Отцы и дети

Настроился на вклад

Кирилл Будкевич, семья

Минчанин Кирилл Будкевич — о принципах раннего развития и о том, почему для сына выбрал домашнее обучение

Кирилл Будкевич — инженер-программист, педагог-психолог, тренер, руководитель семейного центра. Учится в Академии последипломного образования — изучает музыкотерапию. Воспитывает троих детей: 10-летнего Алексея, 6-летнюю Анну, 4-летнюю Анастасию.

— Старший сын, Алексей, ваша гордость. Он учится по индивидуальному плану. Почему приняли решение обходиться без школы?

— Для моего ребенка школа не самый лучший вариант. У него слишком много интересов, есть серьезные успехи. Школа с уроками и домашними заданиями отнимала бы слишком много времени. А так раз в четверть сын сдает зачеты, пишет контрольные. Сейчас он в третьем классе. При обучении по индивидуальному плану, на мой взгляд, сложнее приходится родителям: нужно обладать определенным уровнем знаний и найти время позаниматься.

У Алексея довольно плотный график. Он третий год занимается дзюдо, имеет желтый пояс, участвует в состязаниях, у него есть медали. Серьезно увлекается японскими шахматами, он член команды при Минском государственном Дворце детей и молодежи, ездит на соревнования — стал чемпио­ном Европы 2018 года по сёги до 9 лет и по добуцу сёги до 12 лет.

Я горжусь его достижениями, сделал в его комнате инсталляцию «Путь чемпиона». Еще он играет на трубе и барабанах. Последнее увлечение — китайские шахматы. Для меня это взрыв мозга, но я потихонечку втягиваюсь. Уверен, если не буду с ним заниматься, он не достигнет значимых результатов. Да, сын еще посещает театральную студию. Он самостоятельный, сам ездит на все занятия. Мы всегда с ним на связи, принципиально купили кнопочный телефон. Иногда Алексей начинает говорить о том, что хочет смартфон, тогда я спрашиваю: для чего он тебе, в играх зависать?

— Можно ли утверждать, что успехи сына — следствие того, что вы уделяли внимание его раннему развитию?

— На 33 % — это заслуга родителей, потому что мы старались, вкладывали в него силы, время, считая, что инвестиции в ребенка самые важные. Еще 33 % — то, что дано ему от природы, плюс его трудолюбие и старательность. Последняя составляющая — вклад замечательных учителей и педагогов, с которыми Алексей занимается.

— Когда родился сын, вы практически отошли от бизнеса, получили образование педагога-психолога и на первое место поставили интересы семьи.

— К моменту рождения Алексея я был уже довольно грамотным, подкованным и осознанным папой. Считаю, что мужчине важно понимать, каким отцом он хочет быть, что планирует сделать для своего ребенка. Для меня папа с большой буквы — тот, кто уделяет внимание супруге, детям, проводит с ними время и участвует в их жизни. Отец — очень важная и ответственная фигура. К сожалению, наша действительность такова, что часто папа — это тот, кто ходит на работу и возвращается домой уставшим. Но я не перестану повторять: ребенку важны то внимание, та энергетика, которую ему дают родители, а не материальные блага, которые так волнуют нас, взрослых.

— Вернемся к раннему развитию Алексея. Как и чем вы с ним занимались?

— Я не приверженец какой-то определенной методики раннего развития и рекомендую каждому родителю брать из разных именно то, что необходимо и полезно для конкретного ребенка. Такой подход может гарантировать гармоничное развитие малыша. Последние системы, с которыми я познакомился, — Вальдорфская педагогика (автор Рудольф Штайнер) и раннее развитие Марии Монтессори. Последняя довольно стройная и эффективная. Главный ее принцип — всё есть инструмент развития. Даже простая палка в игре может стать саблей, а потом превратиться в лошадку. Всё зависит от воображения. С Алексеем собирали шишки, листья, делали аппликации, песочек пересыпали, ездили на природу, только без шашлыков и спиртного, варили борщ, пили травяной чай, купались в речке в любое время года. Применяли пальчиковые и настольные игры, учили потешки, читали народные сказки.

— У вас две дочери. Чем они увлекаются? Планируете их отдавать в школу?

— На данный момент этот вопрос открыт. Скорее всего, девочки пойдут по стопам брата. Сейчас они посещают детский сад только до сна. Им нравятся рисование и танцы. Горят желанием еще и на дзюдо ходить. С дочками больше занимается мама — у меня не получается с ними так сюсюкать. Приходится учиться мягкости и гибкости. С сыном, на мой взгляд, отцам куда проще находить общий язык и решать конфликтные ситуации.

Читайте также:  Папины дочки

— Вы придерживаетесь принципа: родители должны развиваться вместе с ребенком. Как это работает?

— Чем старше дети, тем сложнее следовать этому правилу. С сыном и старшей дочкой вместе с супругой ходили на занятия. Выбирали разновозрастные группы, где поощряется участие родителей. Я за то, чтобы папа или мама находились рядом с ребенком, когда он учится чему-то новому, и понимали, как он развивается, зачем это нужно и как его навыки использовать.

— Разрешаете ребятам рисовать на обоях, играть дома в мяч?

— Да. Стараюсь предоставлять детям максимальную свободу. Раз ребенку чего-то хочется, то, скорее всего, ему это очень надо. Прежде чем запретить, стараюсь понять, чем было вызвано поведение сына или дочери или их просьба. При этом учу их такой вещи: наши границы заканчиваются там, где начинаются границы другого человека. У нас есть правило «стоп-игра»: когда в процессе взаимодействия кому-то из детей что-то не нравится, они могут воспользоваться им. Да и мы, родители, тоже.

— А повышать голос на ребенка, наказывать — это не ваш метод?

— Давайте будем честными. Сказать, что я не кричу и не наказываю своих детей, неправильно. Вместо угла у нас табуретка, на которой ребенок, если он плохо себя вел, должен посидеть, успокоиться, подумать над своим поведением. А потом уже мы разговариваем, разбираем ситуацию. С детьми нужно общаться, объяснять им, насколько важно вести диалог, который позволяет избежать многих конфликтных ситуаций. Если не озвучивать свое мнение вслух, как другие узнают, чего ты от них хочешь?

— Дети — наши учителя. Согласны с таким утверждением?

— Безусловно. Я сам бываю иногда злобным и категоричным. Дети гораздо гибче взрослых, часто видят ситуацию под другим углом, и меня это восхищает.

— Какие знания хотелось бы передать своим чадам?

— Есть такое правило: чему бы ты ни учил своего ребенка, поступать он будет ровненько, как ты. Подтверждение этому на каждом шагу. Считаю себя свободным человеком и стараюсь так же воспитывать детей. Речь не о вседозволенности, а об умении брать на себя ответственность, а это еже­дневная, ежечасная работа над собой. Я человек провокационный и иногда утверждаю, что мои дети и я управляем своим окружением. И сразу слышу недовольство: что за манипулирование! А ведь я не договорил: учатся они это делать через управление собой! Когда мы можем управлять собой, то становимся на уровень выше того, что происходит вокруг. Хочешь, чтобы тебе улыбались, улыбнись, хочешь, чтобы на улице было чисто, сам перестань мусорить!

______________________________________________________________

Кирилл Будкевич, семья

Папины советы

  1. Сейчас раннее развитие — это бренд, который продается. Всегда задаю два вредных вопроса родителям: зачем оно вам и вашему ребенку и насколько вы готовы к тому, что это приведет к более раннему взрослению. Очень важно создать условия, чтобы малыш познавал мир. Но не нужно ребенка натаскивать, как делают некоторые папы, мамы или бабушки. Вот один пример: пытаясь добиться того, чтобы маленький человечек стал хорошо говорить, ему постоянно твердят: «Скажи а, скажи б, скажи хоть что-нибудь…» При этом не дают ребенку даже рта раскрыть. Здесь уместно вспомнить Льва Выготского, который ввел понятие «зона ближайшего развития». Если объяснить его в двух словах, то это те задачи, которые ребенок еще не может решить самостоятельно, но способен разобраться с ними, делая что-то вместе со взрослыми. На мой взгляд, такой подход абсолютно правильный.
  2. Уверенность в себе — ценное качество. Стараюсь привить его своим детям, поэтому оказываю поддержку в любых начинаниях. Мне хочется, чтобы мои ребята знали: мир дружественен по отношению к ним и все происходящие с ними события всего лишь обратная реакция на их поведение.