На все четыре стороны

Ввернуть словечко

Городская поликлиника

Типичная картина для любой поликлиники. Каждый раз, как только открывается дверь к участковому терапевту, начинается нервное выяснение, кому все же идти на прием следующим. Потому как к терпеливо коротающим время кашляющим и чихающим очередникам всегда подоспевает кто-то новенький. Как правило, те, кому в вожделенный кабинет надо заглянуть «всего на минуту» (и застрять на полчаса), или пришедшие на прием в строго указанное в талоне время. Поэтому вопрос, кто пойдет следующим, всегда остается открытым.

В такой нервной обстановке наглость женщины, хоть уже и пенсионного возраста, но вполне еще живенькой и следящей за собой, с ходу сигающей в только что открывшуюся дверь, поражает даже самых молчаливых до этой минуты очередников.

— А очередь?! — едва ли не хором вопрошает толпа.

— У меня деменция, мне можно, — отмахивается тетенька и исчезает за дверью.

Неведомое слово действует, как волшебная палочка: все мгновенно замолкают, потому как бог его знает, что это за деменция и какие права она дает своим обладателям. А кто знал, тот посочувствовал.

Признаюсь, я не знал. Поэтому по возвращении домой не поленился залезть в словарь, чтобы восполнить сей лингвистический пробел. И в очередной раз понял, как это здорово — знать медицинский язык и умело им пользоваться. Как эта посетительница, деменция которой была явно надуманной. К тому же можно всегда говорить правду в глаза, не только не рискуя нажить врагов, но еще и зарабатывая дивиденды.

— Ах, какая у вас чудесная анойя (анойя — безрассудство, глупость, слабоумие. — Прим. авт.), — восхищенно говоришь своей трижды любимой теще. И она в ответ на этот пусть и неведомый, но столь благозвучный и незатасканный комплимент наверняка вместо привычного нытья наградит тебя и шкваркой, и чаркой.

Читайте также:  Мясом не пахнет