расклад: играем против фаворита, а большинство критиканов, конечно, пишут, что белорусы обделаются. У неуверенного в себе гандболиста это вызывает еще большую дрожь. Пресса — важный фактор в становлении игроков. Сам не читал комментарии болельщиков. Зачем? Пару раз с одним из белорусских интернет-порталов пробовали напрямую общаться с болельщиками, но почему-то никто не хотел задавать острые вопросы.

О смене гражданства

У меня три паспорта. Но за получение документов других стран я не имел никаких денежных бонусов. Словенское гражданство принял, так как 2-3 года меня не хотели вызывать в белорусскую сборную. В такой ситуации согласился на предложение словенцев, но с условием не сдавать наш паспорт. Причем перед этим побывал на родине,  пообщался с друзьями-гандболистами из сборной, спросил их мнение о смене паспорта. Они меня поддержали. В Испании все происходило по-другому. В нашей многонациональной команде «Сьюдад-Реаль» произошел перебор с легионерами. Президент команды подошел ко мне и еще к одному игроку и предложил принять испанское гражданство, чтобы мы не числились как иностранцы. Согласились. Но опять же с уговором, что нас не будут вызывать выступать за испанскую сборную. Однако потом хитрый функционер из местной федерации затребовал нашего участия в играх за национальную команду, но этот вопрос быстро замяли. Через пару лет оказался в «Барселоне». Здесь вновь попыта­лись привлечь к поединкам за сборную. Заварушка оказалась серьезнее первой. Меня грозились дисквалифицировать в чемпионате Испании. Тогда президент «Барселоны» безапелляционно заявил: если это произойдет, клуб снимется с чемпионата. Чувствовал себя не в своей тарелке: из-за меня титулованный клуб мог попасть в неприятную историю. В итоге договорились, что меня не трогают. Вскоре после этого инцидента получил разрешение играть за сборную Беларуси.

сергей рутенко, гандболО детях и воспитании

Складывается ощущение, что сейчас вижу своих детей реже, нежели в бытность игроком. Тогда проводил дома 2-3 дня в неделю. Сейчас утром ухожу, а возвращаюсь только вечером. Но когда перебрались в Беларусь, все праздники стали проводить вместе. Дома я злой полицейский, но рукоприкладством не занимаюсь. Хотя как-то Ника пришла из школы и завела разговор о новом законопроекте о предупреждении насилия родителей над детьми. Выслушал ее. Ответил, что с ним согласен, и добавил: параллельно рассматривается другой законопроект, касающийся плохого поведения детей. Мол, самых непослушных будет забирать милиция. После небольшой паузы дочь сменила тему.

Нике и Егору нередко объясняю, что такое хорошо и что такое плохо. С дочерью разговоры проходят чаще. Например, учу здороваться в подъезде со всеми. Показываю, как это нужно делать, на собственном примере. Если в ответ на мое приветствие тишина, говорю Нике, что дядю или тетю плохо воспитывали. Люди спохватываются и тоже лепечут: «Здравствуйте». Сын пока маловат для нравоучительных бесед. Бабушки его разбаловали. Боюсь, чтобы не вырос нарциссом.

Пока дети маленькие, они мало расспрашивают о спортивной карьере. Недавно проезжали с Никой мимо Дворца спорта. Ребенок заинтересовался, играл ли я там. Рассказал, что не единожды, а на одном из матчей присутствовал Президент Беларуси. И наша команда выиграла. Это ее очень впечатлило.

Об увлечении рыбалкой

Я любитель спортивной ловли — добычу отпускаю. Купил катер, рыбопоисковое оборудование и много снастей, но клюет не всегда. Прошлым летом отправился с другом рыбачить на Днепр. За день по реке на катере прошли 90 км и поймали одну или две рыбы. Вечером привезли плавсредство на одну из водных баз, чтобы оставить на пару дней. Встретили старого рыбака. Он за пару часов на червя и перловку поймал двух серьезных судаков 5 кг и 4 кг весом.

Алкоголь? Иногда берем с собой. Но ни разу такого не было, что вечером серьезно «наобсуж­дались», а утром не вышли на рыбалку. Боремся с браконьерами. Если видим сети, вызываем рыбнадзор, стараемся объяснить, что природные ресурсы не бесконечные. Я могу взять с собой 3-4 кг рыбы на котлеты, уху. Но зачем 30 кг? Летом был на Днепре, наловил жерехов. Вечером начал выпускать рыбу. Это заметил мужчина в возрасте. Он чуть не заплакал, мол, лучше бы отдал его коту. Еще один случай. На Минском море нельзя ловить троллингом (метод ловли с движущегося катера. — Прим. авт.). Многие рыбаки в прошлом году грешили этим, а в этом удивлялись: в 2017-м рыбу мешками носили, а сейчас не клюет. Действительно, странно.