Человек и его дело

Гладить по шерсти

Александр Самусев, валенки

Потомок дрибинского шаповала минчанин Александр Самусев продолжает дело своего деда — изготавливает валенки

За свою историю сапоги из войлока прошли путь от предмета роскоши до массового вида обуви, теряли интерес у покупателей и вновь вышли на модный подиум. Несмотря на то что сегодня их производят на фабриках, есть мастера, которые делают это вручную.

Дедовский метод

Заниматься изготовлением валенок Александр Самусев начал в советские времена. Секрет ремесла перенял от деда, у которого была своя артель валяльщиков. Он принадлежал к известным дрибинским шаповалам и посвятил этому делу почти 60 лет.

Шаповальство — промысел отхожий: мастера брали инструменты и отправлялись в командировку. Могли уйти от дома на 100-200 км.

— Такой образ жизни вели многие. Летом в колхозе работали, а осенью отправлялись бригадами по 3-4 человека по деревням на заработки. Посторонних людей не брали, только близких родственников, — рассказывает Александр. — Были времена, когда шаповалы находились вне закона. На них устраивали облавы на рынках и вокзалах, забирали товар.

Традиции шаповальства в Дрибине имеют статус нематериальной историко-культурной ценности Беларуси. Как появилось здесь, точно неизвестно. На сей счет есть две версии. Первая — после реформы 1861 года крестьяне вынуждены были уходить на заработки, где и освоили это ремесло. Вторая — местный помещик Антон Тихоновецкий отправил несколько крестьян в Нижегородскую губернию учиться, как валять валенки. Вернувшись на родину, шаповалы обучали мастерству своих детей, родственников и знакомых.

Мастера тщательно оберегали профессиональные секреты изготовления сапог из войлока. Даже придумали свой язык — катрушницкий лемезень. В лексиконе шаповалов насчитывалось более 900 слов.

— Тонкостей в ремесле много, старались их не афишировать. К тому же так они могли себя обезопа­сить. Заработки были хорошие, чтобы на мастеров не напали и не отобрали деньги, на своем языке договаривались, когда уйти домой, — продолжает он. — Я в детстве, когда к деду в деревню приезжал летом, слышал, как разговаривали на тайном языке. Сейчас в нем необходимости нет, практически никто его не помнит.

Александр Самусев, валенкиВнук оказался способным учеником и быстро освоил премудрости валяния. Так как Александр работал тренером по легкой атлетике, валенки делал в свободное время.

— Я довольно долго занимался этим ремеслом. У меня даже был патент на индивидуальную деятельность. Но в 1990-е начались проблемы: развалился Союз, зимы стали теплые, у людей пропал интерес к валенкам, — делится мастер.

Ремесло пришлось забросить и пойти в бизнес. Но через 15 лет он опять вспомнил про свое увлечение.

— Захотелось делать хороший, нужный продукт. Но не просто по старинке, а с изюминкой, — отмечает Александр.

Придать новый вид традиционным войлочным сапогам подтолкнула давняя история:

— Я тоже, как и дед, в свое время ездил по деревням и на дому валял обувь. Во время одного из таких визитов ко мне пришла женщина и показала необычные валенки. Они выглядели, как сапожки, сидели на ноге как влитые. Таких раньше не видел и был удивлен, что так можно делать.

Эта встреча помогла Александру определиться, в каком направлении работать.

— Хотелось, чтобы мои валенки нравились не только пенсионерам, но и молодым, — поясняет шаповал.

Александр Самусев, валенкиОн разработал дизайн изделий, поменял колодки, часть из них сделал сам, появился даже свой логотип. Теперь помимо классических валенок мастер делает и ботинки из войлока. Внешний вид у них со­временный.

Читайте также:  Смотреть и видеть

— Сегодня традиционную зимнюю обувь заказывают нечасто. Даже бабушки просят сделать на подошве, украсить узором или цветком, — делится наблюдениями Александр.

Его валенки носят не только в Беларуси, но и в России, Казахстане, Латвии, Израиле, Германии, Канаде, США. В основном выходцы из стран бывшего СССР, которые хорошо знают, что такое войлочные сапоги.

Натуральная овечья шерсть прекрасно поглощает и испаряет влагу, при этом остается сухой. В такой обуви зимой нехолодно и нежарко. Обутые на босу ногу валенки за счет микроуколов волосков оказывают массажный эффект. Во время трения стопы о шерсть создается электростатическое поле, которое обеспечивает лучшую циркуляцию крови. Пожилых людей валенки спасают от ревматизма. В шерсти овец содержится ланолин — животный воск, который используют как основу для медицинских мазей. Успокаивает ревматические, суставные и мышечные боли.

Не так уж валенок и прост

Производство валенок — процесс трудоемкий. Распространенное выражение «прост как валенок» справедливо, пожалуй, только по отношению к их форме.

В гараже, где располагается мастерская Александра, стоят мешки с шерстью. Чтобы найти подходящую, приходится объездить чуть ли не всю страну. Требуется полугрубая. Но в арсенале шаповала есть и тонкая.

— При правильном подходе можно применять разные виды сырья. Зная его свойства, смешивая в определенной пропорции, реально получить войлок хорошего качества, — считает мастер.

Александр Самусев, валенкиЧтобы сделать пару обуви, надо чуть больше килограмма шерсти. Предварительно ее очищают от мусора и грязи, пропускают через чесальный станок. Она становится, как пух. Следующий этап — формирование валенка. По лекалу делают две половинки, которые потом соединяют между собой шерстью. В итоге получается огромный сапог, он еще мало похож на обувь. Затем его обрабатывают в кипятке. Здесь необходима немалая физическая сила, чтобы сделать все так, как нужно. Этот процесс занимает не менее трех часов. Во время горячего валяния вымывается вся грязь из шерсти, она становится похожей на войлок. Если в сырье присутствовали личинки моли, то в горячей воде они погибают.

Потом валенок катают по столу, используя нехитрые деревянные инструменты — скалку и рубец, чтобы исчезли складки. После сапог насаживают на колодку и подгоняют под размер ноги заказчика. Финальная процедура — сушка. Готовое изделие отправляют в специальное помещение с обогревателем, где держат сутки.

На изготовление пары валенок может уйти до недели. Дня четыре надо, чтобы сделать саму обувку, плюс несколько дней на декорирование, приклеивание и прошивку подошвы, установку фурнитуры.

В месяц Александр Самусев вручную делает 15 пар. Он пробовал открыть производство, но от этой задумки отказался. Решил, что сконцентрируется все-таки на авторской работе.

Пока у Александра нет учеников, которым он мог бы передать знания. С грустью говорит, что шаповальство потихоньку умирает:

— Если раньше в каждой десятой белорусской деревне можно было найти такого мастера, то сейчас их остались единицы. Это люди в возрасте. А желающих перенять ремесло практически нет. Так что валенки скоро станут эксклюзивным товаром.

Самый большой валенок, занесенный в Книгу рекордов России, в высоту достигал 168 см, длина стопы — 110 см. Самые маленькие по размеру стопы — 6 мм. Были еще одни уникальные валенки, только сделали их не по технологии — длина стопы крошечного изделия составляла всего 0,9 мм!