Социум

Ясно сказано

инвалид, инклюзия

Не ПИН-код, а секретный пароль. Как в Минске адаптируют тексты, чтобы понять их могли люди с интеллектуальными нарушениями

Слово и дело

Проект «Доступ к информации для людей с инвалидностью, или «Ясный язык» реализуют в столице полтора года. Его воплощает общественное объединение «Белорусская ассоциация помощи детям-инвалидам и молодым инвалидам» (ОО «БелАПДИиМИ») при поддержке немецких и чешских партнеров.

— Большинство людей с интеллектуальными нарушениями испытывают трудности в понимании текстов. Поэтому в Европе была создана методика их адаптации, так называемый ясный язык. Благодаря ей сложную информацию переделывают в простую и понятную любому человеку, — рассказывает руководитель проекта, председатель ОО «Бел­АПДИиМИ» Елена Титова.

По ее мнению, от появления доступных для понимания банковских, правовых, социальных документов, инструкций к бытовым приборам, схем пере­движения по городу, меню в кафе и многого другого выигрывают не только люди с инвалидностью. Подобный перевод пригодится и другим категориям — пожилым горожанам с возрастными изменениями, иностранным гостям, плохо знающим русский язык.

За полтора года сделано немало. Инициировано введение термина «ясный язык» в законодательство, в частности в проект Закона Республики Беларусь «О правах инвалидов и их социальной интеграции». Сотрудники Института инклюзивного образования Белорусского государственного педагогического университета имени М. Танка и ОО «БелАПДИиМИ» разработали методические рекомендации «Ясный язык» — как сделать информацию доступной для чтения и понимания» по адаптации русскоязычных текстов.

С 2019 года в Институте инклюзивного образования БГПУ имени М. Танка в учебную программу добавлена дисциплина «Создание и адаптация текстовой информации на «ясном языке», которая поможет студентам освоить это новое направление инклюзии. На его базе готовы обучать специалистов различных областей, заинтересованных в улучшении взаимодействия с людьми с инвалидностью. К примеру, банковских служащих, работников сферы общественного питания и других.

Идет работа над первыми адаптированными текстами. Один из них посвящен истории города Воложина Минской области. В ближайшее время его планируют разместить на информационном стенде, который установят в этом населенном пункте.

На «ясный язык» переводят и текст экскурсии «Минск на ладони», которую проводят в Национальной библиотеке Беларуси. Работа завершается, скоро информация станет доступной для посетителей.

— «Ясный язык» помогает людям с инвалидностью лучше понимать, что происходит вокруг, быть самостоятельнее, обходиться без посторонней помощи. Это одна из важных составляющих инклюзии, — считает Елена Титова.

Милан Шверепа, директор международной организации «Инклюзивная Европа»:

«Предоставление понятной информации помогает людям с особенностями активнее участвовать в различных сферах жизни общества, получать рабочие места. Инициатива «ясного языка» распространяется по всей Европе. Наша организация работает в 49 странах. Мы рады, что смогли найти партнера в Беларуси»

Не мерин, а конь

На первый взгляд может показаться, что упростить текст легко, никакого особого подхода не требуется. Однако эксперты утверждают: это не так. Не случайно в Европе в свое время были разработаны общие стандарты по созданию информации, доступной для чтения и понимания.

— В русском языке длинные синонимичные ряды, нет прямого порядка построения предложений, употребляются различные украшения в виде причастных и деепричастных оборотов. Все это затрудняет понимание людям с особенностями. Упрощать нужно существенно, но при этом не в ущерб смыслу, — рассказывает директор Института инклюзивного образования БГПУ имени М. Танка Вера Хитрюк.

Переводчик на язык ясности должен придерживаться нескольких основных принципов. Первый — принцип частотности.

— Есть слова лошадь, кобыла, мерин, жеребенок… Но есть слово конь, которое мы употребляем чаще всего. Вот его и следует использовать, — приводит пример специалист.

Читайте также:  Пойдем со мной

Второй важный момент — сокращение количества слов, то есть изъясняться надо простыми короткими фразами. Третий предполагает уход от использования сложноподчиненных или сложносочиненных конструкций. Например, предложение «Подойдя к картине, мы увидим изображения людей, летящих над городом» должно быть трансформировано так: «Подойдите к картине. Вы видите людей. Люди летят над городом».

Практикуется также уход от заимствований из иностранных языков, слов в переносном значении, многозначных, аббревиатур. Не живой звук, а игра на инструментах, не машина, а автомобиль. Если слово заменить нельзя, его нужно разъяснить прямо в тексте.

Максимально сохраняются логика и последовательность изложения. Повтор слов приветствуется. Использовать следует активный залог вместо пассивного.

Текст для особенных читателей рекомендуется иллюстрировать рисунками, фотоснимками, пиктограммами. Для них тоже есть предписания. Например, одному графическому изображению соответствует одна смысловая часть текста. Картинки должны быть одинаковых стиля, формы, размера, максимально соотноситься с обозначаемым предметом или услугой.

Дана Мигалева, руководитель литовского общества опеки людей с интеллектуальными нарушениями «Вильтис»:

«Первая информация на «ясном языке» у нас появилась в 1998 году. Адаптированы тексты о правах человека, о возможностях получения образования для людей с нарушениями интеллекта, разъяснены план действий правительства в интересах людей с ограниченными возможностями на 2016-2018 годы, информация о кандидатах в депутаты на выборах и многое другое. Издается журнал, где часть информации публикуется на «ясном языке», причем зачастую ребята с инвалидностью пишут и рисуют для него сами. В Литве нет отдельной службы, которая занимается данным вопросом на государственном уровне. Это делает наша организация через центры социальных услуг. Проблема отсутствия постоянного финансирования, конечно, сказывается. Но мы двигаемся вперед»

Ничего для нас без нас

В команду по созданию или адаптации текстов на «ясном языке» обязательно включают людей с интеллектуальными нарушениями. «Ничего для нас без нас» — главное правило проекта. В Минске после специального обучения к работе приступили 5 экспертов-оценщиков.

— Нам дают текст, мы читаем. Подчеркиваем, что непонятно. Специалист переделывает. Мы снова читаем, — рассказывает один из них Артем Чирва.

Он приводит пример: споткнулся в тексте о слово монументальный. Решил, что оно означает быстрый (видимо, из-за схожести со словом моментальный), но уверен не был. Значит, такого слова в адаптированном тексте быть не должно.

Парень признается: с непонятной для него информацией сталкивается нередко. В магазине, аптеке, транспорте, затруднения возникают и в кафе, описание блюд хотелось бы видеть более ясным. Про заполнение официальных бланков и говорить нечего — юридический язык не всегда понятен даже человеку с высшим образованием.

В Европе бюро переводов на «ясный язык» работают не один год. Любая государственная или частная организация может обратиться сюда за адаптацией текста. Так что учиться нам есть у кого, и зарубежные партнеры с готов­ностью оказывают помощь. Первые шаги сделаны, благодаря государственно-частному сотрудничеству инициативу планируют вывести на должный уровень.

Учим «ясный язык»

Если слово заменить нельзя, его нужно разъяснить прямо в тексте. Например, банковская карта — это пластиковая карта. Она используется для оплаты товаров и услуг.

Следует избегать использования многозначных слов. Так, предложение «Город имеет большую площадь» можно понять двояко. Лучше сказать: «Город очень большой».